Олимпия, Шарлотт
Опубликовано 17.08.2011

Шарлотт Олимпия (Charlotte Olympia) — известный дизайнер элитной обуви. Фирменный знак — золотая паутина на подошве моделей.

Шарлотт Олимпия (она же Шарлотт Деллал (Charlotte Dellal)) — дочь бразильской топ-модели Андреа Деллал и британского миллионера Гая Деллала. Её сестра Элис Деллал – скандально-известная модель, брат Алекс Деллал — владелец художественной галереи.

В 2004 году Шарлотта закончила престижный Cordwainers College в Лондоне, специализирующийся на искусстве создания модных аксессуаров и обуви.

Затем работала с такими именитыми дизайнерами как Эммануэль Унгаро (Emanuel Ungaro) и Джамбаттиста Валли (Giambattista Valli).

В 2006 году  Шарлотт Деллал начала работать самостоятельно,  превратившись в модного дизайнера Шарлотт Олимпию.

Шарлотт специализируется на создании аксессуаров класса люкс, в первую очередь, конечно же, обуви. В её произведениях искусства на высоких каблуках гордо ступают такие знаменитости как Кейт Мосс (Kate Moss), Сиенна Миллер (Sienna Miller), Дафна Гиннес (Daphne Guinness), Бейонсе (Beyoncé), Эмма Уотсон (Emma Watson), Сара Джэссика Паркер (Sarah Jessica Parker), Кира Найтли (Keira Knightly) и многие другие.

Обувь от Шарлотт Олимпия — это сочетание утонченности 40-50-х годов ХХ века и яркости, динамичности века XXI.

Каждая пара обуви от Шарлотт Олимпия заботливо изготовлена вручную в Италии с использованием самых качественных материалов. Ключ к успеху — внимание даже к самой малейшей детали. Так считает Шарлота. Отличительный знак этой умопомрачительной обуви — золотая паутина на подошве.

Флагманский магазин Шарлотт Олимпия  находится в самом престижном и популярном районе Лондона, Mayfair (Мэйфэйр). Помимо этого, коллекции известного дизайнера можно найти в самых известных магазинах по всему миру, включая Bergdorf Goodman, Dover Street Market, Harrods, Harvey Nichols, Isetan, Neiman Marcus, Net-A-Porter, Podium и Selfridges.

Не зря модницы во всем мире сходят с ума по туфелькам от Шарлотты Олимпия, ведь эта обувь буквально возвышает свою обладательницу над всем миром, делая ее королевой.

Интервью Шарлотт Олимпии (Деллал) для интернет-ресурса Sandra’s Closet (17 апреля 2011 года)

SC: Прежде всего позвольте поблагодарит вас за то, что уделили мне время, а также поздравить вас с вашей беременностью и с новой коллекцией! Я просто влюблена в ваши работы. Однажды, в одной из статей, я прочитала, что обувь нравилась вам с самого раннего детства, когда вы играли с туфлями своей матери. Это правда?

ШО: — Я думаю, мне нравилось это делать не больше, чем любой другой девочке моего возраста. В детстве все любят наряжаться в мамины платья.

SC: Когда ваша страсть к обуви начала проявлять себя более открыто? Как именно вы пришли к пониманию того, что дизайн обуви, это то, чем вы хотите заниматься по жизни?

ШО: — Мне всегда нравилась обувь. Я думаю, она нравится большинству девочек. Впервые я решила заняться туфлями более детально под воздействием одного лекционного курса. Перед тем, как поступить в Cordwainers, я посещала лондонский Колледж моды (College of Fashion). Изначально я мечтала о карьере дизайнера одежды и даже не помышляла об обуви. Но этот курс перевернул с ног на голову все мои планы.

SC:Это значит, что однажды в вашем магазине мы сможем увидеть что-то из одежды? 

ШО: — У меня уже были подобного рода проекты. Так, например, для сезона весна-лето 2010 я спроектировала несколько платьев и добавила к ним соответствующие перчатки и обувь. Все зависит от самой коллекции. Это всегда работает, когда создаешь цельный образ, с ног до головы… Обычно я продаю такие вещи здесь же, в своем магазине, однако сейчас уже все разобрали.

SC:Вам нравится сочетать их между собой?

ШО: — Все зависит от материала и настроения коллекции в целом.

SC: Вы когда-нибудь работаете в своем лондонском магазине? Могут ли ваши фанаты хоть иногда застать вас там?

ШО: — Не смотря на то, что мне очень нравится проводить там время, я  вынуждена работать в студии. Однако поначалу, когда мой первый магазин только открылся, я жила там сутками.

SC: Где вам приходят на ум чаще всего новые проекты? В дизайн-студии или дома?

ШО: — Как и большинству дизайнеров в мире, лучшие идеи приходят мне в голову в самом неподходящем месте и в самое неподходящее время. Однако больше всего мне нравится, когда это происходит, пока я нахожусь в студии, потому что все материалы и инструменты там всегда под рукой.

SC:Я читала, что перед тем, как начать работу, вы включаете телевизор, по которому идут старые киноленты. Это правда?

ШО: — В колледже я часто засиживалась над работой допоздна, а иногда и вовсе не ложилась спать. Мне нравилось сидеть в полной тишине. Однако когда сроки поджимали, я включала телевизор, так как разворачивающееся на заднем фоне действие фильма заставляло меня двигаться быстрее. Я могла смотреть все что угодно, хоть тысячу раз.  Сегодня в моей студии нет телевизора, однако вместо этого я слушаю музыку.

SC: — Очевидно, вас весьма вдохновляет эпоха 40-х годов. Это видно не только в ваших дизайнах обуви, но и  в вашем личном стиле. В том, какими прекрасными локонами уложена ваша прическа, в вашей ярко-красной помаде, а также перчатках и беретах, которым вы обычно отдаете предпочтение. Откуда в вас такая любовь к тем временам?

ШО: — Мне очень нравится эта эпоха, и я действительно скучаю по ней. В то время аксессуары были более забавными, они несли в себе определенную долю юмора и являлись неотъемлемой частью образа.
Оглядываясь на прошедшие десятилетия, такие как 40-е, 30-е, 50-е года, вы не можете не заметить, насколько фантастические шляпы и необычные сумочки носили женщины тех времен. Чулки подбирались в соответствие с обувью. Аксессуарам уделялось гораздо большее значение. Мне нравятся шляпы, нравится обувь, я их коллекционирую. Вот почему я так люблю тот период.

SC: Увидим ли мы в ваших ближайших коллекциях ссылки и на другие десятилетия?

ШО: — Совершенно точно будут 40-е, немного переходящие в 50-е. Чуть-чуть китча, но не вульгарности. Грань между этими понятиями очень тонка.

SC: Однако все ваши ретроспективы выполнены в достаточно современной манере?

ШО: — Я пытаюсь выразить саму сущность того времени. Я не ставлю перед собой задачу полностью имитировать стиль прошлого.  Я хочу, чтобы мои туфли выглядели классическими, но обладали современным силуэтом, с определенным налетом женственности. Такое под силу сделать только женщине.

SC: Коллекция осень-зима 2011 основана на характере Арлены Стюарт-Маршалл, героини одного из детективных романов Агаты Кристи «Зло под солнцем».  Вы даже сняли небольшой ролик для презентации, который получил название «Смерть ради…». И ради этого действительно стоило умереть.

ШО: — Я обожаю экранизации романов Агаты Кристи. Режиссер ролика Джем, просто фантастическая женщина. Я придумала концепцию, но она воплотила ее в жизнь. Результат получился очень забавным, почти как маленький фильм нуар.

SC: — Вы можете назвать свой любимый характер того времени? Кто является вашей музой? Какой фильм ваш самый любимый?

ШО: — Больше всего мне нравится Рита Хейворт и то, как она сыграла в фильме «Джильда». Я покрасилась в рыжий, чтобы стать похожей на нее. В прошлую нашу встречу в Лондоне я все еще была с таким цветом волос, однако нынче из-за беременности я не могу себе этого позволить.

SC: К слову о времени. У вас уже сеть маленький сын, в прошлом году вы вышли замуж, открыли первый магазин, создаете всю эту удивительную обувь. Не могли ли вы поделиться своим секретом с остальными женщинами: как вам удается везде успевать?

ШО: — В настоящее время у меня пока еще один ребенок, и ему два года, так что здесь все просто. Конечно, в скором времени все изменится. Однако моя студия находится всего лишь в пяти минутах ходьбы от дома. Я стараюсь обедать дома, так как не люблю исчезать из жизни сына надолго. Кроме того, я сама себе начальник, что значительно упрощает многие вещи. Первый год, когда работа была наиболее напряженная, я брала сына с собой в студию. Так что, пока я не вижу особых сложностей. Однако вам следует задать мне этот вопрос еще раз, когда у меня родится второй ребенок.

SC: Вы уже знаете, кто у вас будет? Мальчик или девочка?

ШО: — Мне нравятся сюрпризы. Я всегда проектирую с заделом на будущее. Хотя по моим внутренним ощущениям, опять будет мальчик. Честно говоря, я больше хотела бы девочку, чтобы она могла носить мою обувь. Разве это не ирония, родить двух парней?

SC: Вашим фирменным знаком является паутина. Связан ли как-то этот образ с известной детской книжкой «Паутина Шарлотты»?

ШО: — Да. Ответ на это вопрос ясен как божий день. Он связан с этой книжкой.

SC:Вы выходили замуж в совершенно умопомрачительном платье от Giambattista Valli. Почему вы выбрали именно его, а не, скажем, английского дизайнера?

ШО: — Мы друзья. Мы познакомились с ним в то время, когда он работал в Ungaro, я проходила у него интернатуру, а немного позже он основал собственный бизнес. Дело в том, что я ни разу не прошла интернатуру полностью, так как все еще училась в колледже. Однако всякий раз, когда у меня выдавалось свободное время, будь то месяц или две недели, я ехала в Париж, чтобы поработать с Джамбаттистой. За это время мы успели действительно подружиться, так что вопрос о свадебном платье был решен давно и безоговорочно. Я никак не вмешивалась в его работу. Он хорошо меня знает, и потому я предоставила ему полную свободу действий. Джамбаттиста шьет удивительные наряды, мне нравятся абсолютно все его проекты. К платью я надела свои леопардовые туфли.

SC:Если бы вы были стилистом Кейт Миддлтон, какого дизайнера бы вы ей посоветовали, чтобы сшить свадебное платье?

ШО: — Если говорить об обуви, я бы точно не посоветовала ей себя. Она довольно спокойная девушка и ей вряд ли бы пришлись по душе высокие каблуки и платформы.  Что же касается платья… Я заинтригована. Имя дизайнера до сих пор остается в секрете, однако я полагаю, это может быть McQueen. В любом случае это будет определенно английский дизайнер, и если Сара Бертон сумеет удовлетворить королевским требованиям, она сможет создать нечто действительно стоящее.

SC: — Вы носите туфли только собственного производства? Или есть еще кто-то, чью обувь вы предпочитаете?

ШО: — Нет, я ношу только собственную обувь.

SC:Сколько у вас пар обуви?

ШО: — Очень много. Дело в том, что мне присылается каждый образец, даже если я его себе и не заказываю. Так что позвольте мне уверить вас в том, что обуви у меня очень много.

SC:В прошлом году я брала интервью у Николаса Кирквуда. Он так же, как и вы учился в Cordwainers. В течение нашей беседы он сказал о вас следующее: «Мне очень нравится то, что делает Шарлотта Олимпия. Чудесная девушка, невероятно красивая. Мне кажется, у нас общие клиенты. Это весьма тесное, но дружеское соревнование». Вы согласны с этим?

ШО: — Милый Николас! Я полностью согласна. У нас одни и те же клиенты. Но нас нельзя сравнивать, разве что по высоте каблуков. Мы делаем абсолютно разные вещи. Это дружеское соревнование. В настоящее время появляется столько молодых и талантливых модельеров, однако все они имеют свой фирменный знак, что чрезвычайно важно.

SC:Есть ли у вас такой человек на примете, которого вы бы хотели увидеть в своей обуви?

ШО: — Моя бабушка, со стороны отца, которая недавно скончалась. Я очень ее любила, она оказала на меня сильное влияние. До самой своей смерти она одевалась и укладывала прическу просто фантастически. Отчасти я унаследовала ее волосы. Она была шикарной и невероятно очаровательной женщиной. Сейчас остается все меньше и меньше таких женщин, которые стремятся перенести в современную действительность очарование прошлых лет. Мне бы очень хотелось, чтобы в моей клиентской базе появились пожилые женщины.

SC:Вы родились в особенной семье. Каждый из домочадцев обладает сильным и независимым характером, и всегда делает то, что считает нужным. Расскажите нам о своем детстве.

ШО: — Мои родители всегда поощряли меня к самостоятельности. Когда я впервые рассказала отцу, чем хочу заниматься, он спросил меня, что это будет, хобби или бизнес? С тех пор как я покинула колледж, я ни разу толком не работала ни с одним дизайнером обуви. Я всегда мечтала о собственном деле, и мое увлечение в значительной степени является для меня бизнесом. Это не просто дизайн обуви. Я хотела, чтобы о моем имени услышал весь мир. У меня деловой ум.

SC:Вы можете назвать момент, когда ваш бизнес стал по-настоящему успешным?

ШО: — Я думаю, это произошло сразу после того, как я решила открыть собственный магазин. Я шла на большой риск, но чувствовала, что делаю все правильно. Я не смогу объяснить вам этого…. Я изобрела собственную эстетику, которая позволяет другим людям почувствовать мой стиль и выделить его среди всех остальных.

SC:Вы хотели, чтобы у вас были еще магазины?

ШО: — Надеюсь, все пойдет по плану, и в следующем году мы откроем второй.

SC:Если бы вас отправили на необитаемый остров и позволили взять с собой только три вещи, что бы это было?

ШО: — Определенно не обувь. На острове мне бы хотелось чувствовать песок под ногами. Вещей у меня и так слишком много, поэтому я сделаю выбор в пользу людей: возьму своего мужа, сына и собаку.


 

Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия Шарлотт Олимпия

Также читайте

наверх