Формикетти, Никола
Опубликовано 21.06.2012

Никола ФормикеттиНикола Формикетти (Nicola Formichetti) дизайнер и стилист международного уровня, имеющий итальянские и японские корни. Наиболее известен как креативный директор французского Модного Дома Mugler. С апреля 2013 года — арт-директор Diesel.

Также дизайнер прославился частым сотрудничеством с певицей, автором песен и артисткой Леди Гагой. Помимо этого Формикетти является модным директором журнала Vogue Hommes Japan, ответственным редактором ряда других глянцевых журналов и креативным директором марки Uniqlo.

В ноябре 2010 года он был назвал «одной из самых влиятельных творческих сил модного мира». В декабре 2010 года награжден премией Изабеллы Блоу в номинации «Модный творец» в рамках церемонии British Fashion Awards.

Ранние годы

Сын японской стюардессы и итальянского пилота, Никола Формикетти родился 31 мая 1977 года в Японии. Рос в Риме и Токио, пытаясь ассимилироваться в обеих культурах. В детстве обучался классической игре на пианино, и играет на нем до сих пор, когда хочет отдохнуть. В какой-то момент его заветным желанием становится переезд в Лондон, и спустя некоторое время он осуществляет свою мечту, перебравшись на Туманный Альбион под предлогом учебы в архитектурной школе. Через несколько лет сам Формикетти признается, что на протяжении трех лет он «каждый день входил в парадную дверь школы, а затем тут же выходил через черный ход, чтобы отправится гулять по клубам Лондона». Вместо официальной школы он стал студентом ночных улиц и устроился работать в бутик «The Pineal Eye», где за два года получил повышение до позиции арт-директора и главного байера.

Карьера

Никола Формикетти и Терри РичардсонВо время работы в бутике «The Pineal Eye» Николу замечает редактор одного модного журнала Кэти Ингланд. Она предлагает ему раз в месяц вести колонку под названием «Eye Spy» в издании Dazed & Confused. Молодой человек соглашается, и уже к 2005 году поднимается до должности директора журнала, а в 2008-м назначается его креативным директором. Работа в издании Dazed & Confused позволила Формикетти наладить много полезных связей, благодаря которым в дальнейшем он смог без труда получать выгодные заказы от таких журналов, как V, Another, Arena Homme+ и Harper’s Bazaar USA.

Помимо этого Формикетти работал с модельером Кимом Джонсом, а также сотрудничал с такими Домами Мод, как Dolce & Gabbana, Alexander McQueen, Gareth Pugh, Carri «Cassette Playa» Mundane, Prada, Missoni, Iceberg и марками, как Nike, Umbro, Puma, Stussy, Topman, H&M и Edwin. Также он отметился сотрудничеством с известными модными фотографами: Ником Найтом, Эди Слиманом, Терри Ричардсоном, Стивеном Кляйном, Оливьеро Тоскани и другими.

Сотрудничество с Леди Гагой

«Это была мгновенная любовь».
Никола Формикетти

2009-2010

Впервые стилистом и модным директором Леди Гаги Никола Формикетти становится в начале мая 2009 года. Вскоре после этого под его руководством певица снимается на обложку сентябрьского номера журнала V (фотограф Марио Тестино). В июне 2009 года Гага приглашает Формикетти занять должность ее директора по костюмам на шоу, проходившем в рамках церемонии MuchMusic Video Awards. Однако одним этим мероприятием дело не ограничивается, и Формикетти сохраняет за собой данное место на большинстве дальнейших выступлений певицы и ее выходов в свет, включая появление на церемонии MTV Video Music Awards в сентябре 2009-го, на протяжении которой певица сменила четыре разных платья от Jean Paul Gaultier и одно от Alexander McQueen.

В октябре 2010 года Леди Гага появляется на шоу Saturday Night Live в металлическом шаре, разработанном Назиром Мажаром. В декабре того же года Формикетти одевает певицу в латексное платье от Atsuko Kudo, в котором та появляется на мероприятии Royal Variety Performance. Помимо этого осенью Формикетти, как обычно, выступает в роли модного директора на съемках Леди Гаги для журнала Vogue Hommes Japan.

Первой совместной работой Формикетти и Леди Гаги над видео становятся съемки музыкального клипа на песню Bad Romance, который впоследствии получает награду «Видео года» и выигрывает в номинации Grammy «Лучшее короткометражное музыкальное видео». Помимо этого Формикетти  называют главным стилистом альбома Леди Гаги «The Fame Monster», фотосессию для которого проводит Эди Слиман.

Также Никола назначается фэшн-директором тура «The Monster Ball Tour». В конце января 2010 года Формикетти становится стилистом клипа на песню «Telephone», релиз которого состоялся в марте. Сразу за съемками следует появление певицы на 52-й церемонии вручения наград Grammy, где Гага выступает вместе с Элтоном Джоном.

В феврале 2010 Никола создает для певицы новый образ для церемонии BRIT Awards. Свое выступление на этом шоу певица посвящает их общему другу Александру Маккуину, трагически покончившему с собой за пять дней до проведения мероприятия. Позже Леди Гага приглашает Формикетти работать над видео «Alejandro». В 2010 году Формикетти в очередной раз становится стилистом певицы на церемонии MTV Video Music Awards, на котором Гага предстает перед публикой в скандальном платье из мяса. В сентябре того же года Леди Гага вновь снимается для обложки журнала V вместе с Марком Джейкобсом. Стилистом съемки, как и прежде, является Никола Формикетти. В конце 2010 года журнал Vogue называет Леди Гагу самой хорошо одевающейся звездой года.

2011

В январе 2011 года начинается очередная совместная работа Леди Гаги и Николы Формикетти над проектом ее нового альбома «Born This Way», где Формикетти выступает в роли главного фэшн-директора. Позже на заглавную композицию альбома снимается видео, в котором Никола снова отвечает за стиль певицы. После съемок клипа следует подготовка к февральскому выступлению Леди Гаги на 53-й церемонии вручения наград Grammy. Певица, интересующаяся концепцией перерождения, отправляет Формикетти картинку с изображением эмбриона, глядя на которую он решает создать образ «туфель в форме яиц, символизирующих рождение». Гага принимает идею, которую приводит в жизнь Хусейн Чалаян: специально для певицы он проектирует огромное яйцо, в котором Гагу выносят на красную ковровую дорожку.

Кроме того Формикетти назначается ответственным за стайлинг рекламной кампании MAC VIVA GLAM, в которой Леди Гага принимает участие. Вслед за этим следует анонс нового проекта «The Masterpiece», в котором Формикетти сотрудничает не только с певицей, но и с компанией МАС. Главной целью проекта становится создание «носибельного» произведения искусства, составленного из фотографий фанатов, принявших участие в акции МАС.

MUGLER

В сентябре 2010 года Никола Формикетти  официально принимает пост нового креативного директора Модного Дома Mugler, основанного знаменитым французским дизайнером Тьерри Мюглером. Позже Формикетти признается, что пойти на эту должность его убедила сама Леди Гага в то время, когда они просматривали архивы марки Mugler в поисках костюмов для съемок клипа на песню «Telephone». В Mugler Формикетти начинает курировать дизайнеров Себастьена Пенье, ответственного за женские коллекции, и Ромена Кремера, занимающего мужскими коллекциями.

«Мы были в поисках молодого таланта, который действительно смог бы привнести энергию в бренд… Никола является мульти культурным и технически подкованным экспертом, вовлеченным в мир моды, коммуникаций, изображений и развлечений. Он и назначенные нами дизайнеры будут представлять собой новое направление французской моды».
Жоэль Палье

Мужская одежда

Дебютом Николы Формикетти в  Mugler становится коллекция мужской одежды «Anatomy of Change», созданная совместно с Ромэном Кремером. Широкой публике она была представлена 19 января 2011 года на шоу, проходившем в рамках Парижской Мужской Недели Моды.

Коллекция «Anatomy of Change» Николы Формикетти (2011 год)Коллекция «Anatomy of Change» Николы Формикетти (2011 год)Коллекция «Anatomy of Change» Николы Формикетти (2011 год)

Показ сопровождался видео-работой Мариано Виванко, в которой участвовал новый вдохновитель Формикетти Рик Дженест (более известный под псевдонимом Зомби-бой) – юноша, чье тело полностью покрыто татуировками. Музыкальным директором проекта становится Леди Гага, записавшая ремикс на песню «Scheiße» с ее предстоящего альбома «Born This Way». Новая коллекция содержала явную ссылку на стиль самого Тьерри Мюглера, что выражалось в использовании темно-синего и ярко-оранжевого цветов, а также в присутствии ультрасовременных жакетов без лацканов. Помимо этого в коллекции были представлены необычные предметы из латекса, такие как байкерские куртки, перчатки и даже брюки. Кэти Хорин из The New-York Times описала детище Формикетти как «механического человека» в лучших традициях фантастической женщины от Тьерри Мюглера, а журналист Los Angeles Times нашел многие объекты коллекции удивительно «носибельными».

«Я хочу показать, что существует прошлое и будущее, но самым важным для меня является именно настоящее».
Формикетти по поводу своей первой мужской коллекции в  Mugler

Никола ФормикеттиОднако коллекция была примечательна не только своими нарядами. Рик Дженест, один из участников показа, становится явным украшением шоу. Интересно, что изначально его участие не планировалось, и только Леди Гага убедила Формикетти включить Рика в состав моделей.

Этот показ стал началом плодотворного сотрудничества между дизайнером и экстравагантным молодым человеком. Так, например, в дальнейшем Дженеста не раз можно было заметить снимающимся в различных фотосессиях в стиле Mugler от Николы Формикетти (например, в фотосессии Мариано Виванко для статьи «Трудно быть пассивным», опубликованной в шестом выпуске Vogue Hommes Japan).

В 2011 году Формикетти дает интервью по поводу того, каким он видит будущее курируемого им бренда. Интервью было опубликовано в весенне-летнем номере журнала GQ Style UK.

Женская одежда

Премьера женской коллекции Mugler от Николы Формикетти и Себастьена Пенье состоялась 2 марта 2011 года. Леди Гага вновь становится музыкальным директором шоу. В этот раз певица исполняет свои песни на подиуме, одновременно демонстрируя некоторые предметы из коллекции, получившей название «Anatomy of Change Femme – Mode Sans Frontiers». Также среди моделей на подиуме появляется и любимец Формикетти Рик Дженест, представивший некоторые вещи из мужской коллекции бренда. Реакция критиков на женскую коллекцию в точности повторила отзывы о премьере мужской линии, состоявшейся двумя месяцами прежде.

Коллекция «Anatomy of Change Femme – Mode Sans Frontiers» Николы Формикетти (2011 год)Коллекция «Anatomy of Change Femme – Mode Sans Frontiers» Николы Формикетти (2011 год)Коллекция «Anatomy of Change Femme – Mode Sans Frontiers» Николы Формикетти (2011 год)

Никола Формикетти на показе своей первой женской коллекции для MuglerФормикетти сохраняет традиционный минималистический силуэт в духе Mugler, добавив лишь некоторую скульптурность  плечам своих моделей. Помимо самого Формикетти и Пенье к показу прилагают руку и некоторые другие дизайнеры. Так, например Рейн Воленг создает архитектурные плечи, Атсуко Кудо делает латексные элементы, а Франк Фернандез изготавливает две шляпы для Леди Гаги. Кроме того Леди Гага связывает этот показ со своим новым альбомом «Born This Way».

Однако компания Mugler никак не профинансировала проявленную инициативу певицы. Как сказал сам Формикетти, «это всего лишь дружеская помощь… А если разговор заходит о деньгах, то весь креативный процесс для меня останавливается». Несмотря на то, что присутствие Леди Гаги на подиуме могло естественным образом отвлечь зрителей от показа самой коллекции, все опасения оказались напрасными. Коллекция заслужила такие эпитеты как «блестящая и сексуальная», а также «тугая и футуристичная». Тем не менее, как и в случае с мужской коллекцией, это не помешало ей быть «удивительно носибельной». Особенно это касалось жакетов и платьев.

В качестве основной палитры дизайнер предпочел черный, белый, синий и бежевый цвета. Декорации, выбранные Формикетти для показа, состояли из колонн, характерных для интерьера готических соборов. Однако критики заметили, что подобные украшательства и недостаточное освещение мешали хорошо разглядеть коллекцию. Данное представление, как и показ мужской коллекции Mugler, транслировалось через интернет на Facebook-странице бренда. Помимо шоу, трансляция включала в себя 45-минутный репортаж из-за кулис.

«Я создаю дизайны в цифровой форме, я общаюсь в цифровой форме, я живу в цифровой форме, и я хотел бы включить это в бренд», — заявил Формикетти, считающий, что будущее бренда Mugler за достижением уровня digital.

По его мнению, выступление Леди Гаги идеально вписалось в «новый мир Mugler», «Мир фантазии», в котором сливаются воедино высокая мода и поп-музыка, существующие в реальной и цифровой формах. Перформанс завершается вечеринкой, на которой Леди Гага появляется в леопардовом прозрачном костюме из коллекции.

Философия и влияние

«Мы с Николой всегда шутливо говорили о том, что хотим сделать футболки с надписями «Fuck Fashion», потому что так любим моду, что хотим взорвать ее, разрушить, а затем построить заново, снова разрушить и опять построить заново, ведь мы не хотим, чтобы моде присваивали статусы. И я не претендую на моду, так как хочу, чтобы она существовала для моих фанатов, и Никола хочет того же самого для своих фанатов, мы хотим, чтобы мода была доступна любому. Красивая, материальная, идущая изнутри».
Леди Гага о роли Формикетти в мире моды для Vogue Hommes Japan

Формикетти неоднократно заявлял, что не стремится сделать моду элитарной, а хочет поделиться ею со всеми желающими, используя для этих целей интернет. Так же, как и Гага, он непрерывно взаимодействует со своими фанатами через социальные сети и обычно «сотрудничает» с ними. Он не называет себя стилистом, отвергая этот термин, а предпочитает считать себя арт-директором, «работа которого состоит в создании настроения и регулировке общего образа».

«Даже после самого лучшего стайлинга в мире, чушь остается чушью. Я люблю контролировать цельный проект – его дизайн, стиль, фотографии, а потом отправлять его на страницы журналов».
Никола Формикетти

Никола ФормикеттиВлияние Николы Формикетти на мир моды весьма разнообразно. До того, как стать главным дизайнером Дома Mugler и представить на суд общественности свои первые коллекции, Никола был назван наиболее влиятельным стилистом в мире (несмотря на то, что он не любит этот термин). Формикетти получил это звание в значительной степени благодаря работе над журналом Vogue Hommes Japan, который он сделал «самым мощным изданием на японском языке в глобальной индустрии моды». Помимо того Формикетти имеет огромный опыт в консультировании ведущих Модных Домов. До Николы Формикетти роль и влияние стилистов были ограничены, он же стал первым из тех, кто целиком взял под свой контроль крупный Дом Моды. В настоящее время он часто встречается с молодыми талантами, заинтересованными в мире моды, которым всегда рад помочь.

Официальный сайт: www.nicolaformichetti.com

Блог: nicolaformichetti.blogspot.com

Интервью Кристофера Макоса с Николой Формикетти для журнала Interview Russia, 10 января 2012

Никола ФормикеттиН.Ф.: Кристофер, знаешь, я впервые перед камерой забыл обо всех комплексах. Но у меня к тебе один очень важный вопрос: голая попа — это не слишком?
К.М.: Да ты что? Это же Interview!
Н.Ф.: Вот за что я люблю тебя и русских. Кстати, у меня есть друг, который постоянно дразнит меня «плоской» японской попой. Наконец-то докажу ему, что он неправ. Вообще-то я к съемкам всегда подхожу ответственно, готовлюсь. А когда я понял, что именно ты будешь меня снимать, испугался: о боже! Макос же знаменитость!

К.М.: Ой, ладно, перестань. Я то же самое подумал про тебя. Лучше вот что скажи. Сейчас на площадках толпится так много народу. А я уверен: группа художников не может написать классную картину. Мне кажется, что на съемке, кроме героев и фотографа, вообще никого не должно быть. Согласен?
Н.Ф.: Да уж, на мои съемки обычно человек по сто приходит. А тут у нас с тобой такая интимная атмосфера. Вот я и снял штаны в два счета. (Смеется).

К.М.: Если бы я надел на тебя белый парик и тельняшку Уорхола, все стало бы слишком уж прозрачно и не ново. Но у меня не было задачи скопировать Энди. Мы хотели передать настроение Interview, рассказать, о чем этот журнал. По-моему, он именно о том, как выглядят красивые и знаменитые в своей закрытой, интимной жизни.
Н.Ф.: Вот-вот, у Ирвина Пенна на площадке, думаю, было очень мало людей.

К.М.: Потому что в 50–60-е заказчик, то есть журнал или кто-то еще, не имел права вмешиваться в съемочный процесс. И все, кто хотел находиться рядом, пили виски в соседней комнате с почтением к таланту и творческому процессу. А теперь фотографы устраивают из своих съемок грандиозные спектакли, чтобы оправдать огромные счета. На площадке все должно быть внушительным, обязательно нужен столик для кофе, и не какой-нибудь там, а дико модный. Я пока еще в своем уме и справляюсь со своими съемками сам.
Н.Ф.: А еще клиенты часто просят привезти на площадку очень много света. И чем больше, тем лучше. Только так они чувствуют, что платят не зря.К.М.: О-о-о! У меня один раз были сумасшедшие люди из Китая: они завалились на съемку всей толпой и давай фотографировать все вокруг на цифру и полароиды. А потом еще пытались заставить меня снимать их на этот полароид и подписывать снимки. И я не выдержал: «Извините, ребят, но мне обычно за это платят». Тогда одна тетка спрашивает: «Почему бы вам не улыбаться почаще?» Тут я уже заорал: «Выйди вон или фотографируй сама!» Потом оказалось, что она записывала все разговоры на диктофон и пыталась использовать мои же слова против меня.
Н.Ф.: Ну, это за гранью. Ё-моё!Никола ФормикеттиК.М.: Мне нравится с тобой работать. Хорошо, что нам нечего друг другу доказывать, правда?
Н.Ф.: Получилось так круто еще и потому, что у тебя в студии нет зеркала. Ты и был моим зеркалом.К.М.: Зеркала хороши для занятий сексом. Кстати, а ты есть на Facebook?
Н.Ф.: Конечно!К.М.: Ты меня уже зафрендил?
Н.Ф.: Не-а, там лимит 5000 друзей — я больше никого не могу добавлять.

К.М.: Теперь понятно, как это работает: я могу быть твоим другом, но ты при этом не можешь быть моим. (Смеется.) Выходит, раз у тебя так много друзей, то ты дико популярный. Представления о славе сейчас очень изменились. Развелось куча трэш-персонажей. Интересно, а что делают настоящие звезды?
Н.Ф.: Без понятия. А Interview задумывался как журнал про знаменитостей?

К.М.: Честно? Энди просто хотел ходить на громкие премьеры фильмов, но никто его туда не звал. Тогда он решил сделать журнал, чтобы получать приглашения.
Н.Ф.: Это гениально! Похоже на мою историю. Я ведь был готов на все, лишь бы получить билетик на показ мод. Так я решил стать стилистом — чтобы меня всюду звали.

К.М.: А Энди сам ходил по Мэдисон-авеню и раздавал журналы.
Н.Ф.: Уверен, что он подписывал каждый экземпляр.

К.М.: Конечно, они у меня в студии раньше стопками лежали. Потом я их выбросил. А недавно кто-то за это назвал меня сумасшедшим и посоветовал погуглить их теперешнюю стоимость. Выяснилось, что их можно было неплохо продать. Но я ужасно не люблю жить прошлым. И не готов терпеть его даже за деньги.
Н.Ф.: Вот и Гага такая же. Даже если завтра про нее все забудут, она все равно будет наряжаться и петь в каком-нибудь грязном гей-клубе.

К.М.: Понимаешь, я так уже жил. Жизнью Энди. И если бы вся моя жизнь сводилась к продаже его старых снимков, я бы ушел из профессии прямо сейчас. Я никогда и ничего не делал только за деньги. Даже Уорхол все время твердил, что бизнесмен из меня никакой. А мне кажется, что деньги приходят тогда, когда работа приносит настоящее удовольствие. Но если ничего, кроме наличности, тебя не интересует — будь унылым банкиром.
Н.Ф.: Я так вообще с деньгами не умею обращаться. Слушай, а как ты попал в Нью-Йорк?

К.М.: У меня была ненормальная семейка: чокнутая итальянская мамаша, военный папа, как потом выяснилось — гей, и мексиканские соседи. Жил я в Калифорнии, ходил в католическую школу и тогда еще знать не знал, что такое «гей». А потом я встретился с одним парнем на новеньком кабриолете. Он курил травку и собирался отправиться на своей тачке в Нью-Йорк. Я поехал с ним. И по дороге он приставал ко мне у каждого памятника. Когда я приехал в Нью-Йорк, понял: все, что я творю, — просто ужасно. Поселился в гостинице Warwic и перед днем расплаты просто сбежал. До сих пор боюсь проходить мимо, а вдруг вспомнят? Правда, слышал недавно, что у них там был пожар, я даже про себя тихо порадовался.
Н.Ф.: А в какой момент ты понял, что такое «гей»?

К.М.: Я думал, что быть геем — это когда какие-то случайные парни пристают к тебе. Определяющим моментом стал случай, когда два приятеля позвали меня к ним на вечеринку, я пришел, а там ничего, кроме этих двоих и огромной кровати.
Н.Ф.: Чума! Моя история про Нью-Йорк не такая отрывная, но запоминающаяся. Я приехал со своим папой и братом, когда мне было 15. Мы гуляли по Бродвею, как вдруг на нас напали трое и отобрали все деньги. Я был просто в шоке. Но я все равно всегда хотел вернуться сюда снова.

К.М.: Мне кажется, это своего рода посвящение. Прежде чем стать настоящим нью-йоркцем, ты обязательно должен пройти через что-то подобное, побывать на дне.
Н.Ф.: С тех пор как ты приехал, город сильно изменился?

К.М.: Мой район на Бликер-стрит теперь какой-то приличный, а ведь был настоящей помойкой. Таймс-Сквер превратился в Диснейленд, от порно магазинов не осталось и следа. Раньше ведь вообще как было? Вибратор называли вибратором, а сейчас говорят «игрушка для взрослых». Наше поколение по сравнению с нынешним просто извращенцы. Теперь от детей все прячут, а тогда разврат был повсюду.
Н.Ф.: Ну, не знаю, зато теперь дети все смотрят в интернете.

Никола ФормикеттиК.М.: Кстати, об интернете. Ты, говорят, одержим своим айфоном?
Н.Ф.: Да, не выпускаю из рук. Его и сигарету. Я даже хочу сделать свой журнал для айфона. Причем везде должна быть крупная графика. Как у моей бабушки на мобильном — огромные кнопки и буквы. iPad-приложения — это, конечно, здорово, но я хочу, чтобы ко мне в телефон каждый час загружался новый журнал.

К.М.: Альбомы и большие книги по фотографии и искусству все равно не смогут переделать под айпэд. Они будут всегда. Еще останутся цифровые издания. Все, что посередине, умрет. А как тебе новый жанр звезды в Twitter: Эштон Кутчер и Джастин Бибер, который похож на лесбиянку?
Н.Ф.: Очень красивую лесбиянку!

К.М.: Это стилисты сделали из него андрогина?
Н.Ф.: Ой, да, и я, кстати, тоже поучаствовал. (Смеется.) Только что с ним работал. Мне кажется, он станет новой Бритни Спирс.

К.М.: Энди точно завел бы себе Twitter. Он и так был одержим повторами и тиражированием. А самое странное во всей этой истории то, что Энди и сейчас как живой. Куда ни ткнешься — везде он. В арт-мире его до сих пор никто не переплюнул. А ведь он не дожил до струйного принтера. Да он бы сейчас очумел от всех этих технологичных примочек.
Н.Ф.: А сколько стоили его работы при жизни?

К.М.: За портреты он брал всего по $25 тысяч, в то время как Дэвид Хокни, Фрэнк Стелла и Роберт Раушенберг требовали раз в десять больше за свои картины. Эх, а еще ведь о нем никогда и не писали.
Н.Ф.: Уважаю. Да пошли эти журналисты к черту…

К.М.: А каково тебе было, когда все вдруг начали строчить рецензии в связи с первой коллекцией Mugler? По мне, так это ужасно. Как только попадаешь в лучи славы, становишься уязвимым. Я бы ни за что не хотел стать знаменитым.
Н.Ф.: Вот поэтому и я не хотел быть дизайнером. Я не читаю рецензии, я их боюсь.

К.М.: И еще от блогеров деваться некуда.
Н.Ф.: Да, их тысячи! Уже невозможно критика Сюзи Менкес отличить от какого-нибудь блогера из Мексики. Хотя мне нравится, что они сидят на первом ряду на показах.

К.М.: Редакторы глянца, наверное, просто с ума от этого сходят.
Н.Ф.: Да уж, они этого на дух не переносят. Они ведь как думают: мы вкалывали вовсю последние 20 лет ради того, чтобы оказаться в третьем ряду, — а там теперь сидит какой-нибудь Брайан Бой или Томми Тон. А что касается Mugler, то я стараюсь делать коллекции для себя, а не для журналистов. Хотя иногда я их совсем не понимаю: ну зачем это вообще нужно — писать плохие отзывы?

К.М.: Вот именно. Не можешь сказать что-то стоящее, не говори ничего. Наверное, я наивный, но мне кажется, что я еще ни разу в жизни не был на плохом показе.
Н.Ф.: Мне понравилось, как обо мне написала Сюзи Менкес: «Неважно, что я о нем думаю, он все равно с каждым днем будет становиться популярнее».

Pop-up store Николы ФормикеттиК.М.: Никола, а что у тебя в холодильнике?
Н.Ф.: У меня самый чистый холодильник в Нью-Йорке, потому что я никогда не готовлю. Меня испортил итальянский папа, он лучший повар на свете, и мама, которая готовила самую вкусную японскую еду. Так что в холодильнике у меня только San Pellegrino.

К.М.: Слышал, ты недавно открыл в Нью-Йорке pop-up store. Туда пришли толпы подростков, просто чтобы с тобой сфотографироваться. Чувствуешь себя звездой?
Н.Ф.: Ну это же были те ребята, с которыми я дружу в интернете. Но ощущения все равно странные. Они просили меня расписаться в журналах с моими съемками, а я им говорю: «Да вы что! Зачем журнал-то портить?» Потом подумал, что им лет по шестнадцать от силы, так что они наверняка боялись ко мне подойти. Хоть я и самая незначительная звезда в мире. А некоторые даже плакали. Но этого я уже совсем не понял.

К.М.: Потому что ты поп-звезда!
Н.Ф.: Не знаю, я никогда не продумываю успешность своих проектов. Я бы даже сравнил их с онанизмом. Сделал. Убрал за собой. Пошел дальше.

Интервью Алекса Каземи с Николой Формикетти для Fashion Indie, 9 апреля 2010

Никола ФормикеттиА.К.: Когда и почему вы решили стать стилистом и работать в модной индустрии?
Н.Ф.: Насколько я помню, это было почти десять лет назад. Мне было тогда года 22. Я действительно окунулся в это дело с головой. В то время я работал в магазине, который назывался «Pineal eye», продавал одежду молодых дизайнеров. Сначала я был простым ассистентом,  а затем байером. Потом  я познакомился с Кэти Ингланд и Элистер Маки, которые были тогда фэшн-директорами журнала Dazed & Confused. Они предложили мне поработать над одним из проектов журнала.  Все началось с небольшой ежемесячной колонки, а в итоге переросло в большие ежемесячные проекты. Несколько лет спустя Джефферсон Хак попросил меня стать креативным директором журнала. Получив  необходимый опыт в Dazed & Confused, я начал сотрудничать и с другими журналами, реализовывать другие проекты, консультировать по вопросам моды, открывать магазины в Японии и так далее.

А.К.: Вы очень часто сотрудничаете с Леди Гагой. Расскажите, как вам с ней работается?
Н.Ф.: Ну, это довольно весело. Для меня работать на нее значит продолжать то, что я делаю сам. Наша совместная работа – это сотрудничество двух артистов в чистом виде. Самое замечательное в ней то, что она может воплотить одномерные идеи в реальность. Она задает цели для моды, она носит моду, она живет модой.

А.К.: Есть ли у вас любимый дизайнер, чьи работы вам было бы не стыдно предложить Леди Гаге?
Н.Ф.: Одной из замечательных черт Гаги является то, что она рада поддерживать моду в целом. Мы любим сотрудничать с дизайнерами из области высокой моды, потому что они могут создать для нее штучные, эксклюзивные объекты. Но нам нравится также поддерживать молодых дизайнеров, и  в этом смысле проект Lady Gaga становится для них своего рода платформой. Для них это чистый холст, на котором они могут свободно творить. Гага предстает в роли некого концептуального 3D-журнала, рекламной площадки. Интерес, который она подогревает в начинающих модельерах, просто колоссален.Леди Гага на вечеринке, устроенной по поводу презентации первой женской коллекции Николы Формикетти для MuglerА.К.: Бывает ли такое, что она от чего-то она отказывается?
Н.Ф.: Естественно, ей иногда приходится редактировать свой проект. Редактирование является одним из самых важных моментов в нашей работе.А.К.: Трудно ли было жить на две страны одновременно: Японию и Италию? Вы никогда не задумывались о том, что процесс взросления в таких крупных модных и культурных столицах мира мог как-то определить то, чем вы сейчас занимаетесь?
Н.Ф.: Да, конечно, но все это скорее походило на вечное перемещением между двумя городами, наполнявшее мою голову сумасшедшими идеями.А.К.: Чем вы любите заниматься в свободное от работы время?
Н.Ф.: Я почти все время работаю!А.К.: Как вы можете охарактеризовать свой личный стиль? Из чего он состоит?
Н.Ф.: Честно говоря, у меня почти нет времени на самого себя, поэтому в основном я придерживаюсь некой униформы черного цвета: базовых вещей из Uniqlo, разбавленных винтажными объектами… На самом деле довольно скучно…

А.К.: Следите ли вы за чьим-нибудь творчеством особенно тщательно? Быть может, этот кто-то даже оказывает на вас какое-то влияние?
Н.Ф.: На самом деле я слежу за всеми, начиная от заслуженных модельеров, и заканчивая юными дарованиями. Меня привлекают все, кто делает разнообразные и сложные вещи. Мне очень повезло работать со многими такими людьми: фотографами, визажистами, парикмахерами. Это люди, которых я уважаю.

А.К.: Какой вы видите моду в будущем?
Н.Ф.: Я не знаю, каким будет будущее, но думаю, что мода всегда являлась очень важной частью нашей жизни. И, даже несмотря на все перемены и экономический кризис, я верю в то, что мода будет продолжаться.

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #1, Париж, 21 апреля 2012

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #2, Париж, 21 апреля 2012

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #3, Париж, 24 апреля 2012

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #4, Шанхай, 25 апреля 2012

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #5, Гонконг, 29 апреля 2012

Дневник Николы Формикетти - PANDAMAN #6, Гонконг, 4 мая 2012

Источники фотографий

наверх