Тиши, Риккардо
Опубликовано 31.07.2012

Риккардо Тиши (Riccardo Tisci; род. 8 августа 1974 года) известный итальянский модный дизайнер. В 1999 году окончил престижное лондонское учебное заведение Central Saint Martins Academy.

В 2005 году был назначен на пост креативного дизайнера отделений женской моды и Высокой моды французского бренда Givenchy. В 2008 году также начал управлять отделениями мужской моды и аксессуаров для мужчин Givenchy.

Увлечение дизайнера готикой и эрой минимализма, воплощенное в работах для модного Дома Givenchy, способствовало привлечению к марке новой волны внимания со стороны критиков и покупателей. До прихода Тиши на пост креативного директора бренда, отзывы о Givenchy были довольно размытыми и не периодичными, однако теперь дизайнера называют будущим модного Дома. По словам критиков, он оживил Givenchy своей точностью и необычным воображением.

В феврале 2017 года дизайнер принял решение покинуть Модный дом Givenchy, проработав в должности креативного директора марки 12 лет.

Биография

Риккардо Тиши родился в 1974 году в итальянском городе Таранто, основанном жителями Спарты как город-государство еще в 706 году до нашей эры, и известном многочисленными мифами о русалках и других морских существах. Эта таинственная тема время от времени прослеживается в дизайнерских работах Тиши разных направлений.

Самый младший из девяти детей, Риккардо, был единственным сыном в семье. Его мать Эльмерида очень рано потеряла мужа и была вынуждена растить детей одна. Семья была настолько бедна, что государство чуть не отняло детей у Эльмериды, чтобы взять их под свою опеку. Сам Риккардо, будучи ребенком, донашивал одежду своих сестер, перешитую на него. Не имея денег на школьные путешествия и другие поездки, мать постоянно придумывала для детей развлечения, пытаясь компенсировать недостаток того, что было у других. Но одного Тиши всегда хватало с головой: он буквально купался в любви девяти заботливых женщин.

«У нас никогда не было достаточно денег, поэтому мое детство было тяжелым. Ингредиентами моего творчества стали латинский романтизм и необходимые мне силы».

«Мы были бедными. Бедными в том смысле, что ели, в основном, один раз в день».

Риккардо Тиши

Тиши рос в итальянской коммуне Черменате и, чтобы хоть как-то содержать семью, уже с 12 лет брался за любую работу, начиная от штукатурщика и заканчивая тем, что исполнял роль Санта Клауса на Рождественских праздниках. Помимо этого, Риккардо раздавал листовки, работал в ночных клубах и был помощником местных флористов.

В раннем возрасте у мальчика проявился уникальный талант к рисунку. Он погрузился в мифологический, выдуманный им мир кентавров, а позже увлекся музыкой: начал слушать группу Cure и стал одержим современной музыкальной культурой и готикой.

«Честно говоря, я люблю искусство и музыку даже больше, чем я люблю моду».

Риккардо Тиши

В 1990 году Риккардо выиграл стажировку в текстильной компании Faro в городе Комо, которая позже позволила ему работать для Missoni и Paloma Picasso, создавая орнаменты, рисунки и дизайны.

Тиши преуспевал в школе, но, ввиду бедности и невозможности платить за образование, перспектив для дальнейшего обучения у него не было. В семнадцать лет, разочаровавшись в политике президента Италии Сандро Пертини, Риккардо решил попытать счастье, уехав в Лондон.

«В тот момент, когда мои ноги ступили на землю Лондона, я понял, что это мой шанс. Я чувствовал энергию этого города».

«Я приехал в Лондон выживать».

Риккардо Тиши

В течение нескольких недель пребывания в Лондоне юноше удалось не только освоить английский, но и найти работу в отелях и ресторанах города. Однажды в метро он взял бесплатную газету и увидел рекламу Лондонского Колледжа Моды. Тиши без проблем поступил на обучение, а его наставником стал Priyesh Shah. Именно он заметил уникальный талант Риккардо и устроил его на стажировку к своему бизнес-партнеру Антонио Берарди. Берарди, в свою очередь, призвал Тиши поступить в престижную Академию Central Saint Martins College of Art and Design. Молодому модельеру удалось успешно сдать вступительные экзамены, однако денег на посещение Академии у него не было. Вилли Уолтерс, директор курса моды, настаивал на том, чтобы молодой человек не оставлял попыток начать учиться и обратился к государству за стипендией. Впоследствии Тиши выиграл грант, который дал ему пропуск на второй курс трехлетней программы обучения в Central Saint Martins.

«Я мечтал о том, чтобы быть независимым, иметь настоящую возможность выражать себя, научиться шить».

Риккардо Тиши

В 1999 году Тиши с отличием окончил обучение и, несмотря на доминирующий в то время мрачный стиль Alexander McQueen, доказал, что может обратить на себя внимание сексуальностью и легкостью бытия, выраженными в его диссертации, которая вдохновлена фильмами Пазолини и Феллини. Чтобы присутствовать на выпускном показе Риккардо, его мать впервые выехала из Италии и совершила первый в своей жизни полет. С тех она не пропустила ни одного шоу сына.

Британский Vogue посвятил рассказу о молодом дизайнере и его работах целых 12 страниц номера, а лондонский бутик Kokon to Zai сделал у Тиши крупный заказ. Вся одежда была сшита руками матери и сестер Риккардо, сам же модельер собственноручно шил все образцы. Первые работы Риккардо Тиши купили певицы Джанет Джексон и Бьорк, которая до сих пор является его близкой подругой.

Начало карьеры

Так как мать Риккардо в нем сильно нуждалась, дизайнер «с сердцем в руках» покинул Лондон и вернулся в Италию, где успешно сотрудничал с такими брендами, как Puma и Coccapani. Фортуна улыбнулась юноше, когда он подписал контракт и стал дизайнером Ruffo Research – компании, открывшей таланты Рафа Симонса, Софии Кокосалаки, Хайдера Акермана и других. Однако за несколько недель до дебютного шоу Тиши, которое должно было окончательно утвердить его на модном поприще, Ruffo Research объявили о реструктуризации бизнеса и отменили показ.

Опустошенный и разочарованный Тиши уехал в Индию, страну, к которой он давно имел глубокую духовную привязанность. Там знакомый Тиши, владеющий собственным ателье в Дели, предложил дизайнеру творчески выразить себя и поработать в его мастерской.

По возвращении в Милан в 2004 году, Риккардо показал работы Марии Карле Босконо – модели и своей музе, которая была поражена ими и настояла на том, чтобы модельер устроил показ. Они нашли заброшенный склад, в котором расположили разбитые машины и создали апокалиптическую атмосферу. Босконо попросила своих друзей моделей бесплатно поучаствовать в дефиле, одна из сестер Риккардо сделала манекенщицам прически. Так состоялся показ первой коллекции Осень-Зима 2005/2006 от Риккардо Тиши, который привлек к себе огромное внимание общественности.

«Он мне очень понравился. Мне понравилось его любопытство. Он, кажется, непрерывно жаждал чего-то нового и прекрасного».

Лия Кебеде

Givenchy

28 февраля 2005 года модную общественность потрясла неожиданная новость о назначении молодого дизайнера на пост креативного директора Дома Givenchy. Тиши чуть не отказался от предложения, так как хотел полностью сфокусироваться на своем собственном бренде и его развитии. Лишь только из-за отсутствия денег и угрозы продажи дома матери модельер решился на то, чтобы занять предлагаемую должность.

«Мне позвонила мама и сказала, что собирается продать дом, потому что у моих сестер нет денег на жизнь и содержание детей. Сама она решила переехать жить в дом для престарелых. Когда я услышал это, то почувствовал, будто мне в сердце вонзили нож. Продажа дома моего отца, которого я даже не помню, была бы огромной потерей для нас. Я поехал в Париж, там менеджеры Givenchy показали мне контракт с этими сумасшедшими цифрами. И это была буквально помощь Бога. Я подумал, что если подпишу контракт, то маме больше никогда не придется беспокоиться по поводу денег. И я это сделал».

Риккардо Тиши

Позже генеральный директор Givenchy Марио Гоббетти сказал, что Тиши «идеально им подходит, он элегантен, очень современен и в то же время является романтиком». Сам Риккардо вспоминает, что хотел незаметно приехать в офис Givenchy и войти через заднюю дверь, но его приезд превратили в настоящее торжество: весь персонал модного Дома выстроился в ряд, одетый в традиционные белые рабочие халаты, и приветствовал нового креативного директора. «На мне были надеты футболка и треники!» — говорит Тиши.

Новоиспеченный креативный директор Givenchy выбрал для работы самую маленькую студию и принялся заново изобретать Дом, созданный Юбером Живанши в 1952 году.

«Кроме красивого названия от Дома не осталось ровным счетом ничего. Я хотел сделать что-то, что вернуло бы ему уважение, и при этом не изменять себе и своему видению».

Риккардо Тиши

Изучив архивы модного Дома, Тиши решил продолжить работать в том направлении, которым характеризовалась марка в 50-е и 60-е годы. Он создавал полноценные образы, добавляя к ним аксессуары, обувь и даже держа в уме ту женщину, которая будет все это носить. Он приходил в офис в 6 утра, вместе с уборщиками, а покидал рабочее место после полуночи. В один прекрасный день, узнав о такой преданности своему делу, сам Юбер Живанши пригласил молодого дизайнера на завтрак в свой особняк.

«Он был так мил и гостеприимен. И совсем не говорил о моде во время встречи».

Риккардо Тиши

После показа первой коллекции Тиши для Givenchy Haute Couture, в офис модного Дома позвонила Королева Иордании Рания и попросила Риккардо разработать для нее полный гардероб. Когда модельер прилетел в Лондон, Королева встретила его, полностью одетая в Ricardo Tisci.

В отличие от большинства других дизайнеров, работавших в Givenchy после ухода основателя бренда, Риккардо Тиши добился не только положительных отзывов критиков, но и способствовал значительному улучшению финансового положения Дома. В своих коллекциях он представлял не только стильные и оригинальные, но и практичные, носибельные предметы гардероба. Большим успехом стали и его коллекции Haute Couture.

«Когда я приступил к работе, у нас было всего 5 клиентов линии Высокой моды. Теперь их 29».

Риккардо Тиши

В 2008 году, помимо уже бывших в его ведении линий женской одежды и аксессуаров, Риккардо Тиши начал разрабатывать коллекции одежды и аксессуаров для мужчин. Здесь он тоже оставил свой след, предложив неожиданные и смелые решения, например, толстовки в пайетках или кружевные розовые рубашки.

«В последнее время моду можно найти где угодно. Это довольно странно. Во времена моего детства Версаче был похож на Версаче, а Армани на Армани. Всегда можно было понять, кто что сделал, и неважно, нравилось тебе это или нет. Сейчас я вижу сходство во многих вещах. Но успеха достигнут лишь те, кто идут своим путем, работают над собственным стилем».

Риккардо Тиши

Под маркой Givenchy дизайнер также разрабатывал костюмы для тура Мадонны «Sticky & Sweet» в 2008 году и для номера на песню «Candy Shop» в 2009-м. Помимо этого Тиши создавал одежду певицы для повседневной жизни.

 

В 2009 году дизайнер приступил к разработке первой недорогой линии модного Дома «Givenchy Redux».

В показ коллекции Givenchy осенне-зимнего сезона 2011 года Риккардо Тиши включил известную модель-транссексуала Леа Ти, работавшую с ним на протяжении многих лет и бывшую его ассистентом. В этом же году, после продолжительной работы с главным «носом» компании Givenchy, дизайнер представил новый аромат бренда – «Dahlia Noir».

Также в 2011 году модельер был назван главным претендентом на пост уволенного из Дома Christian Dior Джона Гальяно. В конце года стало известно, что эта информация не подтвердилась.

В феврале 2017 года дизайнером было принято решение покинуть Модный дом Givenchy.

Другие проекты

В 2008 году Риккардо Тиши курировал процесс создания 8-го номера журнала «A Magazine». Также дизайнер принял участие в создании отдельных номеров и фотосессий для ряда других глянцевых изданий, например, Dazed & Confused, Visionaire, Muse.

Безграничная любовь к музыке привела дизайнера к сотрудничеству с известными хип-хоп исполнителями Jay-Z и Канье Уэстом. В 2011 году он стал креативным директором их совместного альбома «Watch The Throne», разработав обложку диска и двух синглов («H.A.M» и «Otis»).

В том же 2011-м Тиши сотрудничал с всемирно известным брендом Converse. Для этой марки он создал эксклюзивную модель кед.

«Когда я что-то делаю, я вкладываю в это все свои силы».

Риккардо Тиши

Награды и рейтинги

В 2005 году Риккардо занял 15-е место в рейтинге самых известных дизайнеров.

В 2008 году издание Marie Claire присвоило Тиши звание лучшего дизайнера.

Блог Риккардо Тиши: www.ablogcuratedby.com/riccardotisci

Официальный сайт Givenchy: www.givenchy.com

Интервью Донателлы Версаче с Риккардо Тиши для журнала Interview (июнь 2011)

Д.В.: Давай поговорим о твоей последней коллекции, которую я нахожу очень красивой и сексуальной. Я бы с удовольствием носила все вещи!
Р.Т.: Браво! На самом деле коллекция очень в стиле Донателлы, потому что она о сильной женщине. Я нахожу вдохновение в разных источниках, и одним из таких источников является дом Versace. Вы знаете, когда я был маленьким мальчиком, мы жили очень бедно. Моего папы не стало, когда мне было 4 или 5 лет. Я рос с мамой и восемью сестрами. Это девять невероятных женщин и все немного «а-ля Донателла Версаче». Настоящие, сильные женщины с Юга Италии, женщины, у которых была чувственность. У них была уверенность в своем теле и в своей женственности.

Д.В.: То, что у тебя целых восемь сестер, на мой взгляд, очень хорошо.
Р.Т.: Совершенно верно. И даже если у них не было финансовых возможностей одеваться модно, они были женщинами с изящным стилем. Элегантность Юга — очень сильная элегантность, и я пытаюсь донести это до остальных. Это сексуальная элегантность, или, говоря иначе, менее целомудренная. Тогда был конец 70-ых и начало 80-ых, время особенное не только для дома моды Versace, но и для меня, так как сестра, которая работала в парикмахерской, по субботам привозила домой модные журналы. Этот период открыл для нас многих топ-моделей и знаменитостей, например, тебя и Джанни, а также вещей, которые заставляли меня мечтать. Эти ранние впечатления сильно повлияли на меня.

Д.В.: Начало 90-ых было особенно изумительным периодом для моды, потому что это был пик очарования, тогда не было никаких ограничений того, что можно делать. Но я вижу, что ты не прекратил расширять границы, ты всегда идешь вперед. Это ощущение чувствуется в твоих коллекциях, которыми я восхищаюсь.
Р.Т.: Спасибо!

Д.В.: Твоя первоначальная страсть к тем вещам осталась такой же, или она уже поутихла?
Р.Т.: Должен быть честным: единственное, во что я верю – это в мою семью. Для меня семья – это не просто ДНК. Я имею в виду родных мне людей. Моя мама и мои сестры – это моя энергия и вдохновение, которое питает меня на протяжении всей моей жизни. Мода – это моя работа. Я люблю это. Это моя страсть. Но все же самая важная вещь для меня – это жизнь. Я всегда был окружен женщинами, и я очень привлечен к миру женщин, потому что я люблю и силу, и романтизм одновременно. Все это Вы можете увидеть в моем стиле.

Д.В.: По вещам, которые ты создаешь, отчетливо видно, что ты знаешь тело женщины. Ты знаешь, как его ревалоризировать.
Р.Т.: Представьте себе всех моих сестер. У каждой из них была своя форма и стиль жизни. Таким образом, мой путь становления дизайнером был довольно специфическим. Даже когда я пришел в Givenchy, были люди, которые поддерживали меня, но при этом далеко не все любили меня. Они говорили: «Почему итальянец создает вещи в готическом стиле?», не беря в голову тот факт, что Италия является колыбелью готики. Но они утверждали: «Нет, итальянцы должны делать исключительно сексуальные вещи!» Моей базой являются итальянские корни. А это сильная страсть к моде и страсть к чувственности. Когда я поехал в Лондон, чтобы учиться в Saint Martins, я приобрел чувство трансгрессии и готики. А, отправившись в Париж, я смешал в себе эти два направления.

Д.В.: В твоей последней коллекции можно было наблюдать усовершенствованную сексуальность.
Р.Т.: Я ненавижу вульгарность. Я ненавижу вульгарность даже при том, что она привлекает меня. Я люблю все, что является нарушающим или вульгарным. Но, по моему мнению, нужен предел, который всегда немного ирреален. Дом моды Versace создает очень сексуальные вещи, но никогда не переходит ту грань сексуальности и вульгарности. Многие другие бренды, которые пытались перещеголять Versace, перешли эту черту. Я думаю, что мы с вами, Донателла, похожи в этом. У нас есть это чувство меры. Это заставляет меня гордиться тем, что я итальянец. Я горжусь тем, что я делаю.

Д.В.: Когда я работала с Джанни, именно я являлась тем человеком, которому он мог доверять и говорить что-либо. Если мне что-то не нравилось, то я честно говорила об этом: «Нет, нет, нет! Сделай что-то другое». В твоей команде есть такой человек?
Р.Т.: Конечно. Это очень важно. Даже при том, что у меня немногочисленная команда. Для дизайнера мужчины очень важно, чтобы он прислушивался к какому-то женскому мнению. И, как я говорил вам, моя удача зависит от женщин, которые меня окружают. На данный момент в моей жизни присутствуют женщины, которых я обожаю и ценю, к примеру, Мария Карла Босконо, Карин Ройтфельд и Марина Абрамович. Многие думают, что на протяжении долгих лет Карин Ройтфельд была моим стилистом. А это неправда. Она была для меня просто Марией Карла Босконо. Да, есть некоторые люди, чье мнение я хочу слышать в первую очередь. Но все равно это мой путь. Быть может, с возрастом я немного сдаю. Это сложно передать. В конце концов, в моей команде есть два или три человека, к которым я всегда прислушиваюсь.

Д.В.: Зная твой характер, сложно поверить в то, что ты сдаешь!
Р.Т.: Да, это потому, что я с Юга Италии. И я горжусь этим. Я разрабатываю все проекты вместе со своей командой. Она маленькая, но она фантастическая. Я прислушиваюсь к чьим-то мнениям, потому что они для меня важны. Я Лев по знаку зодиака и мне важно твердо стоять на ногах. Но у меня есть и другая, более мягкая сторона. С этой стороны я – маленький мальчик, который еще не вырос и которому важно слушать окружающих.

Д.В.: Хотелось бы заметить, что прозрачные рубашки, которые ты создал в этом году, просто изумительны.
Р.Т.: Донателла, вы определенно женщина в стиле Givenchy! Я говорю это потому, что хочу, чтобы мир это знал. Вы – олицетворение истинно итальянской женщины. Есть чисто американский рок-шик, британский шик, но Италия всегда была олицетворением всего этого. Мы с вами не раз пытались сделать совместный проект. Я бы очень хотел увидеть вас в одежде Givenchy.

Д.В.: Я была бы этому очень рада. Я уже выбрала несколько вещей от Givenchy для себя.
Р.Т.: Какие? Расскажите мне!

Д.В.: Мне понравился пиджак с лакированной окантовкой. У него чудесные пропорции. Узкая юбка до колен, без колготок – очень сексуально.
Р.Т.: Естественно! После того, как ты долгое время создаешь одни и те же вещи, у тебя появляется желание придумать что-то новое. И этот сезон как раз был таким. Я не люблю шок как таковой, я люблю шоковый шик.

Д.В.: Американцы действительно любят тебя, но я нахожу, что ты не тот дизайнер, у которого есть американская чувственность. В тебе больше европейской, итальянской чувственности.
Р.Т.: Я абсолютный итальянец! И это очень точное понятие. Но меня привлекают и Соединенные Штаты Америки. Почему? У маленького ребенка из бедной семьи южной Италии была мечта побывать в «Большом яблоке». Я не очень люблю классическую музыку, мне нравится та музыка, которую слушают американцы. Мне нравится американское гетто. Я люблю Бронкс. Люблю хип-хоп и R&B, люблю электро-латино, латинскую музыку и все в этом духе.

Д.В.: Мне нравится работать, когда музыка играет на полную громкость.
Р.Т.: Да. И я люблю находить что-то новое. Например, сейчас я слушаю Nicki Minaj и Antony and the Johnsons. Еще я люблю смену музыкальных направлений. Мне по душе концептуальный аспект Энтони Хегарти (солист Antony and the Johnsons) и что-нибудь в стиле Lil’ Kim, Missy Elliott и Ciara. Я люблю то, что вызывает во мне эмоции. Ведь я итальянец. Моей близкой подругой является Марина Абрамович, поэтому мне нравится сильное, очень агрессивное политическое искусство. Она похожа на маму, которая хочет усыновить меня. Люди говорят: «Ты мрачный, ты делаешь мрачную одежду, вероятно, ты любишь The Cure или Diamanda Galas». Да, я люблю Diamanda Galas, но я также люблю Мадонну, Бейонсе и Кортни Лав. Они все из разных миров. Они все разные, но вызывают во мне эмоции. Я тот, кто нуждается в эмоциях, тот, кто хочет их передать. Иначе я бы сменил профессию.

Д.В.: Одежда вызывает эмоции точно так же, как и музыка.
Р.Т.: Совершенно верно. Время от времени она заставляет мое сердце биться так, словно я только что встретил свою первую любовь.

Д.В.: Твоя последняя кутюрная коллекция вызвала у меня сильные эмоции. Она получилась красивой, современной и очень стильной. Видно, что она сделана великим кутюрье.
Р.Т.: Когда я начинал, все говорили, что эра Haute Couture подходит к концу, и меня это напугало. Скажу больше, меня терроризировали этой идеей. Я прибыл из провинциальной области Италии. Когда меня пригласили работать в Givenchy, единственное, что я подумал: «Ничего себе!» Я подписал контракт. Но я буду честен и скажу, что пошел на все это только из-за моей матери, чтобы купить для нее дом. Тогда я даже не думал о том, что делаю. Это мог быть не Givenchy, а любая другая компания… Мне было все равно, я просто не хотел, чтобы моя мать жила в доме для престарелых. Я не имею ничего против домов престарелых, но моя мать, которая прошла через столько испытаний, которая воспитала девятерых детей… Я не мог этого допустить. Так, я начал работать в Givenchy. И я хочу сказать, что эра Haute Couture вовсе не окончена, она просто претерпевает изменения.

Д.В.: Я с тобой согласна.
Р.Т.: Кутюр был первым этапом моей карьеры. Кутюр изменился потому, что раньше, например, были принцессы, они есть и сейчас, но они уже не ездят на каретах, запряженных лошадьми, а ходят на вечеринки, ездят на курорты, плавают на яхтах. Все они хотят находиться в постоянном движении. Я это понял, и сразу же приступил к созданию вещей именно для таких девушек. Помимо кутюр, мы создаем еще мужские коллекции и коллекции pret-а-porter. Когда делаешь все это, то хочешь как-то дифференцировать направления.

Д.В.: Лучше сделать не так много вещей, но сделать их изумительными. Твои самурайские вещи (из коллекции Haute Couture Весна-Лето 2011) показались мне гениальными. Жесткость и мягкость объединились вместе, не утяжеляя друг друга. Это превосходно.
Р.Т.: Можно сказать, что в этой весенней кутюрной коллекции я показал романтическую сторону своей натуры, потому что все думают, что я мрачный, как ротвейлер. Эту романтическую сторону я показываю немногим людям. Я могу открыться только перед такими людьми, как вы Донателла, ведь мы с вами знакомы уже 5 или 6 лет. Я до сих пор помню нашу первую с вами встречу. Вы тогда были вместе с Миуччией Прада на обеде в редакции Vogue Italia. Мы стояли наверху и курили. Вы представились, и я подумал, что вы очень твердая женщина. Так мы и начали дружить.

Д.В.: Я очень рада видеть такого талантливого итальянского дизайнера в Париже. И твой последний показ (Осень-Зима 2011) напомнил мне Джанни.
Р.Т.: Вы не единственная, кто говорит мне это. Знаете, для большинства детей навязчивой идеей были роботы или куклы Барби. А вот моей навязчивой идеей был дом моды Versace. Я копил деньги только для того, чтобы купить футболку от Versus. Я был на этом зациклен. Сегодня я являюсь все таким же фанатом Versace и Versus. Фактически, показы Versace были единственными показами, которые я посещал. Я работаю в области моды только благодаря тем нескольким дизайнерам, которыми я восхищаюсь. И это не значит, что мне не нравятся все остальные или я считаю их плохими дизайнерами. Просто я очень избирателен. Я обожаю Versace и обожаю Helmut Lang, несмотря на то, что этого бренда уже не существует.

Д.В.: Вы также одеваете и знаменитостей. На церемонии Оскар я видела Кейт Бланшет в платье от Givenchy Haute Couture. Она была самой изящной.
Р.Т.: Огромное спасибо. Скажу Вам, что когда я начал работать в Givenchy, там была какая-то неразбериха. До меня пост креативного директора занимали такие гении как Джон Гальяно и Александр МакКуин. Они внесли свою лепту в историю бренда. Но когда я сменил Джулиана МакДональда, я уже не мог определить истинный стиль Givenchy. Все связывают этот бренд только с Одри Хепберн, но по другую сторону от этого восприятия существует целый мир. Я закрыл все двери и не хотел никого впускать внутрь. Только так я мог найти себя. Поэтому в самом начале я не хотел одевать знаменитостей. Я начал делать это позже: одел одну, двоих…Некоторых звезд мы одеваем потому, что они являются частью семьи. Это женщины, которыми я восхищаюсь. И мне неважно, насколько они знамениты.

Д.В.: Теперь я должна спросить следующее: есть ли у тебя новые идеи для Givenchy или для твоего бренда? Надеюсь, ты понимаешь, о чем я.
Р.Т.: Я понимаю, что вы имеете в виду. Этот вопрос связан с домом моды Dior. Я искренне сожалею о том, что случилось с Джоном. И я хочу остаться вне всех этих сплетен по поводу меня и дома моды Dior. Скажу одно: я счастлив работать в Givenchy. Здесь я чувствую себя как дома. Givenchy – это будто мой сын. Трудно объяснить, но мне было бы очень сложно уйти.

Д.В.: Givenchy – это действительно твой ребенок.
Р.Т.: Абсолютно точно. Я начал работать с практически разрушенным Домом, начал с нуля. Я делал все очень медленно. И мы действительно многого добились. Я счастлив здесь. В данный момент это Givenchy by Riccardo Tisci. И, надеюсь, это будет продолжаться еще долго.

Д.В.: Мы еще посмотрим, правда ли это!
Р.Т.: На данный момент, это чистая правда. Но моя правда такова: никогда не знаешь, что случится завтра.

наверх