Сен-Лоран, Ив
Опубликовано 20.07.2012

Ив Анри Дона Матьё Сен-Лоран (фр. Yves Henri Donat Mathieu-Saint-Laurent; 1 августа 1936, Оран, Алжир — 1 июня 2008, Париж, Франция) – один из ведущих французских модельеров ХХ столетия. Считается основателем стиля унисекс. Стал первым дизайнером, кто использовал в своих показах темнокожих моделей.

Биография и карьера

Ив Сен-Лоран родился 1 августа 1936 года в Алжире в семье Чарльза и Люсьен Андре Матьё Сен-Лоран. Мальчик рос на средиземноморской вилле вместе с двумя младшими сестрами, Мишель и Брижитт. Ив с детства любил возиться с бумажными куклами, а в подростковом возрасте начал придумывать наряды для своей матери и сестер.

Когда юноше исполняется 18 лет, он уезжает в Париж, где без труда поступает в Школу при парижском Синдикате высокой моды, а также начинает работать независимым стилистом и дизайнером.

В том же году он регистрирует три своих работы на конкурсе молодых дизайнеров, организованном Международным Секретариатом по Шерсти. Высокий, худощавый и застенчивый Ив Сен-Лоран очаровал комиссию и выиграл конкурс, правда, победу все-таки пришлось разделить с еще одним молодым модельером из Германии. Так между Карлом Лагерфельдом и Ивом Сен-Лораном началась вражда, которая длилась не одно десятилетие.

В декабре, на церемонии награждения, Ив Сен-Лоран знакомится с Мишелем де Брюнхофф, в то время главным редактором французского Vogue, который сразу же отмечает дизайнерский талант юноши.

Год спустя молодой человек снова принимает участие в конкурсе Вулмарк и на этот раз побеждает единолично, оставив позади как своего друга Фернандо Санчеса, так и своего главного соперника Карла Лагерфельда.

После победы Ив Сен-Лоран решает показать некоторые из своих проектов Мишелю де Брюнхоффу. Увидев эскизы, редактор находит в них много общих черт с рисунками, которые тем же утром показывал ему сам Кристиан Диор. Дивясь такому совпадению, Мишель де Брюнхофф сразу же направляет юношу к Диору, который в свою очередь не задумываясь принимает Лорана на работу.

«Диор очаровал меня. Когда он появлялся передо мной, я терял дар речи. Он научил меня основам моего искусства. Что бы ни происходило в моей жизни в дальнейшем, я никогда не забывал годы, проведенные рядом с ним».

Несмотря на то, что Диор практически сразу признал в Лоране будущего мастера, целый год молодой человек провел на достаточно скромных работах, вроде украшения студии и дизайна аксессуаров. Однако спустя некоторое время он удостаивается чести разрабатывать эскизы для коллекции от кутюр. С каждым новым сезоном Диор одобряет все больше и больше идей Ива Сен-Лорана. В августе 1957 года он специально встречается с матерью молодого человека, чтобы сказать ей, что решил выбрать ее сына своим преемником. Позже мать Лорана призналась, что тогда это высказывание ее крайне смутило, ведь Диору в то время было всего 52 года. Однако уже через несколько месяцев все с удивлением узнали, что великий кутюрье умер от тяжелого сердечного приступа в одном из спортивно-оздоровительных комплексов Северной Италии.

Так, в возрасте 21 года Ив Сен-Лоран становится главой одного из известнейших Домов Моды в мире. Несмотря на молодость, Лорану все же удалось оправдать ожидания своего патрона. Его весенняя коллекция 1958 года спасла бренд от, казалось бы, неминуемого финансового краха. Для коллекции были характерны прямые линии, образующие трапециевидные формы, в которых многие критики увидели более мягкий вариант диоровского New Look.

«Этот парень спасет Haute Couture»,

— писала об Иве французская пресса.

В это же время дизайнер сокращает свою фамилию до простого «Сен-Лоран», так как международные СМИ сочли его тройное имя слишком трудным для написания.

В том же 1958 году выходит вторая коллекция Лорана, однако она не только не удостоилась предыдущих похвал, но даже подверглась некоторым нападкам. Причиной явились присутствующие в коллекции узкие длинные юбки с перехватом ниже колен (так называемые юбки-хобл, от англ. hobble — хромать), а также мотивы, характерные для моды битников. Тем не менее, уже в том же году Иву Сен-Лорану присуждается премия Неймана Маркуса.


В 1959 году Фарах Диба, в то время парижская студентка, выходит замуж за Иранского Шаха и просит Ива Сен-Лорана сшить ей свадебное платье.

В 1960 году дизайнера призывают на военную службу и отправляют на фронт в Африку, где в то время шла Алжирская война за независимость. По слухам, на этом настоял сам Марсель Буссак, владелец Модного Дома Dior, который тем самым хотел избавиться от неугодного дизайнера.

Молодой человек пробыл на военной службе всего 20 дней, после чего с ним случается нервный приступ. В госпитале Лоран узнает о том, что его уволили из Dior,и это известие окончательно подкосило его психологическое здоровье. Ива демобилизуют из армии и отправляют лечиться в Валь-де-Грас. Там юношу накачивают успокоительными и другими психотропными препаратами, а также проводят курсы электросудорожной терапии. Все это, по мнению самого Ива Сен-Лорана, в последствие привело его глубочайшему душевному расстройству и проблемам с наркотиками.

В ноябре 1960 года его выписывают из госпиталя, после чего Ив Сен-Лоран подает на Dior в суд за нарушение условий контракта и выигрывает дело.

Основание бренда «Yves Saint Laurent»

В 1961 году Ив Сен-Лоран знакомится со своим будущим любовником Пьером Берже, с которым основывает собственную компанию «Yves Saint Laurent» на деньги миллионера из Атланты Дж. Мака Робинсона. Берже до самого конца остается преданным деловым партнером Лорана.

В течение 60-х и 70-х годов Лоран находится в центре модных событий, создавая черные кожаные куртки, свитера с высоким горлом, короткие юбки, брючные костюмы, прозрачные блузки, платья в стиле сафари и т.п.

Первая самостоятельная коллекция Сен-Лорана выходит в 1962 году. В 1964 году он выпускает свой первый аромат «Y». В 1965 году выходит коллекция по мотивам живописи Пита Мондриана. В 1966 Лоран впервые в истории моды предлагает смокинги для женщин, которые в дальнейшем станут своеобразной маркой бренда. В 1971 году выходит первый мужской аромат, для рекламной кампании которого Ив Сен-Лоран снимается обнаженным. В 1977 году появляются духи «Опиум», продажа которых была запрещена во многих странах, поскольку некоторые власти увидели в его названии скрытую пропаганду наркотиков. Тем не менее, это не помешало аромату пользоваться всемирным успехом.

Ив Сен-Лоран становится первым дизайнером, который выпускает полноценную линию прет-а-порте.

Помимо этого он становится первым европейским дизайнером, отважившимся использовать в своих проектах этнические мотивы других культур, а также первым модельером, который не побоялся выставить свои наряды на темнокожих моделях.

Несмотря на то, что не все коллекции Ива Сен-Лорана удостаивались восторженных отзывов прессы, в 60-х и 70-х годах его причисляли к элите французской моды. Дизайнер являлся завсегдатаем легендарных клубов Парижа и Нью-Йорка, таких как Regine’s и Studio 54, где за ним прочно закрепилась слава алкоголика и любителя кокаина.

К этому времени Ив Сен-Лоран разрабатывает не только по 2 коллекции от кутюр, но и по 2 коллекции прет-а-порте каждый год. Подобная нагрузка вкупе с общими проблемами со здоровьем, в итоге приводят к тому, что дизайнер начинает все более злоупотреблять наркотиками. Дело доходит до того, что на некоторых показах ему хватает сил только на то, чтобы спуститься с подиума, обратно же его фактически втаскивали под руки сами модели.

Поздние годы и смерть

В 1981 году модельер награждается премией от Совета модных дизайнеров Америки, а в 1983 году Ив Сен-Лоран становится первым дизайнером, которому прижизненно посвящают выставку в нью-йоркском музее Метрополитен. В 1985 году ему присуждают звание Кавалера ордена Почётного легиона, а в 2001 году президент Жак Ширак награждает его званием Командор ордена Почётного легиона.

В 1987 году выходит злополучная линия прет-а-порте, где жакеты в стиле «casual» были украшены бриллиантами стоимостью в 100 тысяч долларов. Показ был проведен всего лишь спустя несколько дней после краха фондовой биржи, события, в последствие получившего название «Черный понедельник». В связи с этим роскошь, царившая в коллекции, многим показалась просто неуместной. Разочарованный Ив Сен-Лоран отдает управление линией в руки своих помощников, в частности Альбера Эльбаза, после чего критики стали находить ее «скучной».

В 2002 году Ив Сен-Лоран окончательно отходит от дел и все более удаляется от мира, живя затворнической жизнью в своих частных домах во Франции и Марокко со своим любимым бульдогом по кличке Мужик.

В 2007 году Николя Саркози награждает Ива Сен-Лорана званием Великий офицер ордена Почётного легиона.

Выдающийся французский дизайнер умирает 1 июня 2008 года в своей парижской квартире от рака мозга. Согласно газете The New York Times, за несколько дней до смерти Ив Сен-Лоран заключил однополый гражданский брачный союз с Пьером Берже.

Похороны модельера проходили в парижском католическом храме St. Roch. Тело Лорана кремировали, а его прах развеяли в марокканском саду Majorelle, который дизайнер при жизни часто посещал в поисках вдохновения.

В 2010 году в Париже в здании Малого дворца (Petit Palais) состоялась масштабная ретроспективная выставка, посвященная творческому пути французского кутюрье.

На протяжении всей своей жизни Ив Сен-Лоран имел множество любимых клиенток, и, конечно же, его музами всегда являлись женщины. Одной из них была супермодель Иман, которую сам Лоран назвал как-то «женщина мечты». Другими были Лулу де ла Фалез, Бетти Катру, Талита Пол-Гетти, Катрин Денев, Николь Дориер, Катуша Ниан, Ребекка Аеко и Летиция Каста.

Иву Сен-Лорану принадлежит немало изобретений в области моды. Именно он подарил миру лодочки на низком каблуке с квадратным носом и металлической пряжкой, геометрические черно-белые графические узоры, платья, у которых нет рукавов и воротника. При проектировании женских нарядов, дизайнер часто заимствовал элементы мужского гардероба. Благодаря ему дамы оделись в брючные деловые костюмы, но главной «визитной карточкой» и символом его неповторимого стиля навсегда останется женский смокинг.

Несмотря на все свои заслуги перед модой, Ив Сен-Лоран до самой смерти продолжал оставаться глубоко несчастным и одиноким человеком.

«К сожалению, Ив не был создан для радости. Он был несчастным человеком, не имеющим вкуса к жизни. Конечно, иногда у него случались счастливые моменты, однако в целом ему было очень трудно жить. Его одолевали постоянные депрессии»,

— Пьер Берже.

Знаменитые высказывания

  • С годами я понял, что самое главное в платье — это женщина, которая его надевает.
  • В этой жизни я жалею лишь об одном — что джинсы придумал не я.
  • Одежда должна быть подчинена личности женщины, а не наоборот.
  • Любовь — лучшая косметика. Но косметику купить легче.
  • Мои платья рассчитаны на женщин, которые могут позволить себе путешествовать с сорока чемоданами.
  • В один «прекрасный» день по радио объявили, что я умер. Ко мне бросились толпы журналистов. Пришлось говорить, что это всё ложь: вот он я, жив и почти здоров. Но они почему-то совершенно не хотели мне верить, хотя видели меня собственными глазами.
  • Самая лучшая одежда для женщины — это объятия любящего ее мужчины. Но для тех, кто лишен такого счастья, есть я.

Бьянка Джаггер берет интервью у Ива Сен Лорана (январь 1973 года)

БД: Что у вас на уме, Ив?
ИСЛ: Многие вещи…

БД: И все премилые?
ИСЛ: Не могу сказать.

БД: Вы думаете, будет удобно говорить, стоя рядом с этой машиной? Не самое подходящее место.
ИСЛ: Мне бы хотелось где-нибудь присесть.

БД: Вуаля! Вот прекрасное местечко, монсеньор Ив Сен Лоран! (смеется).
ИСЛ: Мисс Джей (оба смеются).

БД: Почему в качестве источника вдохновения вы выбрали именно женщин? Надеялись открыть что-то новое? Не разочаровали ли они вас в процессе работы?
ИСЛ: Разочаровали? Нисколько! Конечно, нет. Абсолютно исключено.

БД: Как вам кажется, вы хорошо справляетесь? Отдаете ли вы все, что хотели бы отдать?
ИСЛ: Женщинам?

БД: Есть ли у вас какой-то определенный образ женщины, который занимает главенствующую позицию в вашем воображении?
ИСЛ: Нет, потому что я не никогда не стремился найти какую-то одну идеальную женщину. У меня их много. 

БД: Несколько идеальных женщин?
ИСЛ: Да. Для меня каждая новая модель, которую я представляю, является прообразом идеальной женщины…

БД: Если бы вы не были дизайнером, что бы вы делали?
ИСЛ: Жил.

БД: Влияли ли как-то на вашу работу люди, с которыми вы были эмоционально близки?
ИСЛ: Да, и таких людей было достаточно много.

БД: Они перевернули ваше представление о женщинах?
ИСЛ: Да, и причем кардинально. Многие женщины, с которыми я довольно тесно общался, а также близкие подруги, в свое время внесли весьма значительные изменения в мое прежнее видение. Так, например, после того, как я познакомился с Талитой Гетти, Талитой, — вы ее знаете?

БД: Да.
ИСЛ: … мое представление о женщинах поменялось совершенно.

БД: Она повлияла на вашу идею о женщине?
ИСЛ: Да, целиком и поностью.

БД: А мужчины оказывали подобное влияние на вашу работу?
ИСЛ: Никогда и ни при каких обстоятельствах.

БД: Даже ни капельки?
ИСЛ: Нет.

БД: Нет! Однако в вашей жизни время от времени появлялись женщины, которые становились вашим… идеальным вдохновением.
ИСЛ: Что правда то правда. Есть женщины, которые буквально перевернули мой взгляд на моду, и если бы я в свое время не выставил их на показ, я бы никогда не достиг того уровня, которым обладаю сейчас.

БД: Как вы поступаете, когда вам приходится одеть женщину, которая не может похвастаться ни симпатичным лицом, ни красотою форм?
ИСЛ: Я стараюсь избегать таких бедняжек. Мне нравится, когда обстоятельства складываются более благоприятным образом.

БД: Разделяете ли вы между собой мужские и женские образы? Два этих пола? Или оба являются для вас продолжением одного и того же? Или, может, Женщина для вас вообще существо неоднозначное?
ИСЛ: Почему вы все время спрашиваете меня о женщинах? Потому что я кутюрье?

БД: Нет, это более общий вопрос. Вы работаете с людьми, определяете их…
ИСЛ: Нет.

БД: Нет?
ИСЛ: Это абсолютно не так.

БД: Я говорила о…
ИСЛ: Нет. Для меня они всего лишь люди, с которыми я работаю. Я люблю их, они меня привлекают, физически или духовно. Однако я никогда не пытался их как-то классифицировать.

БД: Вам нравятся смелые люди?
ИСЛ: Да, конечно.

БД: А люди, которые разговаривают о моде?
ИСЛ: Ну конечно. Я терпеть их не могу. Я вообще терпеть не могу моду как таковую. Я обожаю делать одежду, но ненавижу моду.

БД: А также разговоры о ней…
ИСЛ: Да (оба смеются).

БД: Тогда мне надо подумать, о чем бы еще с вами поговорить. Мне очень нравится, как вы работаете, потому что вам присуща какая-то гиперчувствительность.
ИСЛ: Да-да.

БД: … И потому вы всегда ищете красоту во всем, что делаете.
ИСЛ: Да, я нахожусь в постоянном поиске. Я большой эстет.

БД: Вы ищете не просто красоту, а совершенство. Вы знаете об этом?
ИСЛ: Конечно. И я не могу от этого отказаться.

БД: Было ли у вас когда-нибудь такое чувство, что вас обманули?
ИСЛ: Меня никто никогда не обманывал, потому что мне нет дела до людей.

БД: Вы ищете какие-нибудь особенные качества в людях?
ИСЛ: Нет, потому что, в конечном счете, меня интересует только то, как я сам вижу этих людей. Я проецирую на них свое представление об их личностях. Если я в чем-то и ошибаюсь, то это касается только меня самого. Для меня важно только то, что я вижу своим мысленным взором, а не то, что есть на самом деле.

БД: Больше всего в вас меня восхищает то, что вы всегда даете людям некий кредит.
ИСЛ: Я всегда поступаю так со всеми, с кем нахожусь в контакте.

БД: Что вы думаете об Эрте?
ИСЛ: О, я его просто обожаю. Он изумительный. Я чувствую, что мы близки по духу, и у меня нет к нему никакого чувства ревности.

БД: Я знаю. И это еще одна причина, по которой я вами восхищаюсь.
ИСЛ: Я всегда точно знаю, что я делаю, и что мне нравится.

БД: Это такая редкость в вашем мире моды, где большинство людей достаточно неуверенны в себе.
ИСЛ: А вы достаточно хорошо меня изучили (смеется).

БД: Я хорошо наблюдаю. Я поняла, что вы стремитесь быть выше материальных вещей. Вы живете в своем, придуманном мире.
ИСЛ: Да возможно. Определенно это так. Наверное, я бы даже хотел иметь больше точек соприкосновения с реальностью. Мне кажется, я немного отдалился от мира. Однако мне нравится занимать место стороннего наблюдателя.

БД: Была ли в вашей жизни женщина, или, может, женщины, которых вы любили по-настоящему?
ИСЛ: Да. Одна или две.

БД: Что они значили для вас?
ИСЛ: В наших отношениях не было ничего эстетического. В том плане, что они никогда не были моими музами. Для меня это было абсолютно новое чувство, и оно никоим образом не было связано с модой.

БД: Повлияло ли это чувство на вашу творческую активность?
ИСЛ: Нет, я бы никогда не полюбил женщину, которая не смогла бы ничем меня заинтересовать. А также женщину, с которой бы нас связывали творческие или рабочие моменты, потому что иначе я бы чувствовал, что отнимаю у нее что-то важное.

БД: Что вы думаете об этой стране? Об Америке?
ИСЛ: Я ее просто обожаю. Очень экстравагантная, новая страна.

БД: Вы не чувствуете себя здесь немного не в своей тарелке?
ИСЛ: Нет, а вы?

БД: Немного.
ИСЛ: Мне нравится общаться с людьми в домашней атмосфере. Я живу очень изолированно и зачастую чувствую себя одиноким.

БД: Мне нравится Америка, но все здесь вызывает у меня удивление. Такое ощущение, что здешнее общество только-только начинает свое восхождение по социальной лестнице.
ИСЛ: Но люди здесь точно такие же, как и везде. Тут столько неординарных личностей.

БД: Креативных людей здесь так много из-за большой конкуренции.
ИСЛ: Здешние люди кажутся намного ближе друг другу. Вы чувствуете реальную незримую связь даже между незнакомцами.

БД: Вам это нравится?
ИСЛ: О, да, потому что сам я очень робок.

БД: Я всегда немного теряюсь, когда люди пытаются залезть мне в душу сразу после нескольких минут знакомства. Бывает так, что я мгновенно проникаюсь симпатией к новому человеку, и это не зависит от страны, откуда он родом. Однако пока я еще не разобралась, нравится мне этот человек или нет, излишний напор пугает.
ИСЛ: Все зависит от обстоятельств. Бывают такие профессии, когда фанатичная преданность незнакомых людей идет только на пользу.

БД: Однако к этому тоже надо привыкнуть.
ИСЛ: Это точно (оба смеются).

БД: Вас не раздражают излишне навязчивые женщины?
ИСЛ: Напротив, я их очень обожаю.

БД: И они вас даже не смущают?
ИСЛ: Нисколько.

БД: Вы достигли высшего уровня славы в весьма раннем возрасте. Не расстроило ли вас это?
ИСЛ: Возможно. Мне хотелось бы познакомиться с другими вещами – более интересными, более реальными и не такими поверхностными.

БД: Чем бы вы еще хотели заниматься после того, как оставите модельный бизнес?
ИСЛ: После этого? Я хотел бы… Я очень хотел бы писать… Точнее я очень хотел бы написать книгу. Очень-очень красивую книгу, в которой бы рассказал обо всем, что так люблю, поразмышлял бы о жизни, мужчинах, женщинах и красоте… Что-то вроде мемуаров. Однако сейчас я все еще не обладаю должным количеством терпения, которое необходимо на это затратить. Я жду подходящего времени.

БД: Вы должны начать делать это прямо сейчас.
ИСЛ: Сейчас я могу делать заметки.

БД: Вы всегда их делаете? Печатаете по ночам?
ИСЛ: Что-то вроде того, хотя на самом деле все происходит немного не так.

БД: Я видела несколько ваших роскошных рисунков. Вам никогда не приходило в голову издать их?
ИСЛ: Приходило.

БД: И когда же это произойдет?
ИСЛ: Понятия не имею.

БД: Вы хотите издать книгу…
ИСЛ: В любом случае материала еще очень мало, однако я действительно хочу их опубликовать. Это достаточно трудно. Я пока не знаю, как это можно будет сделать, потому что вы сами видели, там довольно много эротики.

БД: В жизни вы отваживались на многие вещи, отважитесь и на это. Красота есть красота.
ИСЛ: Несомненно (смеется).

Источники фотографий

Также читайте

наверх