Миллер, Николь
Опубликовано 06.10.2011

Николь Миллер (англ. Nicole Miller) американский модельер французского происхождения, создатель классики женского стиля, сочетающего сексуальность и скромность, строгость и яркость, нежность и агрессивность.

Николь родилась в 1952 году, в городе Ленокс, штат Массачусетс, но ее мать была парижанкой, возможно, этот факт дал первоначальный импульс Николь для поступления в школу дизайна и начала в тридцатилетнем возрасте (1982 г.)  собственного дела. В 1986 г. открыл свои двери первый одноименный магазин розничных продаж, ознаменовав тем самым успех Миллер, как дизайнера.

Незаурядный талант, проявившийся в Николь еще с юности, объясняется не только исключительным интуитивным чутьем, визуальным вкусом, но также ее чувством юмора и чрезвычайной внимательностью к процессу моделирования, создания проекта будущего изделия. Эту любовь к подготовительному этапу, практически к архитектурному построению каждой модели, Миллер сама для себя связывает с инженерным складом ума, унаследованным от отца. Кроме того, в школе Высокой моды в Париже, в которой она училась, особое внимание также уделялось процессу конструирования, акту интеллектуального созидания с последующей детализацией.

Николь Миллер прекрасно осознавала, что идеальными пропорциями тела обладают единицы, а большинство женщин, не ставших моделями,  страдают либо от реальных, либо от выдуманных недостатков. Несмотря на это, она стремилась создавать одежду, в которой каждая женщина выглядела бы великолепно, фокусируясь на достоинствах своей фигуры.

Широкую славу имени Miller принес авторский дизайн платьев, выполненных из различных материалов, как плотных, так и невесомых, а также набивных моделей с оригинальной росписью. Мужская линия также представлена рядом аксессуаров, центральное место среди которых занимают галстуки. Cоздать их пришло Николь в голову, когда она смотрела на разноцветные остатки от платьев. Так, она незаметно для самой себя превратилась в дизайнера мужских брюк, шорт, рубашек и прочих элементов одежды, и к середине 1990-х этот сектор стал приносить 20% общих доходов компании.

Ее идеи и творческие задачи рождаются отовсюду. Однажды, посмотрев на Бродвее постановку «Сингапурская песня», Николь  решила создать уникальный шелковый принт по мотивам этого шоу. В реализации спонтанных творческих задумок и зрелых, четко сформировавшихся концептов Николь помогают десятки художников, переносящих эти переживания на язык графики, в пространство эстетического совершенства. Изображено может быть все что угодно: например, для спортивной коллекции могут быть представлены конфеты, животные или овощи, а качество и красота настолько совершенны, что есть вероятность отвлечься во время игры от баскетбола, футбола или бейсбола и заглядеться на диковинную форму. Из-за этого, к сожалению, частым явлением стали подделки, вкрадывающиеся на разных уровнях реализации товара.

Несмотря на то, что дизайн рисунка сделал Миллер знаменитостью, это далеко не единственная область, в которой плодотворно и много работала Николь. Ее имя значится в списке создателей костюмов для фестиваля «Новая Волна», относящегося к Бруклинской Академии; для этой работы она черпала вдохновение из своей поездки в Бразилию, в частности, в регион Байа, который поразил ее незамысловатостью и красотой местной традиционной крестьянской одежды.

Очень важной отличительной манерой работы Миллер стоит считать урезанный силуэт, в сочетании с удивительными графическими решениями. Некоторые образцы невероятно пышны, лаконично лишены бретелей и создают ощущение роскоши. С ними соседствуют белые комбинезоны и красные платья, будто сшитые в бейсбольном стиле.

Подкупают в ее работах не только соблазнительно скроенные фасоны, подчеркивающие красоту и статность, она также обладает редким для американки чутьем на эпидемии вкуса, ей удается безошибочно разгадать грядущие тенденции и соответствующим образом подстроиться под них без лишних причуд, вычурных изворотов и копирования идей. Это придает ее работам обаяние свежести и молодости, каковыми, кстати, остаются и ее клиенты, далекие от консерватизма и занудства.

Миллер работает на покупателя, старается не отрываться от его потребностей и нужд, надежд и фантазий, и, хотя основные направления ее бизнеса по-прежнему – коктейльные платья и официальные мужские костюмы с галстуками, она продолжает развивать, расширять и внимательно отслеживать другие проектные сферы. Например, в 1995 г. она выпустила собственную линию свадебных платьев, а в 1997 г. занялась разработками для совсем юных покупательниц, в которых отразила самые современные, яркие и увлекательные тенденции того времени.

На рубеже тысячелетия, в 2000 г., выстраивая отношения с клиентами-мужчинами (как уже было отмечено, Николь занималась налаживанием отношений с большим энтузиазмом, особенно когда дело касалось ее репутации и изучения желаний покупателей), которые приобретали ее галстуки, Миллер увлеклась выпуском спортивной одежды. Среди ее творений свитера и рубашки, брюки и пижамы в ярких, запоминающихся тонах, которые трудно перепутать или не узнать в них авторского начала.

Активный рост компании оказался чреват ускоренным углублением в розничную торговлю. В связи с рядом изменений на рынке, произошедших в 1990-ые, универмаги стали предпочитать дизайнерским линиям частные марки, а также стали использовать стратегии продвижения, вредные и опасные для крупных модных домов. Поэтому стратегия Миллер сконцентрировалась вокруг открытия фирменных магазинов, которых было построено довольно много в конце 1990-ых годов. Николь поручала управление своими иностранными «сателлитами» представителям в регионе и позволяла им осуществлять розничную торговлю под своим именем. Это расширение закончилось рядом неприятных прецедентов, связанных с неудачами в логистике, ошибками в распространении мерчендайза и фальшивыми кредитными картами, что мотивировало ее в дальнейшем вести себя осторожнее. Тем не менее, к 2001 г. Николь была обладательницей 30 магазинов только на территории США. Благодаря появлению Интернета, продажи возросли еще сильнее, переместившись также в виртуальное пространство, как на базе основного сайта, запущенного в 1994 г., так и в рамках других онлайн-магазинов.

Талант Миллер просочился также и в такие неожиданные, казалось бы, в данном контексте места, как в Университетский Медицинский центр в Хакенсаке (Нью Джерси). Кто бы мог подумать, а ведь дизайн больничных халатов в этом заведении – дело рук знаменитого модельера! Может показаться странным, но абсолютно достоверно то, что некоторые американские борцы с раком груди, работающие в исследовательском центре «Komen Foundation», трудятся в галстуках Miller. Наконец, она также занимается продажей фирменных аксессуаров и даже сигар.

Интервью Николь Миллер, взятое Фабиолой Беракаса для журнала Interview (22 октября 2009 года)

Ф.Б.: Хочу рассказать вам забавную историю. В 15 лет во время моего первого поцелуя на мне было надето ваше платье. Я училась в школе-интернате в Швейцарии, а когда приезжала домой в Нью-Йорк, то всегда в первую очередь шла в ваш магазин. Помню, как покупала там платье для танцев, а потом именно в нем целовалась с мальчиком. Это был такой знаменательный момент моей жизни, и я была одета в Nicole Miller.
Н.М.: Это платье втянуло вас в беду.

Ф.Б.: Да, но совсем немного.
Н.М.: Хочу показать вам старые фотографии, которые дала мне моя мама. Мама родом из Парижа, поэтому она всегда была модницей. У нас в доме чувствовалась эта французская атмосфера. Мама покупала журнал Marie Claire

Ф.Б.: Сколько вам было лет?
Н.М.: Не могу сказать точно, но, вроде бы, мне было 4 года. Помню только этот журнал, Marie Claire… Чтобы получить журнал Vogue, нужно было ждать 6 месяцев, ведь его доставляли морской почтой. В общем, нужно было ждать целую вечность.

Ф.Б.: Мне понравилась ваша фотография в одном из старых номеров Interview.
Н.М.: В этом сумасшедшем парике?

Ф.Б.: Неужели это был парик? Расскажите мне немного о том времени. Что тогда происходило в вашей жизни?
Н.М.: Это было достаточно забавно. Для создания того номера они фотографировали людей, подающих большие надежды. Я показала фотографу свои фото, и у него возникла эта сумасшедшая идея: «Парик! Я надену на вас парик!» У него были парики оранжевого и черного цвета. Я даже не помню, парик какого цвета был на мне. 

Ф.Б.: Ну, фото было черно-белым…
Н.М.: У меня есть это фото в цвете. Я помню, что была одета во что-то желто-оранжевое.

Ф.Б.: Я выясню это у журнала Interview. Я читала, что вы родились в Техасе, учились в США, а потом отправились во Францию.
Н.М.: Я поступила в RISD (Rhode Island School of Design), а потом отправилась в Синдикат Высокой Моды. Пьер Карден, Ив Сен-Лоран… Все эти ребята учились там. И после свободы в нью-йоркской школе французский ВУЗ казался очень строгим. Мы приходили в класс рано утром и не покидали его до 6 часов вечера. В Америке же у нас были перерывы между уроками, когда мы могли пойти в кафе или просто прогуляться.

Ф.Б.: Но все это сделало вас тем, кем вы являетесь сейчас.
Н.М.: Это было прекрасно. Я получила основные знания по искусству в Америке, в итоге в дополнение к моде я имела представление о скульптуре, живописи и остальных сферах искусства. Во Франции я получила, в основном, технические знания.

Ф.Б.: Вы, безусловно, добились большого успеха. Ваш бизнес процветает. Когда я ввела ваше имя в строчку поиска Google, то получила ссылки на все, что угодно, от свадебных платьев до занавесок для ванной.
Н.М.: Как много разных Николь Миллер вам попалось в интернете?

Ф.Б.: Не так много…
Н.М.: Правда? У меня очень много тезок и однофамилиц. Есть даже чемпионка миру по баскетболу, которую зовут так же, как и меня.

Ф.Б.: Во всяком случаем, результатом моего поиска было все, что я перечислила. Скажите, как вам удается сохранять целостность бренда?
Н.М.: Это довольно серьезная задача, и она становится сложнее, когда речь идет о каких-либо вещах, находящихся вне линии.

Ф.Б.: В 2005 году вы сотрудничали с JC Penney. Сейчас с подобными марками сотрудничают и другие дизайнеры: Карл Лагерфельд – с H&M, Шарлот Ронсон с JC Penney. Как вы решились на этот шаг?
Н.М.: Это был шаг, основанный на вере. Но мне нравились люди, с которыми я сотрудничала, а в этом случае, думаю, бизнес всегда идет лучше и легче.

Ф.Б.: Вы не боялись, что что-то выйдет из-под контроля?
Н.М.: У меня была идея насчет того, чтобы выпускать вещи для более взрослой аудитории покупателей. Поэтому мы нанимали взрослых моделей, не старых, в возрасте Татьяны Патиц. Им всем было тридцать с чем-то лет. Нас представляло огромное количество девушек, вплоть до Кармен Дел’Орфис. Мы устроили большой показ в отеле Four Seasons, и это сработало. Важно было презентовать все правильным образом, мы это сделали и заслужили авторитет.

Ф.Б.: Что касается выведения на подиум новых моделей, вы всегда были пионером в этом. Например, вы пригласили на показ Минни Драйвер.
Н.М.: О, актрисы…

Ф.Б.: Актрисы, а также модели разных возрастов.
Н.М.: На самом деле, я была вынуждена сделать это. Я работала с топ-моделями каждый год, но однажды они бойкотировали Нью-Йорк, так как хотели повысить свои гонорары. Они в буквальном смысле хотели получать 5 тысяч долларов за час работы, а не 500 долларов, как это было раньше.

Ф.Б.: Это произошло в то самое время, когда Линда Евангелиста заявила, что не встанет с постели меньше, чем за 10 тысяч долларов?
Н.М.: Да, примерно тогда. Это был, кажется, 1995 год. Это сработало достаточно хорошо, но, в конце концов, я подумала, что актрисы привлекут на показ так много прессы, что все внимание будет обращено к ним, а не к одежде. Однажды мы пригласили на показ виджеев канала MTV. Дженни Маккарти выглядела на подиуме великолепно.

Ф.Б.: Это было примерно в то же время, когда фотографии актрис стали помещать на обложки журналов. И вы сделали это первой. Вы были заинтересованы в том, чтобы демонстрировать публике разные женские тела?
Н.М.: Ну, конечно, когда я приглашала актрис на съемки, у меня не было цели звать самых худых девушек. Я приглашала тех, кто, по моему мнению, был достоин этого. Они не были суперзвездами в тот момент, но потом стали ими. Минни Драйвер стала большой звездой. Такой же звездой стала и Джилл Хеннеси. В их компании была еще Гретхен Мол. О Боже, и Кейт Хейгл тоже стала безумно знаменита. Она стала звездой не сразу, а немного позже. Да и Джина Гершон. Она была забавной, потому что делала ставку на сексуальность.

Ф.Б.: Ваша компания до сих пор находится в вашей собственности, что почти невозможно в наше время.
Н.М.: Я знаю, и мы начали со ста тысяч долларов.

Ф.Б.: Не могу поверить!
Н.М.: В старые времена, если ты создавала что-то хитовое, это покупали все. У меня, например, было дымчатое платье, которое носили все в нашем городе. Мы продали тысячи таких платьев. В итоге мы остановились. Потому нам не хватило ткани на то, чтобы сделать еще больше этих платьев.

Ф.Б.: У вас осталось хоть одно такое платье?
Н.М.: Да, где-то, быть может, завалялось одно. Когда я его придумала, оно выглядело очень авангардно и здорово. Но к концу года оно уже приелось. И все равно год за годом оно продолжало продаваться очень хорошо. Его даже начали копировать другие дизайнеры, и вот тогда мы прекратили продавать его. Но одно это платье позволило нам заработать достаточно много денег, которые мы пустили в дело. В первый год его продажи принесли нам 5 миллионов долларов.

Ф.Б.: А ведь все началось со ста тысяч долларов, это невероятно! Какова была ваша реакция на такой успех?
Н.М.: Я думала, что мне очень повезло. Буквально все в Нью-Йорке носили это платье. Сейчас все совсем не так.
Еще в те времена в каждом сезоне был моден определенный цвет. Когда в моду входил пурпурный цвет, то на улице можно было встретить не меньше 10 человек, одетых во что-то пурпурное. Сейчас такого нет. Раньше можно было увидеть людей, разодетых в пух и прах. Модели или люди из модной индустрии одевались убийственно модно. В наши дни такого не увидишь.

Ф.Б.: Был ли в вашей карьере момент, который можно назвать самым неприятным?
Н.М.: Много лет назад на экраны вышел фильм «Непристойное предложение», где на Деми Мур было наше платье. Никто его нигде больше не видел. После этого к нам пришел один из заказчиков и попросил сделать такое же платье, потому что все его ищут.

Ф.Б.: Это было ваше платье?
Н.М.: Нет, это было не наше платье. Никто не знал, что это было за платье. А магазины буквально требовали его. Ну, я и согласилась. Оно продалось, и мы сшили еще. А потом, шесть месяцев спустя, мы узнали, что это было платье Тьерри Мюглера. Мы и понятия не имели, никто даже не представлял, что это он создал его. Кстати, двумя годами раньше, почти такое же платье выпустили в Balenciaga.

Интервью с Керри Уиник с Николь Миллер (24 февраля 2011 года)

К.У.: Что вдохновило вас на создание коллекции Весна-Лето 2011?
Н.М.: Моя февральская коллекция для бренда JCPenney называется «Летающие тузы» и она вдохновлена Амелией Эрхарт, которая привнесла нечто новое в моду на милитари. Коллекция состоит из жакетов из искусственной кожи, футболок, тэнк-топов, сетчатых топов, кардиганов и обтягивающих брюк. На одежду мы нанесли леопардовые и зебровые принты. Также в коллекции присутствуют элементы сафари.
Моя мартовская коллекция для Nicolle by Nicolle Miller называется «Океанский круиз». Она вдохновлена океаном и тем, что я делала для подиума. В коллекции можно увидеть окрашенные вещи, принтованные туники, легкие рубашки, мягкие кардиганы, драпированные тэнк-топы и шорты-бермуды. Некоторые платья украшены сеткой. Также в коллекции представлены платья-рубашки и платья, расшитые бисером. Мы использовали такие принты, как tie dye, изображения морских ежей и тому подобное. В цветовой палитре преобладает в основном голубой, а также немного кораллового,

К.У.: Что бы вы назвали самым главным маст-хэвом этой весны?
Н.М.: Классическую рубашку-платье черного цвета. Она отражает современный подход к классике и доступна в коллекциях Nicolle Miller и JCPenney.

К.У.: Почему вы решили сотрудничать с JCPenney?
Н.М.: Я почувствовала, что JCPenney ступили на путь серьезного развития и расширения ассортимента от одежды и аксессуаров до сумок и обуви. С тех пор, как мы запустили линию Nicolle by Nicolle Miller, марка JCPenney стала сотрудничать и с другими современными дизайнерами. 

К.У.: Чем отличается ваша линия для JCPenney и коллекция вашего более дорогого бренда в этом сезоне? Чего ожидать покупателям от этих коллекций?
Н.М.: В целом, вещи для линии Nicolle by Nicolle Miller более яркие и красочные. Но в этой коллекции я также использовала множество идей, которые вы увидите на подиуме. Я интерпретирую их для Nicolle by Nicolle Miller. Кстати, коллекция для JCPenney включает в себя обувь и сумки, что позволит женщинам составить стильный и современный образ по приемлемой цене.

К.У.: Есть ли что-то такое, что будет интересно узнать о вас нашим читателям и чему они удивятся?
Н.М.: Они удивятся, что я знаю столько всего о еде и о ресторанах!

Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Анджелина Джоли (Angelina Jolie) в платье от Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Backstage осень 2008 Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller) Николь Миллер (Nicole Miller)
наверх