Маррас, Антонио
Опубликовано 09.01.2012

Антонио Маррас (Antonio Marras) – итальянский дизайнер, прославившийся многогранностью своих коллекций, сочетающих в себе мотивы живописи, древней культуры, ретро-стиля и необычную обработку тканей. Основатель и владелец бренда Antonio Marras, бывший креативный директор Модного дома Kenzo.

Биография и карьера

Антонио Маррас родился 21 января 1961 года на острове Сардиния в городе Альгеро. Возможность прикоснуться к частичке моды появилась у Антонио еще в детстве: его отец – владелец магазина тканей в том городке, где они проживали, мать – портниха. Сначала юный представитель семейства Маррас изучал материалы и фактуры, имея к ним ежедневный доступ, а когда в его руки, наконец, попала швейная машинка, он с энтузиазмом принялся создавать коллажи из остававшихся ненужных лоскутков, виртуозно сочетая между собою формы и цвета. Модные критики единогласно сходятся во мнении, что эта идея до сих пор присутствует во всех коллекциях Antonio Marras и даже является его отличительной чертой.

Тем не менее, любовью к фенш-индустрии Антонио проникся не сразу, первоначально его планы на будущее включали в себя продолжение семейного дела, ради чего он пошел на бухгалтерские курсы, чтобы в дальнейшем успешно управлять магазином. Но все изменится в тот период, когда Антонио начнет стажироваться в итальянском Доме моды. Фешн-индустрия настолько затягивает будущего дизайнера, что в 1988 году он создает свою первую самостоятельную коллекцию с причудливым названием “Piano Piano Dolce Carlotta”  («Тише, тише, милая Шарлотта»– название одноименного фильма ужасов шестидесятых годов режиссера Роберта Олдриджа). Проект осуществлен при поддержке итальянского предпринимателя, которому особенно приглянулся необычный стиль Антонио.

В этом же году выходит еще одна весьма необычная коллекция дизайнера «Sanstitre», состоящая из белых рубашек в самых различных вариациях. Молодой и фонтанирующий идеями Маррас быстро обретает славу по всей Италии и Франции. Он работает в нескольких компаниях, завоевывает премию Contemporary Linen Prize за дизайн свадебного платья и стремительно взбирается на модный Олимп. Благодаря спонсорству Итальянской Национальной Палаты Моды в 1991 году совместно с еще шестью начинающими дизайнерами Антонио успешно представляет свою новую коллекцию в Париже. Это добавляет ему известности и открывает новые горизонты.

В июле 1996 года происходит дебют модельера в мире высокой моды, именно в этой коллекции показан его истинный фирменный стиль. В 1999 году основан бренд Antonio Marras, под именем которого выходит коллекция класса «Prêt-a-Porte«, а вслед за ней коллекция под названием «Laboratory», создающая впечатление, как будто ее модели действительно разрабатывались в лаборатории посредством самых разных опытов и экспериментов, настолько оригинальна была их обработка. 2002 год ознаменован для бренда выходом первой мужской линии, продемонстрированной на показе во Флоренции.

В 2003 году происходит значительный скачок в карьере дизайнера. Антонио Марраса приглашают на должность креативного директора женской линии французского Дома моды Kenzo. Модельер принимает приглашение, и сотрудничество оказывается более чем успешным: модная общественность в восторге от первой же коллекции Kenzo под новым руководством, критики даже сравнивают Антонио с основателем марки Кензо Токада, что, несомненно, является для Марраса большой честью. Дизайнер не прекращал работу и над собственной линией одежды, назначив директором бренда свою жену Патрицию. В 2011 году Антонио Маррас прекращает работать в Kenzo, сосредоточив все внимание на развитии своей марки.

Стиль

Сказать, что одежда Antonio Marras отличается от других – это не сказать ничего. Она настолько уникальна, что моментально обращает на себя внимание и заставляет разглядывать каждую деталь. А деталей здесь действительно много: Антонио Маррас – искусный мастер игры с тканями и фактурами. Он способен взять любой материал и обыграть его до неузнаваемости, а также использовать в декоре совершенно нетипичные вещи, как, например, морскую соль, силикон и многое другое. Эксперименты дизайнера со стилем и символикой практически не знают границ и будоражат воображение. Он может разорвать кусок ткани на мелкие кусочки, а потом снова скрепить их в единое целое, или представить модель, сделанную швами наружу.

Одежду Antonio Marras трудно назвать повседневной, для этого она слишком аристократична и наделена особым шиком. Антонио обожает отражать в своих вещах итальянские корни, а также слегка «играть воспоминаниями». Он преданный поклонник ретро-символики, старинных мотивов и этнических акцентов. Многие вещи из его коллекций украшены вышивкой и декором ручной работы.

Показ осень-зима 2011-2012 был посвящен матерям и проходил в честь 80-летия мамы самого модельера. Не зря говорят, что каждое творение Antonio Marras – это не просто вещь, это целая история. Маррасу очень импонирует и Россия с ее многогранной и богатой культурой. Одну из своих коллекций он посвятил Санкт-Петербургу, а также самостоятельно разработал дизайн интерьера монобутика Antonio Marras в Петровском Пассаже в Москве.

В 2010 году в Центре Современного Искусства «Гараж» в Москве была представлена инсталляция Антонио Марраса на выставке Dysfashional.

Интервью Антонио Марраса Филлепу Мотвари по поводу 40-летия Kenzo (для блога Un Nouveau Ideal, 25 мая 2011)

Ф.М.: Почему вы решили разделить праздничное мероприятие на два разных шоу?
А.М.: Мы хотели презентовать сезонную коллекцию и посвятить ее ДНК бренда, а также отметить 40-летие Kenzo. Это должны были быть два разных мероприятия, так как у них были разные цели. Одно мероприятие должно было представить новую коллекцию сезона Весна-лето 2011, в которую входит обычная одежда. А во втором шоу мы хотели показать вещи из архива бренда, которые я интерпретировал в своем стиле. Это было мое личное посвящение истории бренда.
Это была моя персональная интерпретация ДНК марки и сообщения, которое Кензо Такада хотел передать аудитории и миру моды в 1970 году, когда только создал бренд. Я хотел передать это ощущение «фейерверка», которым увенчалась самая первая коллекция Kenzo. Мы придумали карусель, которая должна была крутиться и один за другим показывать силуэты. Это была метафора удивительного путешествия в сорокалетнюю историю мира Kenzo.

Ф.М.: Собирается ли компания Kenzo устраивать выставку? Если да, то какое послание она будет передавать зрителю?
А.М.: Мы думали об этом, но статические презентации, как правило, не очень привлекают зрителя. Одежда приобретает больше значения, когда кто-то носит ее, тогда она «оживает». Кроме того, одежда, которую я создаю, идентифицируется с личностью, это не просто абстрактный объект. Вот почему обычной выставке мы предпочли живое шоу.

Ф.М.: Прошло уже почти восемь лет с того момента, как вы стали креативным директором модного Дома. Что вы чувствуете, когда оглядываетесь, скажем, на первый день работы здесь?
А.М.: За всю свою жизнь мне пришлось принять много решений, и все они были значимы для меня. Я пришел в Kenzo в 2003 году, тогда я занимался только женскими коллекциями. Сейчас, семь лет спустя, я контролирую все женские линии, мужские и детские коллекции, а также аксессуары и линию предметов для дома. Работа над всеми этими проектами разная и каждый день нужно что-то переосмысливать. Мы были вынуждены сократить некоторые линии, добавить новые и мыслить более глобально.
Все это было сложно, но мы сделали все хорошо. Мы должны были придать некоторым вещам новый смысл, превратить что-то примитивное во что-то современное. 

Ф.М.: Могу ли я попросить вас вкратце описать ваше детство и воспитание?
А.М.: Я практически родился в магазине тканей. Сначала мой отец просто продавал ткани, а потом стал создавать одежду. Все свое свободное время я проводил в магазине, помогая оформлять витрины и выполняя другие небольшие поручения.
Самое яркое воспоминание того времени – это поездка с отцом в Дом Fiorucci, чтобы сделать заказ. Мне было 14 лет. Это было невероятное место, оно было похоже на бесконечный эклектичный базар. Там можно было найти что угодно: английский фарфор, ирландский трикотаж, тибетские шарфы, индийские украшение и тысячи других вещей из разных уголков планеты. Это была моя первая встреча с дизайном. В самом традиционном смысле этого слова. Я родился в Сардинии – на большом острове посреди Средиземного моря. А когда растешь на острове, то сначала познаешь свой дом, двор, деревню, потом город. Но в какой-то момент море ограничивает свободу познания, и двигаться вперед уже невозможно. Так что остается либо считать море конечной точкой путешествия, либо воспринимать его, как очередной отрезок пути, который приведет тебя к чему-то еще. Я никогда не чувствовал, что нахожусь в плену своей земли. Я возвращаюсь в Сардинию после каждой важной встречи или путешествия. Здесь я могу найти мир и возможность использовать идеи и вдохновение, которые у меня появились.

Ф.М.: Мистер Маррас, это «Библейский» номер нашего издания. Вы когда-нибудь испытывали что-либо «трансцендентное»?
А.М.: Я бы назвал это откровением, в том смысле, что я узнаю что-то, такое, о чем раньше не догадывался. Так обычно происходит с моим вдохновением для шоу. Я могу неделями мучиться, не зная, что придумать, а потом проснуться с совершенно четкой идей в голове. И я начинаю рисовать эскизы так, будто все это время у меня была идея, но я об этом не знал. Но этот момент не бесконечен. Иногда я все же останавливаюсь и думаю, что сделал все неправильно. Так случается в день шоу, когда я просыпаюсь с мыслями о том, что сделал все не так из-за того, что был введен в заблуждение неправильным вдохновением. Но если мы говорим на библейские темы, то я скажу, что важно верить и доверяться. Послание, которое несет библия, заключается в том, что в хорошие и плохие времена нужно продолжать верить в сообщение, переданное тебе, и придерживаться его.

Ф.М.: Не считаете ли вы, что мода стала слишком ностальгической?
А.М.: Мне нравится ностальгия, как общее чувство, но я против ностальгии в моде. Мне нравятся новые вещи. В этом вся мода: в ней есть новые вещи, которые временны. Иногда что-то новое остается в тренде всего на пару сезонов, но в этом и состоят правила игры. Но не поймите меня неправильно: когда я говорю, что люблю новые вещи, то не имею в виду, что мода должна быть беспамятной.
Мне нравится идея памяти – поэтому многие люди думают, что моя мода ностальгична. Но это не так, ведь прошлое является для меня отправной точкой.

Ф.М.: Мир медленно выходит из кризиса. Как кризис повлиял на моду в целом (если не брать в расчет продажи) и как он повлиял именно на вас?
А.М.: Кризис научил нас тому, что мода должна быть конкретной. Она должна иметь значение и отражать видение. Важно быть разным и быть собой. И это касается всех – модных Домов, брендов, а особенно людей.

Интервью Антонио Марраса Филлепу Мотвари по поводу 40-летия Kenzo (для блога Un Nouveau Ideal, 2 января 2010)

Ф.М.: Прошло уже шесть лет с того момента, как вас назначили на должность креативного директора Kenzo. Как поменялась компания с тех пор и как поменялись за это время вы?
А.М.: Я чувствую себя счастливым человеком, ведь занимаюсь своим любимым делом. Я действительно изменился за эти шесть лет. Моя жизнь и моя работа всегда были тесно связаны между собой, поэтому, естественно, за этот период я поменял свою точку зрения на многие вещи.
Теперь я чувствую, что мое видение бренда является более зрелым. Я выхожу из тени большого Кензо Такада и могу вкладывать в коллекции больше своей индивидуальности. А ведь когда работаешь в такой крупной компании, как эта, не всегда решаешься на то, чтобы что-то значительно поменять. Думаю, за это время мы все сделали нечто серьезное для бренда. В прошлом году меня назначили главным креативным директором дома, и теперь я отвечаю за все его линии: мужскую, женскую, детскую, аксессуары и линию предметов для дома.
Нужно сказать, что это дало мне больше свободы действий. Теперь моей целью является превращение Kenzo в глобальный бренд, затрагивающий все аспекты жизни человека.

Ф.М.: Вы верны своей родине – Сардинии, где живете со своей семьей и работаете. Тяжело ли находиться так далеко от парижской штаб-квартиры Kenzo?
А.М.: У меня прекрасна команда, с которой у меня всегда есть связь. Они приезжают в Сардинию в начале каждого сезона и остаются здесь на несколько недель. После этого я обычно прилетаю в Париж, чтобы проконтролировать процесс создания коллекции и обсудить возможные изменения. Это совершенно новый способ работы. 

Ф.М.: Как вам удается укладываться в сроки?
А.М.: У меня нет выбора, я должен это делать. Многие творческие люди думают, что они не должны соприкасаться с практическими моментами. Но это не так! Мода – это очень конкретная индустрия, где существуют дедлайны, где может случиться все, что угодно.

Ф.М.: Кензо Такада был известен своими легкомысленными принтами, необычными формами и театральностью, к которой он прибегал для презентации своих коллекций. Вы же, напротив, любите интенсивные цвета…
А.М.: Я думаю, что сообщение, посланное Кензо Такада миру моды, было свежим и уникальным. Он основал бренд в самом конце 60-х, когда парижские салоны все еще одевали женщин в платья принцесс. Кензо же избавился от пышного кутюра, привнес в моду свободный крой и вдохновение, которое почерпнул в дальних странах. Мода впервые стала такой свободной и начала приносить наслаждение. Кензо создавал ее для реальных людей.
Как и Кензо, я сочетаю экзотику с элементами западного гардероба. Он смешал парижскую моду со своими японскими корнями, так же, как я смешиваю ее со своими сардинскими корнями. Я верю в «слияние моды», которое он предложил.

Ф.М.: Какое значение для вас имеет анализ прошлого?
А.М.: Очень большое! Прошлое – это база для будущего.

Ф.М.: Каков дух Kenzo сегодня?
А.М.: Мне нравится использовать понятие «племя». Ведь когда работаешь с таким количеством линий, ты всегда можешь использовать идею семьи. Но я не хочу делать этого в отношении Kenzo. Я представляю этот бренд как племя, которое не хочет быть похожим на остальных.

Ф.М.: Вы начинали, как дизайнер высокой моды, верно?
А.М.: Да, в 1994 в Риме.

Ф.М.: Мистер Маррас, сегодня мода все больше принимает вид ремесла. Pret-a-porter имеет очень много ссылок на Высокую моду. Подход к этим сферам почти одинаков. Так где же находится кутюр сегодня?
А.М.: Сегодня все, что так долго было разделено, сошлось воедино. И Кензо понял это 40 лет назад! Кутюр, ready-to-wear, спортивная одежда, повседневная одежда: все входит в одну коллекцию и никого не удивляют стразы Swarowski на джинсах из коллекции ready-to-wear.

Ф.М.: Вас волнует то, что общедоступные бренды копируют идеи дизайнеров?
А.М.: Я не осуждаю их. Я думаю, что некоторые из них действительно придумывают оригинальные дизайны и устанавливают приемлемые цены на них.
Но некоторые, конечно же, просто копируют, не добавляя ничего своего. Это неправильно и это уничтожает весь творческий процесс. Однажды они уничтожат все малые дома Мод, делая их дизайны общедоступными. Интересно, где они будут черпать «вдохновение» после этого?

Ф.М.: Что вы считаете более важным: процесс или продукт?
А.М.: И то, и другое. Продукт должен быть отражением процесса. Если это не так, значит, что-то было сделано неправильно.

Ф.М.: Интересно узнать, какими качествами должен обладать молодой специалист, которому посчастливится попасть в вашу команду?
А.М.: Я уважаю творчество и серьезный подход к работе. Мне нравятся люди, с которыми у нас одинаковое видение, но, в то же время, которые чем-то кардинально от меня отличаются. Я не из тех дизайнеров, которые хотят, чтобы их команда копировала их стиль. Мне нравятся новые идеи.

Ф.М.: Насколько тесна связь моды и домашнего декора?
А.М.: Я верю в то, что мода, декор, фотография и кино могут общаться между собой. Например, специально для Kenzo я разработал проект – пуфик BEEEA. Он выполнен в стиле бренда и имеет необычную форму, свойственную Kenzo.

Ф.М.: Каковы различия между мужчинами и женщинами, являющимися клиентами Дома Kenzo?
А.М.: Я думаю, что между мужчинами и женщинами как покупателями, изначально есть разница. Создавая мужскую одежду, я стараюсь быть более тонким и спокойным.

Ф.М.: На каком уровне находится Kenzo сейчас?
А.М.: Смею сказать, что это бренд предлагает моде что-то новое. И эта новизна уникальна.

Ф.М.: Насколько вам важно мнение прессы, как дизайнеру?
А.М.: Конечно, очень тяжело слышать плохие отзывы, но если они чему-то меня учат, значит, они мне нужны. И все же, моя работа остается для меня самым важным. Если я уверен в том, что я делаю, я ни о чем не сожалею.

Ф.М.: Какова ваша мораль, мистер Маррас?
А.М.: Работать и быть осторожным. Никогда не сдаваться. Я родом из Сардинии, и, как и все люди с островов, я очень упрям!

Антонио Маррас Антонио Маррас Антонио Маррас Антонио Маррас Антонио Маррас Антонио Маррас Антонио Маррас
наверх