Лорен, Ральф
Опубликовано 13.02.2012

Ральф Лорен (Ralph Lauren) – известный во всем мире американский дизайнер. Его компания Polo Ralph Lauren Corporation выпускает одежду, аксессуары, нижнее белье, парфюмерию, мебель, текстиль, посуду, обои, сладости, а также товары для животных. Советом дизайнеров США Ральф Лорен удостоен титула «Легенда моды», а также трижды получал звание «Дизайнер года» (1986, 1995, 1996 годы). Модельер является воплощением так называемой «американской мечты», когда человек из низших слоев общества может добиться значительных высот.

Торговые марки: Ralph Lauren, Polo Jeans Co., Rugby, RL Childrenswear, RRL, RLX, Chaps, Club Monaco, Purple Label, Blue Label, Lauren, Ralph Lauren Home и др.

«Все мои коллекции обладают историей и романтикой. В них нет дешевого гламура, но есть красота, качество и ясность».
Ральф Лорен

Принципы работы

Ральф Лорен, будучи одним из лучших дизайнеров мира, не имеет диплома модельера. Он не шьет одежду сам, но тщательно продумывает каждый элемент коллекции. Он ищет образы для каждого сезона, которые находятся вне времени и актуальны всегда.

Про работников, которые занимаются шитьем и кройкой, Ральф Лорен говорит:

«Я не умею того, что умеют они, но они не умеют того, что умею я».

Одним из главных принципов дизайнера является также применение инновационных разработок. Его бренд первым среди люксовых марок стал продавать товары через интернет, в его рекламных кампаниях впервые была представлена функция Quick Response (QR-коды), а магазин на Мэдисон авеню в Нью-Йорке имеет перед входом сенсорный экран, через который можно совершать покупки в любое время суток.

Еще одним принципом компании является отсутствие собственного производства. В настоящее время марка сотрудничает более чем с 350 производителями. Например, компания «Luxottica» изготавливает именные очки «Ralph Lauren», а «Richemont Group» — фирменные часы.

«Я никогда не ходил в школу моды — я был молодым парнем, у которого был свой стиль. Я и не мог представить, что «Поло» станет тем, что есть. Я просто следовал своим инстинктам».
Ральф Лорен

Биография

40-е – 50-е годы

Ральф Лорен родился 14 октября 1939 года в нью-йоркском Бронксе. До 16 лет будущий дизайнер носил еврейскую фамилию Лившиц. Его родители были выходцами из Белоруссии: мать Фрида Котляр родом из Гродно, а отец Франк Лившиц – из Пинска. Они познакомились уже в США и поженились, когда им исполнилось по 16 лет. В семье, помимо Ральфа, было еще трое сыновей. Мать Ральфа воспитывала детей, а отец занимался покраской зданий. Они жили в однокомнатной квартире, а их соседом был будущий известный дизайнер Кельвин Кляйн.

В детстве Ральф сначала хотел стать профессиональным баскетболистом, а позднее – знаменитым актером. В то время в квартире Лившицев был всего один шкаф. Побывавший в гостях у состоятельного одноклассника Ральф был поражен, увидев его отдельный гардероб с аккуратно сложенной одеждой и обувью со вставленными распорками. Он впервые задумался о том, что и в его жизни должно быть нечто подобное. С тех пор у Ральфа Лившица появилась цель стать богатым и успешным. В одном из своих школьных сочинений он написал, что хочет стать миллионером.

Мальчик начинает подрабатывать и откладывать деньги и в 12 лет покупает свой первый символ роскоши – классический костюм-тройку.

Ральф Лившиц часто задумывался о смене еврейской фамилии на более благозвучную. В то время родственники его отца переехали в Калифорнию и на местный манер стали называться Лоуренсами. Будущему дизайнеру тоже захотелось иметь американизированную фамилию, и в 1955 году шестнадцатилетний юноша стал Ральфом Лореном.

«Я сменил фамилию совсем не из-за того, что будто бы стеснялся быть евреем. В фамилии Лившиц мои американские одноклассники слышали только часть «shit». Я совершенно не хотел терпеть насмешки всю жизнь из-за плоских шуток своих земляков».
Ральф Лорен

60-е годы

В 1962 году Ральф Лорен поступил на службу в армию. По возвращении домой через два года, он начал учиться по специальности «Экономика и бизнес» в Городском колледже на Манхэттене. На третьем курсе Ральф бросил образование и отправился в поездки по США в качестве коммивояжера, продавая американцам женские перчатки и мужские галстуки. Позднее Ральф Лорен стал работать продавцом одежды в «Brooks Brothers», а затем дизайнером галстуков в компании «Rivetz&Co». Юноша любил читать, и однажды, вдохновленный романом Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби», создал принципиально новую модель – широкий шелковый галстук. Он не сразу приобрел популярность, так как в те годы модными были тонкие галстуки-селедки. Но Ральф стал самостоятельно возить образцы новой модели по магазинам, и галстуки взяли для продажи в «Bloomingdale’s» и «Neiman Marcus».

В 1967 году Ральф Лорен нашел инвестора: Норман Хилтон (Norman Hilton) дал в долг начинающему дизайнеру 50 тысяч долларов. На них он вместе со старшим братом открыл марку «Polo Fashion» и одноименный магазин. В качестве символа своей компании Ральф выбрал название аристократического вида спорта, олицетворяющего элегантность и безупречный стиль. Скромный офис без окон «Polo Fashion» располагался в знаменитом Empire State Building. Стильные галстуки Ральфа Лорена из роскошных материалов быстро набирали популярность.

«Галстук стал предметом мужского самовыражения. Я верил, что люди уже были готовы к чему-то новому и необычному. Они не хотели выглядеть работниками IBM. Красивый галстук стал отражением вкуса, качества, стиля».
Ральф Лорен

В 1968 году Ральф Лорен выпустил первую коллекцию готовой мужской одежды «Polo Ralph Lauren». Логотипом бренда стало изображение игрока в поло. Свободные брюки, элегантные блейзеры, рубашки с лаконичным кроем и простые пиджаки, рассчитанные на деловых американцев,  понравились как молодежи, так и людям в возрасте.

«Я верю в чувство, общее ощущение вкуса. Нужно только показать клиенту, как правильно носить галстук, что самое главное — внешний вид».
Ральф Лорен

В 1969 году Ральф Лорен создал новую концепцию «магазин-в-магазине», открыв в нью-йоркском универмаге «Bloomingdale’s» большой мужской отдел.

«Мои клиенты — это люди, нуждающиеся в переменах в стиле и во внешности, но которые не знают, как это сделать и ищут что-то новое, а также те, кому не нравится мимолетность и быстротечность моды».
Ральф Лорен

70-е годы

В 70-е годы «Polo Fashion» была под угрозой банкротства, но дизайнеру помог инвестор Питер Смит (Peter Smith), который стал президентом компании. В это десятилетие были запущены линии парфюмерии и аксессуаров. Ральф Лорен стал первым дизайнером, выпускающим полные коллекции предметов для дома. Кроме того, он единственный стал выпускать спортивные рубашки в 24 оттенках.

В 1970 году Совет модных дизайнеров Америки вручил Ральфу Лорену премию «Coty Awards» в номинации «Мужская одежда».

В 1971 году Ральф Лорен выпустил первую линию одежды для женщин «Ralph Lauren Womens wear». Основным акцентом коллекции стали белые хлопковые сорочки, скроенные по образцу мужских рубашек.  В этом же году дизайнер открыл бутик на престижной улице Родео-драйв в Беверли Хиллз.

«У моей жены хороший вкус и свой собственный стиль. Когда она носила рубашки, свитера и жакеты, купленные в мужских магазинах, люди всегда спрашивали, где она это достала. Ее вид ассоциировался у меня с молодой Кэтрин Хепберн — девушкой-бунтаркой на лошади с развевающимися на ветру волосами. Я создавал рубашки для нее».
Ральф Лорен

В 1974 году Paramount Studios пригласила Ральфа Лорена разработать дизайн всех мужских костюмов для кинокартины Джека Клейтона (Jack Clayton) «Великий Гэтсби». В этом же году дизайнер выпустил линию спортивной одежды «CHAPS by Ralph» и коллекцию мужских и женских очков «Ralf».

«Моя одежда — это видение того, во что я верю. Кто-то однажды сказал мне, что я писатель. Это правда — я пишу через свою одежду. Она воплощает историю, а не просто одежду».
Ральф Лорен

В 1976 году Ральф Лорен получил премию «Coty Awards» за мужскую и женскую одежду. На следующий год эта же премия досталась ему в номинации «Женская одежда».

В 1978 году Ральф Лорен выпустил первые ароматы – мужской «Polo», ставший легендарным ароматом, и женские «Tuxedo»и «Lauren». В этом же году дизайнер создал коллекцию мужской и женской одежды «Western wear», в которой были представлены кожаные юбки с бахромой, куртки ранчо, сапоги-казаки и пр. Новые модели положили начало мировой моде на стиль Дикого Запада. Тогда же Ральф Лорен создает линию детской одежды для мальчиков, а позднее – для девочек и младенцев.

«Когда у нас было двое сыновей, моя жена, вернувшись домой из магазина сказала, что не нашла детских рубашек из чистого хлопка. Вся одежда была из полиэстера недостаточно высокого качества. Тогда я начал делать одежду для детей. Все, что я делаю, является отражением моей жизни. Я привязан к своей семье».
Ральф Лорен

В 1979 году Ральф Лорен выпустил аромат «Chaps». Кроме того, он создал рекламные кампании, которые выражают философию бренда: отдельные предметы одежды не так важны, как образ жизни и мира, который они отражают.

«Реклама — это как кино. Она волнующая, многомерная. И если бы я мог заставить модели говорить, я бы сделал это».
Ральф Лорен

80-е годы

В 80-е году мода на одежду в стиле вестерн, введенная Ральфом Лореном, становится повсеместной. Он входит в историю моды как дизайнер, «открывший Америке Америку». В это десятилетие Ральф Лорен первым из модельеров одежды выпускает линию мебели и аксессуаров для дома.

В 1980 году Ральф Лорен создал первую коллекцию нижнего белья и кожаных изделий.

В 1981 году «Polo Fashion» открыла магазин в Лондоне.

В 1983 году Ральф Лорен выпустил линии предметов мебели и аксессуаров для дома.

В 1984 году дизайнер открыл свой флагманский магазин «Polo Ralph Lauren».

В 1986 году Ральф Лорен впервые получил премию CFDA «Дизайнер года», которую впоследствии подтвердил дважды.

90-е годы

В 1990 году Ральф Лорен получил премию FiFi «Аромат — звезда года» за женский парфюм «Safari Ralph Lauren», в дополнение к которому дизайнер создал полный спектр аксессуаров и товаров для дома.

В 1992 году Советом дизайнеров США Ральфу Лорену был присужден титул «Lifetume Achevement Award». В этом же году премию FiFi «Аромат — звезда года» получил мужской парфюм «Safari Ralph Lauren».

В 1995 году Ральф Лорен во второй раз получил премию CFDA и звание «Дизайнер года».

В 1996 году заслуги модельера в третий раз были отмечены премией CFDA «Дизайнер года». В этом же году ему была присуждена премия FiFi за лучшую национальную рекламную кампанию женского аромата «Ralph Lauren Polo Sport».

С 1997 года акции компании «Polo Ralph Lauren Corporation» появились на бирже, а немного позже организация приобрела марку «Club Monaco». В этом же году Ральф Лорен запустил интернет-сайт Polo.com, где была представлена мужская одежда бренда.

«Наша цель сейчас — оставаться в курсе всех тенденций, не терять энтузиазм, поддерживать имидж современной, открытой ко всему новому, марки».
Ральф Лорен

В 1998 году премию FiFi «Аромат — звезда года» и «Лучшая национальная рекламная кампания» получил парфюм «Ralph Lauren Romance». В этом же году на сайте  Polo.com открылся интернет-магазин. Позднее компания запустила ресурс Runway.Polo.com, где были представлены мужские и женские коллекции.

В 1999 году мужской парфюм «Ralph Lauren Romance» был удостоен премии FiFi «Аромат — звезда года» и «Лучшая национальная рекламная кампания».

2000-е годы

В 2002 году компания«Polo Ralph Lauren Corporation» запустила сайт RLHome.Polo.com. В этом же году Ральф Лорен открыл свой первый шоу-рум в Нью-Йорке, где представил линию одежды «Ralph Lauren», а также именной бутик детской одежды «Polo».

В 2003 году на сайте Polo.com в разделе«Create your own» появилась услуга, позволяющая клиентам самостоятельно создавать дизайн рубашки поло. Для этого на сайте открылся раздел, предлагающий пользователям выступить в роли дизайнеров. В этом же году был запущен  локальный сайт Global.Polo.com.

В 2005 году Ральф Лорен выпустил книгу-альбом «Дневники коллекции», которая рассказывает о выпуске последней осенней линии женской одежды.

В 2006 году Ральф Лорен объявил, что больше не будет использовать в своих коллекциях натуральный мех. В этом же году дизайнер  подписал контракт на разработку униформы для Уимблдонского турнира. По итогам года «Polo Ralph Lauren Corporation» вошла в список «Fortune 1000». В это же время появляется первый магазин в Токио, к открытию которого был приурочен выход лимитированной коллекции эксклюзивных аксессуаров.

В 2007 году Ральф Лорен получил титул «Легенда моды» Совета дизайнеров США. В этом же году открылся первый бутик марки в Москве.

«Открытие магазина в Москве – это больше, чем просто воплощение стратегий предприятия. Возможность знакомства с новой культурой приносит нам настоящую радость».
Ральф Лорен

Ральф Лорен стал официальным дизайнером американской сборной на Олимпиаде в Пекине. Основой униформы спортсменов стали выполненные в цветах американского флага легендарные рубашки-поло.

В 2009 году в парижском универмаге «Colette» компания Ральфа Лорена запустила новый проект для детей «Нарисуй свое поло», где им предлагалось самостоятельно раскрасить белую рубашку-поло.

В 2010 году Ральф Лорен был удостоен ордена почетного легиона Франции. Награду знаменитый модельер получал из рук самого президента Франции Николя Саркози.

В 2011 году американский журнал «Forbes» поместил Ральфа Лорена на 173-е место в рейтинге самых богатых людей мира. Его состояние на тот момент оценивалось в 5,8 миллиардов долларов.

Семья

Ральф Лорен познакомился со своей будущей женой Рики Энн Лоу-Бир (Ricky Anne Low-Beer) еще в студенческие годы. К настоящему времени они прожили в браке более 40 лет. Дизайнер имеет троих детей. Старший Эндрю работает на телевидении. Средний сын Дэвид занимает должность старшего вице-президента по рекламе и маркетингу в компании отца. Дочь Дилан является владелицей магазина сладостей «Dylan’s Candy Bar» на Манхэттене.

Стиль жизни

Ральф Лорен владеет ранчо площадью 17 тысяч акров в американском штате Колорадо, поместьем в Бедфорде, домами на Ямайке и Лонг-Айленде в штате Нью-Йорк, а также квартирой на Пятой авеню Манхэттена. Он является одним из крупнейших в мире коллекционеров старинных автомобилей. Его собрание оценивается более чем в 100 миллионов долларов. В его коллекции представлены «Bentley» 1929 года, «Alfa Romeo» 1937 года, «Bugatti» 1938 года, «Ferrari» 1962 года и др. Его собрание автомобилей неоднократно выставлялось в музеях, в частности в Бостонском музее искусств.

Дизайнер является членом нескольких организаций по защите животных. Кроме того, Ральф Лорен коллекционирует дорогие часы.

«Часы многогранны: они показывают время, выражают стиль, они остаются с тобой в течение жизни, их можно передать по наследству».
Ральф Лорен

Интервью с Опрой Уинфри

В 2011 году Ральф Лорен дал первое за 20 лет интервью в ток-шоу Опры Уинфри (Oprah Winfrey).


Опра: — Лет пять назад (прим.ред. т.е. примерно в 1997 году) я была на шопинге на Капри, Италия, и меня осенило: все мужчины вокруг в рубашках-поло. Тогда я подумала: «Ральф крут!» 

Р.Л.:— Когда я был на Капри 5 лет назад, я сказал себе: «Не верится, что рубашки-поло еще популярны». Меня это даже немного обескуражило. Я представил, как в будущем дети тоже будут носить поло и хвастаться: «Смотрите, у меня их целых шесть – по одной каждого цвета». Интересно наблюдать, как они проникают во все сферы жизни – есть в этом какая-то магия.

Опра: — И в чем заключается эта магия?

Р.Л.:— С одной стороны, все стремятся носить рубашки-поло, с другой – это же просто разноцветные рубашки!

Опра: — Здорово, когда входишь в комнату, встречаешь кого-то, выглядящего по-особенному и можешь воскликнуть: «Она по-настоящему в стиле Ralph Lauren!»  Вы взяли обычную рубашку и превратили ее в стиль жизни! Как вы это делаете?

Р.Л.:— Сам не знаю. Я начал с создания галстуков, рубашки появились уже позже. Со временем, мои галстуки начали продаваться и люди о них заговорили. Тогда-то я и начал создавать другие вещи. Моим символом всегда оставался игрок в поло, ведь я люблю спорт, а поло это очень стильный вид спорта.

Опра: — Но сами Вы в поло никогда не играли.

Р.Л.:— Нет, не играл, но хотел бы. Моя одежда соответствует моему настроению и стилю – например, твидовые пиджаки. Дело в том, что создаю-то я вещи, которые сам бы хотел иметь.

Опра: — Вашей мечтой было создание такой мощной империи?

Р.Л.:— Я об этом и не задумывался никогда. Так я и работаю – делаю то, что мне нравится. Мои галстуки, например, хоть и были достаточно простыми, но всегда отличались от других. Они были и шире и необычнее. Я никогда не думал: «Однажды я стану великим», просто хотел заниматься своим делом.  Когда я работал в компании по производству галстуков, я однажды сказал: «Может, сделаем такой галстук? Они отлично будут продаваться в Нью-Йорке». На что старший коллега ответил мне: «Мир еще не готов к Ральфу Лорену». Тот парень просто посмеялся над идеей делать что-то особенное. А я взял и уволился и из всяких обрезков начал делать собственные галстуки и продавать их в магазины. И люди заговорили: «Еще! Мы хотим еще!» О, это было восхитительно. А потом в мой офис пришел тот парень из Neiman Marcus и сказал: «Позвольте взглянуть на ваши галстуки. Я повсюду о них слышу». А потом добавил: «А не хотите ли вы отправить их нашему основному покупателю?» Я тогда не слишком часто летал (на самолете) – у меня подрастали маленькие дети, да и не привык я ездить с места на место. Но я собрал свои «обрезки», сел на самолет и полетел, потому что знал, что покупатель просто не оценит моих галстуков, если я не представлю их ему лично. Домой я вернулся с заказом на 100 дюжин галстуков! Это был первый успех! Тогда я подумал: «Все, Ральф, теперь ты в бизнесе».
Потом я хотел продавать свои галстуки в Блумингдэйлс (Bloomingdale’s – крупнейший универмаг Нью-Йорка). Когда я, наконец, смог показать им свои галстуки, они сказали: «Ральф, нам правда нравятся ваши модели, но надо бы сделать их на четверть дюйма уже. И мы хотели бы, чтобы на них был лейбл Sutton East» — это была их марка. На что я ответил: «Гэри, я безумно хочу продаваться в Блумингдэйлс, но мне придется отказаться, потому что моего имени с галстуков я не уберу. И на четверть дюйма уже я их не сделаю».

Опра: — Я Вас обожаю за это! Был у меня похожий момент, когда директор попросил меня сменить имя на Сьюзи. Я ответила: «Я сохраню мое имя».

Р.Л.:— Правда, это здорово? В тот же день, когда я ушел из Блумингдэйлс, я рассказал коллегам о том, что произошло. И они сказали мне: «Ральф, ну кому какая разница, если ты изменишь свои галстуки?» Но я был непреклонен. «Нет,- сказал я,- я этого не сделаю!» и продолжил продавать свои галстуки в других магазинах. Полгода спустя Блумингдэйлс связались со мной снова. «Мы хотим занять целую витрину вашими галстуками»,- заявили они.

Опра: — Но ведь Вы могли так и не дождаться этого звонка.

Р.Л.:— Мог. И тогда мой бизнес пошел бы по другому пути.

Опра: — Хотите сказать, осознание того, кто вы – определяющее в бизнесе?

Р.Л.: -Да.

Опра: — Когда я преподавала в Высшей школе Менеджмента Келлог (Kellogg Graduate School of Management), я говорила студентам, что знание того, кто вы и что делаете для мира – основа успеха.

Р.Л.:— Вопрос в том: «Почему вы знаете, кто вы?»  Когда-то я был просто ребенком с хорошим чувством вкуса и…

Опра: — В детстве вы одевались лучше других ребят в школе?

Р.Л.:— Меня в детстве очень интересовала разная одежда, но денег на покупку у меня не было. Когда мне в очередной раз достались «обноски» старшего брата, я не сдержал эмоций и воскликнул: «Мне нужна собственная одежда!» И эти эмоции впоследствии превратились во что-то удивительное.

Опра: — То, что вы делаете, «за гранью» одежды – это жизнь. Так я это понимаю.

Р.Л.:—  Все верно. Все мы наверняка видели Кэрри Гранта или Фреда Астера с  их выстроенными в шкафу туфлями и ботинками и думали: «О, это потрясающе!» Будучи ребенком, я делил шкаф с братьями и иногда даже не мог найти в нем свою одежду. Однажды, в гостях у друга я увидел его шкаф и подумал: «Боже мой, да у него даже для рожка для обуви есть свое место!» И эти мелочи заставляют задуматься: «А у меня такое может быть?»

Опра: — Так как же вы сформировали этот образ жизни через свою одежду?

Р.Л.:— Это происходило постепенно. Я всегда видел образ, который пытался создать – я ведь придерживался его в своей одежде. В пятидесятые, когда я только рос, это было что-то в стиле Лиги Плюща (Ivy League – объединение дорогих частных колледжей).

Опра: — Brooks Brothers (одна из старейших марок мужской одежды в США).

Р.Л.:— Да, Brooks Brothers были важны для меня – я работал там, когда мне было 24. Но они мне наскучили. Однажды, когда я выходил из магазина Brooks Brothers, мимо меня прошел Дуглас Фэирбэнкс младший (Douglas Fairbanks Jr. – кинозвезда 1930-х), которому было уже за 50. Он был одет в двубортный костюм и рубашку с отложным воротником. «Он выглядит невероятно круто»,- подумал я в тот момент. А потом меня осенило: я обратил внимание на человека ощутимо старше, а не своего возраста, потому что он выглядел так представительно, как никто вокруг. Тогда все носили очень обычную одежду – рубашки на пуговицах, узкие галстуки. Я же хотел отложной воротник, широкий галстук и приталенный костюм. В то время такой одежды было не найти, поэтому я создал ее сам – шаг за шагом, деталь за деталью.  Один бизнесмен предложил мне 50 000 долларов в долг, если я соглашусь работать на него. Я предложил ему партнерство, если он вложит деньги. Так он и поступил — я занялся костюмами и они, конечно, начали продаваться.

Опра: — Так это было сознательное решение — продать американскую мечту?

Р.Л.:— У меня не было заранее разработанного плана. Когда идешь в кино и наблюдаешь за его или ее жизнью или конгрессмен появляется на публике в стильном костюме – это откладывается в памяти. Я люблю Кэрри Гранта, потому что люблю его роли. Я говорю себе: «Хочу быть этим парнем!» — веселым, милым и еще и хорошим атлетом. Мне не нужна фокус-группа чтобы узнать, чего хотят люди. Я чувствую это.

Опра: — Я все время повторяю, что фокус-группы не нужны.

Р.Л.:— Знаете, то, что должно затронуть сердца людей, в первую очередь должно трогать вас. Подростком я работал по ночам и учился днем. Я знаю, каково это – хотеть купить приличный костюм и не иметь возможности сделать этого. Я экономил деньги, чтобы купить лучший костюм, который мог позволить. Я всегда хочу самого лучшего и в итоге получаю это.

Опра: — После 35 лет в бизнесе, как Вы продолжаете создавать новые вещи каждый сезон?

Р.Л.:— Это вопрос, который я не перестаю задавать себе сам. Я просто чувствую пульс мира и у меня есть собственный стиль. Я не хочу быть кем-то иным.

Опра: — Это глубоко духовное заявление.

Р.Л.:— Я считаю себя духовным человеком. Чтобы создавать, надо уметь чувствовать. Песня Синатры «My way» («Мой путь») давно стала клише, но она передает мою суть. Больше всего я горжусь тем, что вошел в бизнес на своих собственных условиях. Я никогда себя не предавал и продолжал идти по прямой даже когда люди говорили: «Сдавайся, брось это!» Был момент, когда дела пошли действительно плохо – мои костюмы, буквально, не подходили и деньги стремительно заканчивались. В молодости я попросил друга заняться моими финансами и он не справился – счета не оплачивались. Люди говорили мне: «Мистер Лоран, мой чек так и не пришел». Я помню, как боялся, что потеряю все. Самой печальной была мысль, что однажды я позвоню отцу и скажу: «Папа, я потерял все». Вот о чем я волновался – разочаровать отца. Он так гордился, что я делаю именно то, что хочу. Так что я вложил в дело все до последнего пенни и прорвался, справился!

Опра: — Вы окружаете себя людьми, которые разделяют вашу точку зрения?

Р.Л.: — Я стараюсь выбирать людей, которые любят и верят в то, что я делаю – и людей, которых я уважаю, потому что они делают то, чего не делаю я.

Опра: — Несмотря на все ваши достижения, Вы кажетесь таким обычным, нормальным человеком.

Р.Л.: — Я всю жизнь проработал и родители дали мне правильное образование.

Опра: — Почему же другие дизайнеры бывают так высокомерны?

Р.Л.: — Они не высокомерны, они очень незащищенные. Если вы поговорите с ними один на один, они покажутся очень милыми и чувствительными людьми. Многие из них не были богаты с рождения. Они работали так же, как и я. Мне не нравился весь этот модный мир, моими кумирами были Джин Ф. Кеннеди и Джеймс Стюарт. Я хотел быть кинозвездой, прикольным парнем. Хотел ходить на свидания. Хотел быть честным и делать правильные вещи. Я не хотел, чтобы мной помыкали и всегда стоял на своем.

Опра: — Как Вы привили эти ценности своим детям, которые росли в окружении всех вещей, которые только могли пожелать?

Р.Л.: — У нас с женой не было какой-то особой формулы. Возможно, нам просто повезло. Моя жена, очень общительная, приехала из Вены. Мода ее никогда особо не интересовала. Она поступила в Колумбийский Университет и через несколько лет стала терапевтом.  Наши дети видели, что образ жизни родителей был довольно скромным.
У нас с детьми был обычный образ жизни. Моя работа – это моя работа и да, у них были вещи, которых у других детей не было. Но они знали, чего я и моя жена стоим – мы всегда прививали детям правильную систему ценностей. Она не имела ничего общего с бедностью или богатством. Ранний успех позволил мне осознать, что в жизни важнее всего. Я любил свое дело. Хотел ли я вещей, которых у меня никогда не было? Хотел. Мечтал ли я о таком образе жизни? Конечно. Почти у каждого есть такие мечты – хороший дом, бассейн… Отказал ли я моей семье в этом? Нет. Изменял ли я себе ради чего-то большего? Никогда. Я всегда был собой.

 

 

 

Опра: — Описывая свое мировоззрение, как Вы остаетесь в таких тесных отношениях с женщиной, которая заходит в Ваш магазин, чтобы купить пару брюк-чинос?

Р.Л.: — Я люблю свою жизнь и не хочу терять то, что у меня есть. Мне нравится вызов. А еще я человек настроения. Почему в одном сезоне я выбираю оборки, а в другом – гладкую белизну? Потому что чувствую, когда чего-то уже достаточно. После сезона черного я могу поехать в Европу, увидеть цветочный принт и решить, что цветы будут трендом весны. У меня есть и настоящая жизнь —  я много лет живу с женой и наблюдаю за ней. Когда она куда-то собирается, то спрашивает: «Надеть ли мне это?» И я отвечаю не как модный гуру, а как мужчина, который хочет, чтобы женщина рядом с ним выглядела прекрасно.
Мне не нравится, когда женщина выглядит как жертва моды. Многие думают, что если тренд сезона – мини, они обязаны носить мини. Если у вас не сногсшибательные ножки, всегда можно подобрать альтернативу. У меня ощущение, что я всегда говорю с покупателем, как будто сижу рядом с ним. Я боюсь, что вы войдете в магазин и скажете: «У Ральфа этого больше нет, мне не нравится его коллекция этого года». Поэтому я всегда проверяю себя «Я в тренде? Надеюсь, ты не ошибся с выбором, Ральф». Я не всегда прав.

Опра: — Ну, я-то никогда не избавляюсь о купленного у Вас – просто не могу. Я даже храню те туфельки из белой замши.

Р.Л.: — Я тоже никогда ничего не выкидываю. В этом нет ничего плохого. Старые модели с годами выглядят только лучше. Так обычно спрашивают: «Где вы это достали?» о вещах, которые уже не производятся и потому становятся более ценными. Выкинуть можно только те вещи, которые не вызывают зависти.

Опра: — Вы носите только свою одежду?

Р.Л.: — Нет, не только. Но я создаю то, что люблю, поэтому процентов 90 моих вещей – от моей марки. Если мне перестанут нравиться мои вещи, это будет ужасно.

Опра: — А ваша семья носит только одежду Ralph Lauren?

Р.Л.: — Они носят только мою одежду, но это, конечно, не правило или закон. Не поверите, но когда моя дочь, Дилан, была младше, я сказал ей: «Сходи в мой магазин и выбери пару свитеров». На что она ответила мне: «Папа, я не надену кашемир, он слишком дорогой!»

Опра: — Вы приложили руку к каждой вещи своего бренда?

Р.Л.: -Да.

Опра: — И даже к моим красным кожаным туфелькам?

Р.Л.: — Конечно. Каждая ли идея принадлежит мне? Нет. У меня есть команда, но их собрания не проходят без моего участия. Мне нравится ощущение, появляющееся когда делаешь то, чего не делал раньше.

Опра: — Создавая свою династию, что бы вы определили самым важным?

Р.Л.: — Для меня самое важное – хорошо себя чувствовать. Я много работаю. Когда мне говорили: «Заботься о своем здоровье», я смеялся, потому что был еще слишком молод (и наивен). Теперь я знаю, что такое болезнь и что значит быть оторванным от мира, когда ты в больнице.

Опра: — После того, как вы перенесли опухоль мозга, что-то изменилось?

Р.Л.: — Да, это была одна из самых страшных вещей, через которые мне приходилось пройти. Я работал над коллекцией для показа, когда доктор сказал мне, взглянув на рентген, «Ральф, боюсь, тебе потребуется операция». Можно ли услышать что-нибудь хуже? Кроме рака, опухоль мозга хуже всего. Мне было только за сорок и я не понимал, откуда она взялась.  Это был самый страшный момент в моей жизни и я пережил его в одиночестве. Я не сказал детям, пока не отправился в больницу. Знали только моя жена и брат.

Опра: — Я понимаю, теперь вы думали, что теперь может случиться что угодно.

Р.Л.: — Верно. В детстве вы думаете, что можете выпрыгнуть из окна и все будет окей. Но когда вы взрослее, то понимаете: «Подождите, я же не умею летать!»

Опра: — После болезни как Вы решаете, чему посвятить время, энергию и деньги?

Р.Л.: — Когда я вышел из больницы, я встретил удивительную женщину – Нину Хайд (Nina Hyde) редактора в Washington, D.C., у которой был рак груди. «Знаешь, Ральф,- сказала мне она,- ты делаешь такие прекрасные вещи для людей, почему же ты совершенно не заботишься о себе?» Поэтому я обратился к модным дизайнерам со словами: «Займемся раком груди» — и мы собрали деньги на Центр Нины Хайд в Вашингтоне.

Опра: — То есть опухоль повлияла на Ваше отношение к чему-то?

Р.Л.: — Да, в этом плане я стал более эмоциональным.

Опра: — Разве не Вы строите центр в Гарлеме?

Р.Л.: — Да, я хотел сделать что-то еще и отправился в Sloan-Kettering (главный онкологический госпиталь Нью-Йорка). Один из докторов удивил меня, сказав, «многие женщины боятся покинуть Гарлем когда у них обнаруживают рак груди. Они просто не пойдут в Sloan-Kettering, потому что боятся его». Я помнил, как паниковала моя мать, когда обнаружила уплотнение в груди. Они не знала с кем поговорить или куда пойти. Мир кажется таким маленьким, когда нет выбора и не с кем посоветоваться. Когда видишь человеческие страдания, не можешь оставаться безучастным. Этот центр поможет больным с любым видом рака получить лечение.

Опра: — Как будет называться Ваш центр?

Р.Л.: — Центр Ральфа Лорена по борьбе с раком (The Ralph Lauren Center for Cancer Care and Prevention), он будет открыт весной  на пересечении 124-й улицы и Мэдисон авеню.

Опра: — Это потрясающе, Ральф. Оглядываясь назад, верите ли Вы, что прожили такую жизнь?

Р.Л.: -Не верю. Оглядываясь назад, я говорю себе «Это великолепно!». Но когда вы посвящаете всего себя работе, вы не существуете вне работы.  Не важно, богаты вы, бедны, всегда есть о чем волноваться.

Опра: -Я вижу, Вы связаны с людьми, равно как и я связана со своей аудиторией.

Р.Л.: — Да, я всегда это говорил. Иногда, заходя в один из своих магазинов и глядя на прилавки, я говорю себе «да, это здорово, это я бы купил». Но иногда я захожу и смотрю на манекены и стойки и понимаю, что ничего не купил бы. Когда покупательница заходит в магазин, она ищет вдохновения. Поэтому я открыт для людей, мне важно, что им нужно и кто они. Куда они ездят в отпуск? Кто их семьи? Чего они стоят?
Я прожил достаточно, чтобы знать, что такое мечтать и не иметь. Самое важное – просыпаться по утрам и чувствовать себя хорошо – не важно, богат ты или нет.

Опра: — Но теперь Вы уже не задаетесь вопросом, что значит быть богатыми.

Р.Л.: — Недавно я говорил с Донной Каран и она сказала «знаешь, Ральф, я все еще не чувствую себя богатой».

Опра: — Вы тоже чувствуете себя так?

Р.Л.: — Я этого немного стесняюсь – люди смотрят на тебя по-другому. Ты превращаешься для них в богатого парня с собственным домом. Я бы ни на что не променял свою жизнь, но иногда я ощущаю пропасть между собой и людьми, с которыми работаю. Они думают «Если ты богач, у тебя нет проблем».

Опра: — Я видела интервью, которое вы давали в 26 лет и тогда вы сказали «я всегда хотел быть особенным».

Р.Л.: — И сейчас хочу.

Опра: — Но это ведет к одиночеству.

Р.Л.: — Ну, я не хочу быть неудачником, хочу что-то говорить, что-то делать, чтобы мой голос был услышан.

Опра: — Есть прекрасная строчка в «К востоку от рая» (East of Eden), где Стейнбек пишет «Уиллу нравилось жить так, чтобы никто не мог обвинить его и делать то, что необходимо, чтобы жить как обычные люди». Это поразило меня, потому что позволило осознать, что если хочешь быть экстраординарным, ты не сможешь быть как большинство.

Р.Л.: -Действительно. Однако я видел, как множество «плохих» людей добиваются успеха. И ты не хочешь того же что и они, потому что они продали свои души.

Опра: — О тебе всегда говорят, что ты «сохранил свою душу».

Р.Л.: —  Я наслаждаюсь тем, что делаю и не хочу этого терять.

Опра: — Насколько я знаю, раньше Вы были Ральфом Лифшицом. Как Вы пришли к «Лорену»?

Р.Л.: — В моей настоящей фамилии присутствует слово «shit», в детстве надо мной из-за этого часто смеялись. Это было жестоко. Поэтому я решил изменить фамилию. Но люди все равно спрашивали: «Ты сменил фамилию, потому что не хочешь быть евреем?», на что я отвечал: «Дело не в этом».  А были люди, считавшие, что если я еврей, то не имею права создавать такую аккуратную одежду.  Гарвард, Принстон, Йель, «как мне могут нравиться все эти вещи?»

Опра: — Почему Вы выбрали фамилию Лорен?

Р.Л.: — Мои кузены, жившие в Калифорнии, изменили фамилию на Лоуренс. И я подумал «Подберу-ка я и себе симпатичную фамилию». Мне было 16 и тогда я еще не был дизайнером. К иудейству это не имело никакого отношения, я продолжал гордиться им.

Опра: — Да, Лифшитц – звучит тяжеловато. Не знаю, купила бы я полотенца от Лифшица…

Р.Л.: — Если бы все было иначе, изменил бы я фамилию сегодня? Не уверен…

Опра: — Вы по-прежнему отмечаете иудейские праздники и чтите традиции?

Р.Л.: — Разумеется. Я горжусь своей историей. Хотя всегда остаются люди, смотрящие на меня пренебрежительно.

Опра: — Многие называют Вас застенчивым. Вы считаете себя таковым?

Р.Л.: — Я не большой любитель коктейльных вечеринок. Я могу сеть и поговорить с кем угодно о чем угодно, потому что это настоящее общение. А не глупый треп. Если разговор зайдет о знакомой теме, мне будет что сказать.  Если же я мало что знаю, по теме, я и буду немногословным. Чем я восхищаюсь в других и чего мне не хватает, так это образование. Я бы хотел говорить на нескольких языках, хотел бы больше читать, но я был так занят, пытаясь стать кем-то, что упустил многое.

Опра: — Вы закончили колледж?

Р.Л.: — Нет, так и не закончил.

Опра: — А хотели бы это сделать?

Р.Л.: — Не думаю, что я много выучил бы после школы. В колледже у меня была пятерка (А- высшая оценка) по психологии и тройка (D) по экономике.

Опра: — А теперь Вы Ralph Lauren.

Р.Л.: — Я всегда чувствовал, как общаться с людьми. Я говорил со своим швейцаром, говорил со всеми, с кем работаю. И наслаждался этим. Мне нравится быть частью реальной жизни. Нравятся мечты. Нравится гламур. Нравится, когда меня куда-то приглашают. Но это не значит, что я хожу повсюду, куда меня приглашают – иногда я бы предпочел этому просто съесть гамбургер или сходить в кино.

Опра: — В детстве Вы хотели быть баскетболистом. Ваша нынешняя жизнь лучше, чем карьера в баскетболе?

Р.Л.: — Да. В детстве я много кем хотел быть. Я вырос в Бронксе, в доме рядом со школьным двором. Вся моя жизнь заключалась в игре в баскетбол и стикбол – мы использовали метлу в качестве биты.

Опра: — Это был такой хоккей для бедных?

Р.Л.: — Это был бейсбол для бедных. У меня не было велосипеда или бейсбольной перчатки. Хотел ли я их? Ну да. Но я знал, что родители не смогут себе этого позволить. И это убедило меня, что всего нужно добиваться самостоятельно. Я работал на отца — носил его сумки или помогал ему рисовать – лишь бы сэкономить денег. Вещи стали для меня более ценными, я научился ценить любую покупку.

Опра: — И последний вопрос: что планируете дальше?

Р.Л.: — Мне нравятся состязания. В этом году я был в Милане, в центре Армани, Прада и Гуччи и устраивал там показ мужской коллекции. У меня не было «мужских» показов уже более 25 лет. Это было здорово – они до самого конца не знали, что будет хитом коллекции. Заработал ли я этим денег? Нет. Но получил удовольствие. Я построил десятимиллиардную империю из галстука. Но я по-прежнему задаюсь вопросом: «Что еще я могу? Далеко ли могу зайти? Есть ли мне что сказать?» Что бы я ни сделал, мне по-прежнему есть что сказать и во что верить. И это относится и к моей одежде. Невероятно приятно создавать собственный стиль. Вот что доставляет мне наибольшую радость – то что я делаю, я делаю сам.

Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Кэри Грант и Ральф Лорен Ральф Лорен и Одри Хэпберн Ральф Лорен Ральф и Рики Лорен в Бедфорде Ральф Лорен Ralph Lauren, рекламная кампания 1987 года Ральф Лорен и Глория Вандербильт Ральф Лорен на обложке AutoWeek Ральф и Рики Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф и Рики Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен Ральф Лорен во время показа коллекции Весна-Лето 2012 Ральф Лорен во время показа осенней коллекции 2010 года Ральф Лорен Ральф Лорен и Хэлли Берри на показе осенней коллекции 2006 года Ральф Лорен на показе коллекции Осень-2008 Ральф Лорен Ральф Лорен и Дайана Вриланд, 1984 год

Также читайте

наверх