Лемэр, Кристоф
Опубликовано 26.04.2012

Кристоф Лемэр (Christophe Lemaire) – французский дизайнер, основатель бренда Christophe Lemaire, бывший креативный директор Модного Дома Hermes.

Биография и карьера

Кристоф Лемэр родился 12 апреля 1965 года в Безансоне во Франции. В мир моды дизайнер попал случайно. Еще будучи студентом, он остро нуждался в деньгах, чтобы оплатить арендную плату за квартиру, поэтому пошел на работу в качестве помощника стилиста. Cо временем Кристоф понял, что это занятие для него – не просто способ оплачивать счета, а нечто большее.

Его первым серьезным опытом стало сотрудничество с Yves Saint Laurent и Thierry Mugler, с 1986 по 1990 год он также работает на Christian Lacroix. С последним Лемэр встретился на очередном рабочем месте — в Доме моды Жана Пату, и в итоге стал главным дизайнером женской коллекции pret-a-porter у Christian Lacroix, поразив Кристиана своим талантом и потенциалом.

В 1991 году Кристоф основывает свой бренд, начав с выпуска женской одежды. В 1995 году Лемэр становится победителем престижного французского конкурса ANDAM и представляет мужскую линию своей марки. Тем не менее, дизайнер будто не стремится к славе и почету, не дает многочисленных интервью и не изобретает вещей, которыми мог бы заметно выделиться среди представителей фешн-индустрии. Даже когда в 2000 году ему поступает предложение возглавить знаменитую марку Lacoste (что по его собственному признанию было полной неожиданностью), вокруг не поднимается привычного шума и суматохи.

Однако представители Lacoste отнюдь не прогадали: Кристоф Лемэр оказывается именно тем модельером, который работает «за идею», а не за очередную «звездочку на погонах». А идея у Кристофа была очень проста: возродить марку и освежить ее имидж. На посту креативного директора бренда он проработал десять лет и за это время вывел Lacoste на абсолютно новый уровень. «Одежда с крокодилом» стала теперь не только must have игроков в теннис, но и символом целого образа жизни. Лемэр смог сделать ее более повседневной и модной, такой, которую можно носить при самых разных обстоятельствах. Игра цветов, преображение силуэтов и при этом сохранение отменного качества позволили марке словно родиться заново и по праву оставаться в рядах самых популярных современных брендов.

В 2010 году становится известно, что Жан-Поль Готье после семилетнего сотрудничества покидает пост креативного директора Модного дома Hermès, а освободившееся место предложено Кристофу Лемэру. Кристоф приступил к работе на новой должности после последнего показа под руководством Готье весна-лето 2011. На этот раз дизайнеру не удалось укрыться от публичности, к концу 2011 года не осталось практически ни одного модного международного глянцевого издания, в котором бы не фигурировало его имя.

В дебютной коллекции Лемэра для Hermes осень-зима 2011-2012 явно прослеживались мотивы средневековья. Образы в стиле «Робин Гуда» и «отважных охотниц» были положительно оценены публикой и признаны вполне достойными для «одной из самых элегантных» марок в мире.

1 октября 2014 года на Неделе моды в Париже состоялся прощальный показ коллекции Кристофа Лемэра для Hermès, дизайнер покинул бренд после 4 лет работы.

Стиль

Кристоф Лемэр – преданный поклонник классики. Каждый раз, когда его спрашивают о стиле, он говорит, что не хочет ничего изобретать, а желает, напротив, сохранять традиции и делать так, чтобы они были созвучны настоящему времени. Он против создания моды «на показ», для него это нечто более личное и глубокое, чем просто шоу. Кристоф считает, что одежда должна существовать «вне времени» и быть настолько качественной, насколько это возможно.

«Вы не должны менять свой гардероб каждые шесть месяцев и не должны бежать в магазин, чтобы купить последнюю модную сумку. Это очень поверхностное видение элегантности, ведь она, прежде всего, связана с достоинством».

На сегодняшний день Кристиан живет и работает во Франции, а новый пост креативного директора Hermes успешно совмещает с развитием собственной марки, дважды в год выпуская мужские и женские коллекции.

Интервью Кристофа Лемэра для New York Times, взятое Эриком Уилсоном (7 марта 2011)

Э.У.: Вы начали с чего-то. О чем в первую очередь вы подумали, начиная работу с Hermes?
К.Л.: Это было очень сложно. Перед тобой открывается столько возможностей, когда дело касается Hermes и богатого наследия этого бренда. Трудность состояла в том, чтобы редактировать свои идеи и сосредоточить их на открытии новых методов работы. Но это было невероятно захватывающе. Для меня это стало первым шагом.

Э.У.: После Lacoste многие ожидали, что вы привнесете сюда что-то в спортивном духе, не зная, в чем состоит ваша цель. Вы думали о том, что возникнет пересечение вашей прошлой деятельности с тем, что вы собираетесь сделать здесь?
К.Л.: Lacoste – это бренд спортивной одежды. Он основан на функциональной, легкой в носке одежде, которая немного вне времени. Это бренд, который находится где-то в стороне от основной моды. Я думаю, что Hermes находится на подобном пути, но в совершенно ином контексте. Hermes представляет собой функциональность высочайшего качества. Здесь, в Hermes мы не говорим о том, что производим предметы роскоши. Мы создаем функциональные объекты высочайшего качества. Мы должны думать о комфорте, функциональности, карманах, о том, как эта одежда будет стареть. Внутренняя сторона имеет такое же большое значение, как и внешняя. Намного более важно высочайшее качество и комфорт, который вы чувствуете, а не оболочка и внешний вид.

Э.У.: Что вы хотели сказать своим последним шоу? Кажется, в коллекции было много кафтанов и длинных туник, отсыл к бразильской теме. Вы намеренно смешиваете культуры?
К.Л.: Вчера я хотел выразить свое видение бренда Hermes. Оно заключается в том, что все мы должны быть разными. Hermes находится где-то в другом месте. Я хотел, чтобы вчерашнее шоу приостановилось во времени и пространстве. Я хотел создать впечатление, что вы не знаете точно, где вы находитесь, и откуда появилась эта женщина. Это был способ напомнить, что Hermes является брендом, который открыт для мира, живой, постоянно развивающийся, интересующийся другими культурами. Я думал о Северной Африке, Монголии, наследии Hermes, цветах, 20-х годах и так далее. Мне было интересно поместить все это в шейкер и не делать очень буквальным, а сделать это современным для сегодняшнего дня.

Э.У.: Что вы делаете перед показом? Есть ли у вас какие-либо ритуалы?
К.Л.: Я обычный в этом плане. Просто вернулся домой в субботу ночью, немного поздновато, посмотрел новости. Утром отправился на небольшую пробежку, позавтракал в небольшой спешке вместе с сыном и своей девушкой.Э.У.: Как вам показалось, как прошло шоу?
К.Л.: Это было очень странно. Глубоко внутри, во мне была тревога. На французском это звучало бы как «le trac», что похоже на чувство, возникающее у актера перед выходом на сцену. Но я был уверен. Впервые я оказался на переднем плане вместе со всей командой, и я чувствовал, что это выглядит отлично. Но, безусловно, было то, что я хотел бы улучшить в будущем.

Э.У.: Если бы вам пришлось критиковать свою собственную коллекцию, что бы вы сказали?
К.Л.: Я бы хотел уйти в большую простоту. Кроме того, с внутренней стороны одежды было бы много того, чего я пока не мог достичь из-за отсутствия времени. Одежда невероятно хорошо сделана и превосходно завершена, но я бы хотел продвинуться немного дальше в совершенствовании наружной и изнаночной части. Но это то, что нужно совершенствовать из сезона в сезон.

Э.У.: В коллекции вы показали несколько моделей брюк, которые сливались с обувью. Расскажите о них.
К.Л.: Идея появилась при взгляде на девушек, одетых в кожу – кожаные ноги. У нас были хорошие леггинсы из овчиной кожи такого же качества, как ботинки и сандалии. Помимо этого мы создали и вот эти штаны-сапоги, сделать которые, было, кстати, достаточно нелегко. Мы хотели, чтобы они были цельными или монохромными – один материал, один цвет.

Э.У.: Зачем?
К.Л.: Чтобы достичь баланса. В противном случае было бы слишком много информации. Я не знаю. Мне действительно нравится эта идея «кожаных ног». Мне нравится визуально удлинять ноги таким способом.

Э.У.: Учитывая возможности, которыми вы обладаете в Hermes, есть ли что-то такое, что вы бы очень хотели попробовать сделать?
К.Л.: На вчерашнем шоу одна из моделей показывала пиджак, сшитый из кашемира. Но он выглядел, как скульптурный войлочный кашемир. Он был сделан вручную в Монголии. Это наследственная техника. Они кладут кашемир в воду и делают что-то вроде массажа. Они создают ткани и буквально лепят одежду так, что она получается бесшовной. Это единое целое. Также мы смогли сделать полоски с логотипом, включенные в ткань. Я бы очень хотел иметь возможность исследовать эту технику. Я считаю, что это совершенная роскошь, которую ты не видишь, но можешь почувствовать, когда носишь одежду. В эту одежду вложена душа.

Э.У.: Есть идеи насчет того, сколько это будет стоить?
К.Л.: Не совсем представляю. Я думаю, 6 тысяч евро? Это ничто.

Э.У.: Как в коллекции появился сокол?
К.Л.: В самом начале, когда я начал думать об этой коллекции, мне пришла в голову мысль об охотнице Диане, богине природы, вот так и появился сокол. Кроме того, мне нравится идея демонстрации немного дикой стороны Hermes.

Э.У.: Мне показалось интересным то, что вы вчера сказали Сьюзи Менкес: «Это болезнь нашей промышленности – постоянно идти все быстрее и быстрее, чтобы все было мгновенно». Скажите, что вы имели в виду?
К.Л.: Идея потребительства – это глобальная проблема нашего времени. Это порочная вещь. Интернет, конечно, удобен, но он может быть злом, ведь люди желают получать все немедленно. В области моды это не рождает ничего интересного. Чтобы создать качество, нужно время. Нужно время на раздумья. Необходимо и время на то, чтобы мечтать. Нам необходимо время на то, чтобы сделать шаг назад. А если вы находитесь в постоянной спешке, стараетесь успеть за временем и перегнать его, вы сойдете с ума. Вы не сделаете ничего по-настоящему качественного.

Э.У.: Это было у всех на уме на этой неделе, но как вы предлагаете решить эту проблему?
К.Л.: Я не знаю. Мы хотим изменить это в стенах Hermes путем представления иного подхода к стилю. Это тот дом, где ты чувствуешь, что можешь строить что-то из сезона в сезон. Прекрасным примером являются пряжки наших сумок. Существует столько страсти в том, чтобы сделать сумку и создать такую застежку, которая будет издавать правильные звуки при закрытии. Некоторые работники могут потратить несколько сезонов на то, чтобы найти верный звук для застежки сумки. Иногда они берут пряжки, которые были сделаны 20 лет назад, переделывают их и улучшают. Мне нравится эта идея – улучшать что-то каждый сезон, вместо того, чтобы отметать все в сторону и пытаться удивить всех, показав спектакль. Это не главное. Нам нужен высококачественный и честный продукт, и именно это позволяет чувствовать себя хорошо.

Э.У.: В качестве последней мысли, как вы считаете, идея марки Hermes будет меняться с вами, как с дизайнером?
К.Л.: Нет, возраст этого дома насчитывает 170 лет. А я всего лишь новая глава длинной истории линии ready-to-wear от Hermes. Я, вероятно, привнесу в бренд свою точку зрения. Как-то перед шоу я спросил Пьера-Алексис, считает ли он, что это достаточно в стиле Hermes. Он ответил: «Я не тот человек, который может сказать да или нет. Это смогут сказать те люди, которым мы это показываем, наши клиенты. Именно они решат Hermes это или нет. Если ты чувствуешь, что это правильно, давай сделаем это». Это живой бренд и он открыт для всего. Но я надеюсь, что за время своей работы здесь я смогу привнести что-то в марку. Посмотрим. Это не мне решать.

Интервью Кристофа Лемэра для POP (14 декабря 2010)

РОР: Где вы провели годы своего становления в модной индустрии?
К.Л.: В сфере высокой моды Парижа восьмидесятых годов.

РОР: Какой самой важной вещи вы научились, или какой самый дельный и нужный совет получили в самом начале вашей карьеры?
К.Л.: «В глубине души лежит то, что мы на самом деле хотим сказать.»

РОР: Что вы считаете самым интересным в мужской одежде на данный момент?
К.Л.: Очевидно, что сейчас существует намного больше пространства для самовыражения и творчества в мужской одежде, так как с 60-х годов положение мужчины в обществе пережило значительное развитие. Сейчас появилось больше пространства для индивидуальной экспрессии и проявления своего стиля. Конформизм все еще существует, но совершенно очевидно, что сейчас значительно больше разнообразия. Сеть позволяет мужчинам быть наиболее информированными о новых открытиях в области пошива одежды.

РОР: Можете ли вы описать эстетику собственного лейбла? В ваших силуэтах присутствуют уникальные скульптурные решения, которые, похоже, появились под влиянием Запада и Востока и их комбинирования. Все это создает резкий модернистский образ.
К.Л.: Это верно!

РОР: Как вы приступаете к разработке коллекции каждый сезон? С чего вы начинаете – с силуэта, вдохновения, ткани, цвета? Этот процесс всегда одинаковый?
К.Л.: Все больше и больше мне нравится начинать подход к разработке новых коллекций с одинаковой концепцией, которую я совершенствую и перерабатываю. Процесс никогда не бывает одинаковым. Он обычно начинается с изображения, все больше одинаковых, из сезона в сезон: Николя де Сталь в объективе Дэниса Коломба, который сфотографировал его в черной рубашке и черных плиссированных брюках; Фуджита с вымытыми цветами; фотографии Сары Мун, Дэвида Берна, тибетские пальто, куртки Мао и так далее.

РОР: Какие качества материалов, используемых вами, наиболее вдохновляют вас? Вы обращены к техническому выполнению ткани или же вам ближе использование традиционного текстиля?
К.Л.: Я всегда смотрю на благородные ткани, мягкие, пластичные, а также структурированные, как, например, шелк, плотный шерстяной твид, хлопковый вельвет… Потому что они красивы, и мне нравится идея того, что одежда становится более красивой с годами.

РОР: Шоу Весна-Лето стало первой презентацией вашей одежды за долгие годы. Как вы считаете, подиумные шоу все еще имеют промышленную актуальность, как это было когда-то?
К.Л.: Существует очень много путей для того, чтобы продемонстрировать свою работу, особенно сейчас, когда так развит интернет. Но правда в том, что модный показ является уникальным «драматическим моментом», это красивый способ протолкнуть свои идеи немного дальше, увидеть свою одежду в новом и всегда обогащенном виде. Это особенный момент, который трудно заменить чем-либо еще, но я не люблю, когда он становится систематическим, превращается в обязательный ритуал, не имеющий смысла, и где основной упор делается на шоу, а не на стиль.

РОР: Каковы преимущества демонстрирование мужской и женской одежды во время одного показа?
К.Л.: Преимущество состоит в том, что есть возможность показать, насколько близки друг к другу мужской и женский гардеробы в моих коллекциях. Я разрабатываю огромное количество вещей унисекс.

РОР: Вы, должно быть, очень рады тому, что идете по стопам Мэйсона Мартина Маржелы и Жан-Поля Готье в компании Hermes. Что вы надеетесь привнести в люксовый бренд?
К.Л.: Что-то необходимое, стильное и современное. И очень верное духу бренда: настоящую роскошь.

РОР: Какими достижениями, сделанными во время работы в компании Lacoste, вы гордитесь больше всего? И как вы думаете, какое ваше наследие останется в лейбле после вашего ухода?
К.Л.: Я надеялся, что смогу вернуть марку на тот уровень, на котором она была изначально: спортивная одежда со стилем, отличная, современная и верная своей сути.

РОР: Каким вы видите будущее развитие мужской одежды? Она будет основываться на комфорте и технологиях или же традиции всегда будут играть основополагающую роль?
К.Л.: Я верю в то, что в будущем качество будет противостоять количеству.

РОР: Ваши музыкальные коллаборации всегда показывают очевидную любовь к сцене. Можете ли вы порекомендовать что-то из музыки?
К.Л.: Ariel Pink, The-the «Soul Missing», Wire «Chair’s missing», Omar Soleyman, LCD Soundsystem «Dance yourself clean», PiL «Potones», Section 25 «Wretch».

Интервью Кристофа Лемэра для NY Mag, взятое Лорен Марроу (6 июля 2010)

Л.М.: Сложно ли было для вас принять решение уйти из Lacoste?
К.Л.: И да, и нет. Я был очень воодушевлен предложением работать в Hermes. Это определенно своего рода мечта, и она совпадает с моим личным видением моды.

Л.М.: Какие мысли приходят вам в голову, когда вы оглядываетесь на годы в Lacoste?
К.Л.: Я очень горжусь тем, что обновил образ Lacoste, передвинул его на сторону более молодой и более модной аудитории. И я глубоко убежден в том, что Lacoste занимает уникальную позицию в мире моды: он не является ни стандартным спортивным брендом, ни модной маркой. Я считаю, что очень точно выразил это в показах, но до сих пор существует проблема выражения этого в магазинах марки и в дистрибуции.

Л.М.: Как вы видите Hermes?
К.Л.: Зимняя коллекция будет показана в марте. Я не собираюсь говорить об этом пока, думаю сейчас немного рано. Но у меня будет кое-что более конкретное, и я покажу это в конце года.

Л.М.: Кто ваши любимые дизайнеры?
К.Л.: Фиби Фило из Celine, а также мне очень нравятся работы Apiece Apart.

Л.М.: Что заставило вас принять решение вновь показывать коллекции марки Christophe Lemaire на подиуме?
К.Л.: Очень многие люди быстро стали ассоциировать мои ранние работы с тем, что я делал для Lacoste. Моя собственная марка сильно эволюционировала в течение двух или трех последних лет. Настал подходящий момент для того, чтобы прояснить ситуацию и позиционирование.Л.М.: Какие люди носят вашу одежду?
К.Л.: Люди, которые больше вовлечены в стиль, чем в моду. Я предлагаю вещи, с которыми можно играть и создавать свою собственную специфическую униформу.

Л.М.: Что вас привлекает в униформе?
К.Л.: Я действительно ненавижу идею того, что человек должен менять свой гардероб раз в шесть месяцев. Это полная чушь. В конце концов, вы должны найти свой собственный стиль.

Л.М.: Как бы вы описали свой личный стиль?
К.Л.: Я смешиваю традиционную одежду, вдохновленную Китаем, Японией и Индией и Западную рабочую одежду.

Л.М.: Какие тренды вы можете выделить в данный момент?
К.Л.: Я счастлив видеть то, что мы возвращаемся к определенному общему смыслу: настоящее качество, безвременье, простота и классика в хороших смыслах этих слов. До недавнего времени женщины ценили в высокой моде роскошь, свойственную проститутке. Сейчас же они нуждаются в более аутентичном и достойном стиле.

Л.М.: А какие тенденции вы бы хотели видеть в отставке?
К.Л.: Мне надоели тренды, перетекающие из Бохо шика к рок-н-роллу, из хиппи в панк и так далее. Я люблю музыку, но я устал от этих поверхностных вещей в моде. Я думаю, что трансагрессивность сегодня является классикой. Претендовать на то, чтобы выглядеть, как панк, принимать кокаин, устраивать оргии, становится общепринятым в настоящее время. В этом нет ничего трансагрессивного. Модные страницы, так же как и Purple magazine – это просто шутка.

Л.М.: Как же так?
К.Л.: Это просто очень искусственно. Они претендуют на восстания, хотя на самом деле они являются жертвами системы больше, чем кто-либо.

Л.М.: Есть ли такая вещь, на которую вы копите деньги?
К.Л.: Классический кожаный держатель для ключей от Hermès.

Л.М.: Что должно быть в гардеробе каждого мужчины?
К.Л.: Пара хороших туфель, в которых он будет чувствовать себя комфортно и красиво.

Л.М.: Есть что-то без чего вы не выходите из дома?
К.Л.: Пара китайских летних тапочек или же кожаные ботинки на подкладке из овечьей шерсти зимой.

Официальный сайт: www.christophelemaire.com

Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр Кристоф Лемэр

Также читайте

наверх