Лакруа, Кристиан
Опубликовано 11.08.2011

Кристиан ЛакруаКристиан Мари Марк Лакруа (фран. Christian Marie Marc Lacroix; род. 16 мая 1951) – известный французский модельер.

Биография

Кристиан Лакруа родился в 1951 году в городе Арль на юге Франции. Его отец был инженером, проектирующим оборудование для нефтяных скважин.

Лакруа начал интересоваться дизайном одежды еще в детстве. Больше всего мальчик любил листать модные журналы 19 века, которые нашел на чердаке у своей бабушки, и посещать маленький музей костюмов Arles’ Museon Arlaten, находившийся недалеко от его дома.

Когда юного Лакруа спрашивали, кем бы он хотел стать в будущем, мальчик отвечал — Кристианом Диором.

Лакруа изучал историю искусств в University of Montpellier, который закончил в 1973 году. Затем уехал в Париж, чтобы обучаться в Сорбонне. Он мечтал стать смотрителем музея, поэтому посещал курсы при школе Лувра. Но работать в этой области так и не стал.

В 1973 году на вечеринке произошла судьбоносная встреча Кристиана Лакруа с Француазой Розенталь, которая работала в модной индустрии и была помощником Жан-Жака Пикарта. Впоследствии она стала женой Лакруа (в 1991 году). Именно благодаря встрече с Француазой, Кристиан начал свою карьеру в модном бизнесе.

Начинал он в качестве ассистента в модном доме Hermes, затем работал с Guy Paulin, после чего уехал в Токио, а вскоре после возвращения во Францию получил должность главного дизайнера в ведущем французском Доме мод.

В 1981 году Лакруа был нанят в качестве дизайнера к Jean Patou, где должен был улучшить продажи одежды. Его нанял Жан Де Муи, внучатый племянник основателя компании. В то время как Лакруа начал работать в Patou, компания продавала больше духов, нежели одежды. Де Муи предоставил Лакруа полную свободу в создании двух коллекций женской одежды класса люкс.

Кристиан Лакруа постепенно вырабатывал то, что впоследствии стало его фирменным стилем. Он выстрелил в 1985 году со своей коллекцией, навеянной детством на юге Франции.

В 1986 году благодаря коллекциям для Patou он стал настоящей звездой. Короткие платья-футляры и платья с буфами от Лакруа совершили переворот в мире моды и повлияли на многих других дизайнеров. Общественность назвала его коллекцию весна-лето 1986 года сумасбродным сочетанием элегантности и неразберихи.

Лакруа в своих коллекциях, используя фантазию, всегда пытался выйти за границы возможного.

«Высокая мода должна быть забавной, глупой, практически негодной для носки. Мы как рождественская витрина в магазине. Мы должны создавать мечту».

Лакруа нравилось создавать высокую моду для Patou, но он также хотел заниматься созданием собственной линии прет-а-порте.

В 1987 году, после показа коллекции весна-лето, Лакруа открыл собственный дом моды. Его финансировала Financiere Agache, французская компания, которой принадлежали другие Дома мод, включая Dior.

Лакруа хотел создавать наряды, далекие от тех, что он конструировал для Patou. Его коллекции все еще были пропитаны духом юга Франции. Но теперь в них появились наряды в пол, расшитые пайетками, декорированные мехом и шнурками. Яркие, глубокие цвета коллекций напоминали о красоте тех мест, где он вырос.

К марту 1988 года у Лакруа была готова своя первая полноценная коллекция. Он был вдохновлен высокой модой, но все же сделал коллекцию более простой.

Чтобы увеличить доходы, Лакруа также занимался дизайном мехов, очков, драгоценностей и мужской одежды. В 1990 году он запустил производство собственных духов «C’est la vie» и планировал заняться созданием косметики.

Время шло, и критики перестали замечать коллекции Лакруа. В фаворе были другие дизайнеры. Его проекты в динамичные 90-е стали выглядеть устаревшими.

Лакруа попытался найти свою нишу на рынке готового платья. В 1994 году он создал коллекцию повседневной одежды. В 1995 году начал создавать линию постельного белья, в 1996 году джинсы. Ни одна из этих линий особым успехом не пользовалась. Но в начале 2000-х годов изменился взгляд на моду, и Лакруа снова стал популярным.

Модельер начал создавать подвенечные платья. Особенно популярными свадебные платья от Лакруа стали после того как он создал шедевр для Кэтрин Зета-Джонс, когда она выходила замуж за Майкла Дугласа. Впоследствии его клиентами стали многие другие знаменитости.

В 2002 году в Токио открылся первый флагманский магазин Кристиана Лакруа, также планировалось открытие еще одного в Лондоне.

Лакруа не ограничивался модной индустрией. С 1985 года он начал создавать костюмы для театральных постановок. Одним из его первых опытов в этой области было создание костюмов для American Ballet Theatre’s production of Gaiete Parisienne.

В 2001 году он уже создавал костюмы более чем для 20 различных шоу во всем мире и для своего первого фильма Les Enfants du Siecle.

В том же 2001 году Кристиан Лакруа основал новую компанию XCLX , занимающеюся проектами в области современного искусства, музыки, дизайна, публицистики. Он создал дизайн интерьера высокоскоростного поезда и инсталляцию для выставки в галерее Avignon, выпустил компакт-диск.

Несмотря на параллельные проекты, Лакруа оставался значимой величиной в мире моды. В 2002 он согласился стать дизайнером модного дома Pucci.

Как сказал модельер в одном из своих интервью для the Guardian:

«Сегодня я чувствую себя более чем когда-либо связанным с будущим. Десять лет назад моя работа была связана с прошлым, с ностальгией, но теперь моя жизнь здесь и сейчас».

Интервью с Кристианом Лакруа

23 октября 2009 года Филеп Мотвери (Filep Motwary) взял интервью у знаменитого модельера.

ФМ: — Господин Лакруа, прежде всего я хотел бы поблагодарить вас за оказанную честь. Итак, какое место, по-вашему, вы занимаете в истории моды?

КЛ: — Мне очень сложно оценивать свою работу со стороны. Однако, небывалый успех двух последних выставок, в  Musee Reattu в Арле (2008) и парижском Музее моды  (2007) доказал мне, что есть еще много людей, которые получают  огромное удовольствие от моих работ.

ФМ: — Вы не думали о сотрудничестве с каким-нибудь другим лейблом, ведь раньше вы работали с Hermes и Pucci?

КЛ: —  По соглашению с нашими последними американскими покровителями, я не имею на это права. Посмотрим, что будет со следующими. Если я, конечно, еще буду в деле.

ФМ: — С годами ваше мастерство все более крепнет. В конечном счете, оно стало главным источником вдохновения и вашим неподражаемым почерком. Великолепное качество исполнения, богатая вышивка, незабываемые модели, линия силуэтов, отсылки к истории… Что вело вас?

КЛ: — Еще когда я был ребенком,  меня совсем не интересовало мое время. Гораздо больше меня привлекала история моей страны и моего родного города. В подростковом возрасте я больше интересовался модой 60-х-70-х годов, что для остальных ребят моего возраста казалось непроходимым старьем. Когда я стал дизайнером, мне нравилось смешивать и сочетать самые различные времена и стили, как я делал, когда был костюмером. Прошлое, настоящее и будущее… Теперь я нашел некий баланс. Чем более жестоким, бесчеловечным и технологичным становится наш мир, тем более я чувствую, что мы просто обязаны сохранить для наших потомков ручной труд и умение создавать что-то лично.

ФМ: — Ваш подход к моде можно назвать очень вычурным. В то же время множество людей соглашаются, что вы, возможно, единственный современный модельер, который действительно понимает историю. Как вам это помогло в вашей работе и насколько трудно удержать равновесие между современным и историческим костюмом?

КЛ: — Этот вычурный подход я использую абсолютно ко всему в моей жизни: это отличный способ избежать скуки. В этом подходе моя сила. Вот уже 23 года я известен всему миру именно благодаря такому необычному духу. Конечно, с другой стороны, в нем и моя слабость, так как мой стиль разделяют немногие. Однако внутренний голос сам по себе является достаточно серьезным поводом для того, чтобы идти своим путем, следуя за собственной интуицией и размышлениями.  Говорят, что история, это не ностальгия, а самый верный способ представить будущее. Будущему необходимо иметь корни. Для достижения цели, вы должны знать, откуда вы происходите.

ФМ: — Один мой знакомый сказал: «Лакруа – это смесь художника с ремесленником». Как вы видите себя в этом контексте?

КЛ: — Я не люблю описывать себя при помощи слова «художник». Вот почему, даже на французском, я чаще использую слово «дизайнер», которое, на мой взгляд, больше подходит для описания этой области художественного мастерства, когда речь заходит о повседневной жизни. Я никогда не занимался живописью или скульптурой, не снимал кино и не занимался театральными постановками. Трамваи, скоростные поезда и одежда не являются предметами искусства.

ФМ: — По моему мнению, наиболее культовой фотографией Мадонны является фото, снятое Стивеном Кляйном (Steven Klein), где она одета в ваше платье. Какую роль играли вы в этой фотосессии?



КЛ: —  Я практически в этом не участвовал. Стивен выбрал уже готовый костюм, бывшее платье невесты, и использовал его в соответствие со своим гением. С тех пор это платье приобрело для меня некое очарование, оно стало символом моей работы. Для меня фотография всегда была одним из самых прекрасных видов искусства, и я был более чем горд от осознания того, что стал его частью.

ФМ: — Что вы думаете о будущем моды?

КЛ: —  Я хочу верить в иной путь. Будущее поколение, представителем которого являетесь и вы, пойдет к моде другим, более свободным, более личным, более «самоизобретательным», более смелым, эксцентричным и экстравагантным путем. Не следуя указаниям модных журналов и рекламных кампаний, которые слишком подвергнуты диктатуре денег и тенденциям вроде «большого брата». Хенд-мейд, гиперлюкс, возврат к корням, не в смысле хиппи, и т.п…

ФМ: — Где рождается мода?

КЛ: — С одной стороны мы имеем нарциссирующую  мастурбацию модников, пресс-фотографов и редакторов. Они создают фальшивый мир моды для себя, своих приятелей и коллег. И только. С другой стороны мы имеем несколько умных брендов, таких как Zara, H&M, Uniqlo, которые связаны с улицей и реальным потребителем, но имеют весьма скромную рекламу. Журналы открыты только для лейблов, тех, которые готовы потратить на рекламу миллиарды. Все это дает народу фальшивое представление и искажает видение нашей работы.

ФМ: — Как вы расцениваете использование «технологий будущего» в моде?

КЛ: — Чаще всего новые технологии используются в спорте и науке. Конечно, технологические инновации могли бы дать дизайнерам новые возможности на поле их деятельности. Однако футуристическим образам в духе Courreges и Rabanne пришел конец.

ФМ: — Кто из молодых дизайнеров вам больше всего симпатичен и почему?

КЛ: — Как я уже говорил выше, больше всего мне нравятся смелые дизайнеры. Иногда я гляжу на какую-то вещь и аксессуар, и она мне уже нравится, хотя я не знаю имя дизайнера.   Например, мне нравится такой дизайнер как Бернар Уиллельм (Bernard Whillelm). В этом сезоне мне также приглянулись несколько образов от Erdem, Undercover и Watanabe, а также еще несколько вещей из мужских коллекций на вашем сайте, но я не запомнил их имена. Ну и Rodarte конечно.

ФМ: — Каково ваше мнение о внезапном расцвете «псевдокутюра»?

КЛ: — Как я уже говорил, хенд-мейд снова в моде, потому что благодаря ему, вы становитесь обладателем эксклюзивной вещи. Именно в этом нуждается средний класс, потерявшийся в общем городском потоке. После волны кэжуала, спортивной одежды, отказа от каких-либо брендов и наоборот преувеличенного внимания к ним, мы нуждаемся в более экстравагантном и оригинальном образе…
Спустя несколько сезонов после того, как я начал работать с Patou и Chanel, в прессе и во всех рекламных кампаниях внезапно стала чрезвычайно популярна приставка «кутюр», появились такие нелепые словосочетания как «машина от кутюр», «кухня от кутюр», «оформление от кутюр» и т.п. Все модное было просто обязано быть «от кутюр». Сегодня эта тенденция снова актуальна, так как все в моде возвращается.

ФМ: — Индустрия моды стала настолько могущественной, что, кажется, все возможно. Есть ли разница между готовой одеждой и высокой модой? Не потеряет ли последняя своего влияния в связи с усиливающимися позициями prêt-a-porter?

КЛ: — Хороший вопрос. В последние несколько сезонов в высокой моде наблюдается очевидный кризис, и это даже привело к исчезновению нескольких модных домов.  Однако, на мой взгляд, это хороший способ начать все с нуля, заново продумав свою «высокую моду», которая бы шла рука об руку с «готовой одеждой». «Высокая мода» — больше не лейбл, это скорее мироощущение, чувство, стиль, прикосновение. Как это ни парадоксально звучит, но многим Домам моды очевидно не хватает некой «светскости». В то время какой-нибудь неизвестный начинающий Дом моды владеет ею с избытком. Мы живем в переходный период, и это очень захватывающе. Проблема, о которой вы говорите, весьма актуальна, и проблемы моего собственного Дома моды являются прекрасным примером.

ФМ: — Почему же «высокая мода» все еще жива? Или это дань традиции?

КЛ: — Высокая мода все еще дышит, но с большим трудом. Я думаю, она бессмертна, так как тяга людей к уникальности неистребима. Все мы хотим иметь в нашем гардеробе нечто необычное.
Мне кажется, Париж обладает каким-то особенным духом, который притягивает к себе дизайнеров из Англии, Германии, Америки и других стран. Они приезжают сюда со своими лучшими работами, чтобы сотрудничать с нашими швеями, мастерами по отделке и изготовлению аксессуаров. Эти профессии у нас все еще живы благодаря такому международному сотрудничеству. Париж протягивает руку иностранцам, открывает им свой ум и сердце. В течение всего 20-го столетия он безотказно принимал всех, кто хотел избежать войн и притеснений и искал пристанища. Я полагаю, именно эта особенность Парижа позволит высокой моде здесь выжить.

ФМ: —  Что вызывает у вас самые сильные эмоции теперь по сравнению с прошлым?

КЛ: — Сегодня я ценю более тонкие вещи, а не яркие впечатления. Свет для меня более важен, чем шоу, одно слово больше, чем рассказ, простой шум больше, чем опера, хотя я все еще люблю театр, так же как и хорошее вино и кухню. Наконец, мне теперь гораздо больше нравится флирт, чем секс.

ФМ: — В каком состоянии находится сейчас  Дом моды Lacroix?

КЛ: — Суд придет к окончательному решению 27-го октября. Посмотрим. Если мы выиграем, то бренд ждет настоящее перерождение. Я хочу проделать с ним все то, о чем говорил выше.

ФМ: — Вы чувствуете свою ответственность перед людьми, которые работают на вас?

КЛ: — Конечно! Все это время я боролся за мой дом, прежде всего ради своих сотрудников, особенно ради моих прекрасных швей, которые являются настоящими волшебницами. Мне хотелось бы как можно скорее уладить все проблемы, так как не могу видеть, как они сидят без дела, когда клиенты просто молят о своих заказах. Они просто не могут их принять, ведь по закону, они не имеют на это права, пока суд не вынесет окончательного решения. Потому, какое решение он бы ни принял в следующий вторник, для всех нас это будет настоящим облегчением.

ФМ: — Какое влияние оказали на вас последние события как на человека и профессионала?

КЛ: — Я чувствую пессимизм и оптимизм одновременно. В любом случае, я четко осознаю все происходящее, понимаю свои обязанности и думаю о будущем. Я родился на юге в средиземноморском городе, где я познакомился с античным греко-латинским мироощущением, верящим в судьбу, предков и древних богов. Этот подход помогает мне в жизни. Я урожденный телец, но с сильным влиянием льва. Это сочетание приносит мне и людям, меня окружающим, немало проблем, но также наполняет меня силой. Я хочу победить, потому что мои люди и история моего Дома заслуживают этого. Уверенность в этом заставляет меня чувствовать свою правоту. Впервые я открыл в себе эту черту, когда боролся за свои права с концерном LVMH.  Борьба дает мне энергию и необходимый гнев. Кроме того, я люблю новые истории, которые обязательно рождаются после этого.

ФМ: — Итак  что же представляет из себя этот человек, Кристиан Лакруа?

КЛ: — Я должен сказать, что использую этот временный перерыв для работы со сценой (ремейк балета «Агриппина» постановки 1986 года в Берлинской государственной опере, еще одной оперы на сцене парижского Национального театра комической оперы). Кроме того, я работаю над декорированием нескольких отелей и трамваев в городе Монпелье, а также задействован в некоторых выставках и еще многих вещах, которых я обожаю с самого детства. Я часто благодарю Бога за то, что он позволил реализовать мне все свои детские мечты. Я счастлив иметь преданных друзей вроде Оливье Селлара (Olivier Saillard), с которыми я могу разделить не только дружбу, но и все свои радости и печали, а также мысли о будущих проектах. Кроме того, моя жена Франсуаза, настоящий кладезь остроумия и силы, а еще она обладает большой индивидуальностью.
Я люблю пить бордо, рисовать эскизы, слушать музыку и читать, — все это составляет мое истинное Я.

Официальный сайт: www.christian-lacroix.fr

Кристиан Лакруа с моделями Кристиан Лакруа с моделями Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа и Кэролл Эрмитэйж Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа на показе 1992 года Кристиан Лакруа на показе 1995 года Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа с женой Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа с женой Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа и Брук Шилдс Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа на Парижской неделе моды во время показа коллекции Осень-зима 2007-2008 Кристиан Лакруа и Лили Коул Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа. Парижская неделя моды, коллекция Весна-лето 2008 Кристиан Лакруа Диана фон Фюрстенберг, Кристиан Лакруа и Сара Джессика Паркер Кристиан Лакруа  Кристиан Лакруа Джанет Джексон и Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа на показе своей коллекции Весна-лето 2009, Парижская Неделя моды Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Сьюзи Мэнкс и Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа, 1987 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа и Кароль Армитаж Кристиан Лакруа, 1987 год Кристиан Лакруа, июль 1987 года Кристиан Лакруа, 1987 год Кристиан Лакруа, 1990 год Кристиан Лакруа, 1991 год Кристиан Лакруа с женой, 1992 год Кристиан Лакруа, 1993 год Кристиан Лакруа, 1993 год Кристиан Лакруа на показе своей коллекции Высокой моды, 1994 год Кристиан Лакруа, 1994 год Кристиан Лакруа, 1994 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа в Париже на примьере фильма Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа на демонстрации своей коллекции Весна-лето 1995 Коллекция Высокой моды от Кристиана Лакруа, 1996 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа с женой, 1996 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа и Валентино Кристиан Лакруа, 1997 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа в своей студии, 1999 год Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа и Катрин Таска Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа Кристиан Лакруа с женой, 1988 год
наверх