Галанос, Джеймс
Опубликовано 26.09.2011

Джеймс Галанос (англ. James Galanos; 20 сентября 1924, Филадельфия, США — 30 октября 2016, Уэст-Голливуд, Калифорния, США )американский дизайнер.

Биография и карьера

Джеймс Галанос родился 20 сентября 1924 года в Филадельфии. Его мать Хелен Горголиатос (Helen Gorgoliatos) и его отец Грегори Галанос (Gregory Galanos), неудавшийся художник, управляли рестораном в южном Нью-Джерси. Именно там юный Галанос впервые увидел хорошо одетых женщин.

Джеймс рос застенчивым мальчиком и с детства был приучен к тяжелой работе. Позже, вспоминая об этом периоде своей жизни, Галанос говорит:

«Я был одиночкой в окружении трех своих сестер. Я никогда не шил, я всего лишь делал эскизы. Это было просто неким инстинктом. В то время в моем окружении не было ни капли «высокой моды», тем не менее, я грезил Парижем и Нью-Йорком».

В 1942 году Галанос оканчивает среднюю школу в Бриджтоне (Bridgeton High School) и отправляется в Нью-Йорк с твердым намерением поступить в школу, возглавляемую Барбарой Каринска (Barbara Karinska), известным театральным художником и костюмером из России. Однако осенью школа так и не открылась, и Галанос был вынужден поступить в другое учреждение — Traphagen School of Fashion, одну из самых первых школ подобного рода. Всего он проводит там два семестра: первый прошел в изучении общих основ дизайна, второй же был посвящен мастерству драпировки и исполнения.  В 1943 году, после восьми месяцев, проведенных в стенах школы, Галанос оставляет ее, справедливо рассудив, что чтобы достичь мастерства в этом деле, следует полагаться только на практику.

Совершенство во всем, что касается качества пошива и дизайна, — вот основа основ творчества Галаноса.  До сих пор его мастерство считается в Америке непревзойденным. Кому-то может показаться странным, как его изысканные, зрелые и элегантные наряды могли появиться в Калифорнии, области, традиционно предпочитающей спортивную одежду. Но Галанос выбирает это место не случайно: он хотел остаться там, где впервые начал свой бизнес в 1951 году, месте, далеком от Нью-Йорка, центра индустрии моды в Америке.

В 1944 году Галанос в Нью-Йорке получает место главного помощника в шикарном торговом центре Хэтти Карнеги (Hattie Carnegie), в своем роде «инкубаторе талантов», ведь оттуда вышли такие знаменитые дизайнеры как Жан Луи (Jean Louis), Полина Трижер (Pauline Trigere) и Норман Норелл (Norman Norell). Как оказалось впоследствии, его новая работа носила скорее бумажный характер, нежели творческий, и, разочарованный, Галанос вскоре покидает Карнеги, начав зарабатывать на жизнь продажей эскизов различным компаниям, густо сосредоточенным на Седьмой Авеню. В то время он предлагает свои зарисовки менее чем за 10 долларов за штуку. Через некоторое время, его бывший преподаватель по стилю и моде Элизабет Рорабак (Elisabeth Rorabach) обращает внимание Галаноса на одно объявление, размещенное в газете The New York Times текстильным магнатом Лоуренсом Лисавым (Lawrence Lesavoy), который нуждался в помощи дизайнера.

«Его прекрасная жена, Джоан, надеялась начать в Калифорнии свой бизнес по пошиву готового платья, в связи с чем они и искали дизайнера».

—  вспоминает Галанос. Лисавой нанимает его за 75 долларов в неделю и отправляет в Лос-Анджелес. Однако семейному плану так и не суждено было сбыться. Лоуренс Лисавой развелся с женой, и Галанос потерял работу. В 1945 году «из жалости», — как утверждал позже сам Галанос, Жан Луи, главный костюмерный дизайнер кино-компании Columbia Pictures, предлагает ему должность художника по эскизам с частичной занятостью. Через некоторое время Лоуренс Лисавой соглашается отправить 24-х летнего модельера в Париж, так как только там дома моды старались не замечать войны.

В Париже Галанос попал в руки Роберта Пигье (Robert Piguet) и стал одним из штата его помощников, среди которых были такие люди как Пьер Бальман (Pierre Balmain), Юбер Живанши (Hubert de Givenchy) и Марк Боэн (Marc Bohan). В ателье Пигье Галанос в основном занимался тем, что встречался с поставщиками тканей, выбирал необходимые материалы, рисовал эскизы и делал начальные наброски под пристальным взглядом самого Пигье, который ежедневно наблюдал за его работой. В 1948 году Галанос принимает решение о возвращении в США. Прибыв на родину, он начинает работать на Davidow (рус. Давидов). Однако новая должность вновь не отвечала его требованиям – в ней опять было слишком мало творчества – и он достаточно скоро – в 1949 году — оставляет свое место.

В 1951 году Джеймс Галанос решает завоевать Калифорнию, и, как только такая возможность возникает,  основывает свою собственную компанию Galanos Originals (рус. Галанос Ориджиналс). В 1952 году он разрабатывает свою первую небольшую коллекцию, которая, однако, практически сразу была куплена известным магазином Saks (рус. Сакс), расположенном на Пятой Авеню в Беверли Хиллз. Немного позже Галанос открывает в Нью-Йорке свой демонстрационный зал. Именно там его работы впервые увидел известный скупщик модной одежды Нейман Маркус (Neiman Marcus), предсказав Галаносу мировую славу. Этому же прогнозу вторили многие журналисты и редакторы модных журналов вроде Дианы Вриланд (Diana Vreeland), Элеанор Ламберт (Eleanor Lambert) и Евгении Шеппард (Eugenia Sheppard), которые уже стали поклонницами таланта Галаноса и утверждали, что не пройдет и нескольких месяцев, как его имя будет известно в каждой семье. Такая любовь модных критиков появилась не на пустом месте. С самой первой коллекции работы Галаноса отличались высочайшим качеством и мастерством исполнения, что  вовсе не являлось необходимостью, ведь по сути Галанос представлял «готовую», а не сшитую на заказ одежду «от кутюр».

В начале 50-х Галанос завоевал популярность благодаря своим необычным платьям из шифона. В то время многие дизайнеры работали с этим материалом, но только Галанос стал признанным мастером в обращении с этой тканью. Он драпировал шифон, плиссировал, делал на нем цветочные узоры и наделял металлическим блеском. Иногда он даже покрывал его позолотой, как, например, в его известном платье в тонкую полоску, грудь которого украшало трехмерное изображение бабочки, расшитой драгоценными камнями.

В 1953 году Галанос решает попробовать себя в совершенно иной сфере – сфере кино. Его первой работой в этом направлении стало создание костюмов для Розалинд Рассел (Rosalind Russell) звезды предстоящего фильма «Never Wave at a WAC». Рассел, которую считали самой элегантной актрисой Америки, сразу же понравились модели Галаноса, и она с удовольствием стала его постоянной покупательницей. Галанос и далее работал с Розалинд. Так, например, он участвовал в кино-версии 1967 года «Папа, папа, бедный папа, ты не вылезешь из шкапа, ты повешен нашей мамой между платьем и пижамой» (Oh Dad, Poor Dad, Mama’s Hung You in the Closet and I’m Feelin’ So Sad).  После смерти Рассел, ее гардероб, состоящий практически целиком из предметов одежды от Галаноса, в качестве безвозмездного дара был разделен ее мужем, Фредериком Бриссоном (Frederick Brisson), между несколькими костюмерными коллекциями по всей стране.

Еще одним вкладом Галаноса в отечественные виды художественного искусства стало его участие в подготовке костюмов для Джуди Гарленд (Judy Garland) и ее театра «Дженерал Электрик» («General Electric Theater») в «Специальном мюзикле Джуди Гарленд» («Judy Garland Musical Special»). В 1956 году выходит фильм «Джинджер утром» («Ginger in the Morning») при участии звездной Сисси Спэйсек (Sissy Spacek), костюмы для которой также придумал Галанос. В 1980 году лицензия фирмы включает в себя парфюмерную линию Parfums Galanos, а в 1984 году основывается линия мехов Galanos Furs, которая закрывается в 90-х годах XX века.

В своей мастерской Галанос собрал лучших людей со всей страны. Многие из них проходили обучение заграницей, в Европе, или в голливудской студии костюма. Ведущий дизайнер Галаноса, Нондас Керамитсис (Nondas Keramitsis), приехал в Лос-Анджелес из родной Греции, чтобы шить тут одежду для женщин. Он много слышал о Галаносе от своих родственников, и так вышло, что через некоторое время он получает работу в его студии в Лос-Анджелесе. Керамитсис и команда из 22 портных, которую он возглавлял, делали все вещи своими руками. И если сравнивать вещи от Галаноса с чем-то еще, то сравнивать их можно только с вещами «от кутюр». Весь его бизнес можно сопоставить с домом «высокой моды», а не с производством «готовой одежды», так как в его вещах было слишком много настоящей ручной работы: вся вышивка и украшение бисером делалось исключительно руками его дизайнеров.

Галанос лично ездил по Европе и Азии в поисках нужной ткани и отделки. Он постоянно находился в поиске лучших материалов, и часто думал о создании своих собственных. Так, например, он сделал бы жакет из переплетенных разноцветных лент, чтобы придать своим платьям из шифона некий импрессионистский колорит. Для своих платьев он часто делал подкладку из шелка, в то время как остальные модельеры использовали этот дорогостоящий материал исключительно в качестве основы для наряда. Он свято верил в то, что невидимые детали играют одну из самых важный ролей, так как именно от качества их исполнения напрямую зависит, как платье будет сидеть на фигуре, будет ли оно удобно и приятно телу. Другие детали Галанос наоборот выставлял напоказ – это всевозможные блестки, металлические детали и кружево.

«Его стандарты так высоки, как нигде больше в мире. Если и можно сравнивать его с чем-то, так это только с парижской модой «от кутюр».Глядя на его работы, сразу становится ясно, как американский дизайнер мог удерживать всеобщее уважение в течение такого долгого периода времени»,

— пишет Times. Модный дизайнер Густав Тасселл (Gustave Tassell), давний друг Джеймса Галаноса вспоминает об одном случае, когда Юбер Живанши, прославленный французский кутюрье, рассматривая изнанку одного из платьев Галаноса, воскликнул:

«… даже в Париже мы не обрабатываем ее так качественно!».

Поклонники таланта Галаноса оценили качество его вещей с самой первой коллекции, и не расстаются с ними долгие годы. Однако существует одно значительное НО – вещи от Галаноса может позволить себе далеко не каждая женщина. Как признавалась Ненси Рейган (Nancy Reagan):

«Ни один человек не сможет позволить себе одеться у Джимми с ног до головы. Я тщательно берегу те вещи, что у меня есть».

Кроме прочего, Галанос также известен использованием в моделях меха, в основном норки, соболя, рыси и каракульчи. Обращается он с этим материалом как с обычными тканями, то есть может предать меху абсолютно любую форму. Цены на меховые изделия от Галаноса были заоблачными. Так, например, короткая шубка могла стоить от 200.000 долларов, а длинная от 300.000. Все они идеально сидели на фигуре, и даже такой «сложный» в управлении мех, как лисий, легко слушался модельера, принимая нужную форму. Так как Галанос занимался производством «готовой одежды», кроме меховых пальто он создает шляпки из меха и другие аксессуары, вроде коротких меховых шарфов, украшенных свисающими по краям лапками норок. На модных показах Галанос представлял свои меховые пальто на моделях, на которых были надеты только колготки или атласные трико, что было довольно необычно в то время как, впрочем, и другие его изобретения вроде меховых шорт.
Постоянными клиентками Галаноса были известнейшие и наиболее влиятельные женщины мира. Как писал New York Times:

«Джеймс Галанос создает вещи только для богатых женщин, которые посещают званые ужины и коктейли, обедают в самых лучших ресторанах и приглашаются на самые лучшие вечеринки. Его одежду редко встретишь в офисе. И дело вовсе не в пятизначном ценнике, хотя, конечно, это тоже укрощает аппетиты у многих, не считая разве что высокооплачиваемых руководителей. Дело скорее в статусе, который она дает».

Сам Галанос целиком соглашался с этим мнением.

«Я работаю для весьма ограниченной группы людей»,

— признается он журналу Time в 1985 году.

В 1980-х годах заголовки всех национальных газет пестрели сообщениями о том, что Джеймс Галанос стал любимым дизайнером первой леди страны Ненси Рейган. Тот факт, что госпожа Рейган появилась на своем первом официальном государственном приеме в Белом Доме в платье от Галаноса, которому в тот момент уже насчитывалось целых 14 лет, только говорит о том, что его работы не подвластны ни времени, ни моде. Эту особенность в свое время оценили многие другие известные женщины, такие как Мэрлин Монро (Marilyn Monroe), Элизабет Тейлор (Elizabeth Taylor), Жаклин Кеннеди (Jackie Kennedy), Леди Берд Джонсон (Lady Bird Johnson), Грейс Келли (Grace Kelly), Дайана Росс (Diana Ross), Бетси Блюмингдейл (Betsy Bloomingdale), Розалинд Рассел (Rosalind Russell), Марлен Дитрих (Marlene Dietrich), Дороти Ламур (Dorothy Lamour), Джуди Гарленд (Judy Garland), Лоретта Янг (Loretta Young),  Эли Макгроу (Ali McGraw), Ивана Трамп (Ivana Trump), Кэролайн Роехм (Carolyne Roehm), Ким Бесингер (Kim Basinger) и Арианна Хаффингтон (Arianna Huffington).

Несмотря на то, что официально с 1998 года Галанос находится в отставке, он продолжает волновать мир моды. Так, в возрасте 82-х лет, он вновь обрел себя, но уже в другой области – абстрактной фотографии. В 2006 году в Сан-Франциско в галерее Serge Sorokko Gallery проходит его первая выставка, на которой было представлено около 40 фотографий, сделанных Галаносом в разные периоды своей жизни. В большинстве работы носили абстрактный характер, за исключением нескольких мистических пейзажей с эффектом зазеркалья. И все же Галанос остается модельером и тут: основная композиция фотографий  вращается вокруг материала, цвета и формы. Конструируя предметы из бумаги или ткани, он фотографирует их, играя светом, создавая различные тона и тени.

Являясь воплощением стиля и безупречного вкуса и в манере одеваться, и в поведении, Джеймс Галанос в 1982 году был внесен в международный список Зала Славы самых хорошо одетых людей (International Best Dressed List Hall of Fame).  Перечислять награды, присужденные Галаносу можно до бесконечности. В 2000 году в Нью-Йорке появляется своя «аллея славы» для знаменитых американских дизайнеров, на манер известной голливудской аллеи: бронзовые таблички с именами выдающихся дизайнеров страны помещались вдоль тротуара Седьмой Авеню. Стоит ли говорить, что в июле 2001 года имя Галаноса занимает там свое достойное место, наряду с такими именами как Донна Каран (Donna Karan), Оскар Де ла Рента (Oscar de la Renta) и Полина Трижер (Pauline Trigére).

Выставки

«Галанос в ретроспективе: 1952-1974» (Galanos Retrospective 1952-1974), Costume Council of the Los Angeles County Museum of Art, 1975; «Галанос – 25 лет» (Galanos—25 Years) , нью-йоркский институт Fashion Institute of Technology, 1976; многие выставки имеют постоянную основу в различных институтах и музеях Америки, таких как музей Метрополитан (Metropolitan Museum), Бруклинский музей (Brooklyn Museum), музей Филадельфии (Philadelphia Museum), государственный университет штата Огайо (Ohio State University), Музей искусств в Далласе (Dallas Museum of Art) и др.

Награды

  • награда американских модных критиков Coty American Fashion Critics award, 1954 и 1956;
  • награда Neiman Marcus award, Даллас, 1954;
  • награда Filene’s Young Talent Design award, Бостон, 1958;
  • награда Cotton Fashion award, 1958;
  • награда Coty American Hall of Fame award, 1959;
  • международная награда от Sunday Times, Sunday Times International Fashion award, Лондон, 1965;
  • награда от совета американских дизайнеров Council of Fashion Designers of America Lifetime Achievement award, 1985;
  • награда Стэнли (Stanley award), 1986.
Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) в мастерской Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) и Бетси Блумингдейл (Betsy Bloomingdale) Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) с Вольфгангом Паком (Wolfgang Puck) и Татьяной Сорокко (Tatiana Sorokko) Ллойд Кляйн (Lloyd Klein), Натали Коул (Natalie Cole) и Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) Дуглас Симмс (Douglas E. Simms) и Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos) Коллекция 1958 года Джеймс Галанос (James Galanos) Джеймс Галанос (James Galanos)
наверх