Вилльхельм, Бернард
Опубликовано 17.04.2013

Бернард ВилльхельмБернард Вилльхельм (нем. Bernhard Willhelm; род. 04 ноября 1972 года) – немецкий дизайнер, основатель и арт-директор бренда Bernhard Willhelm. Модельер работает в авангардном стиле, экспериментируя с формой, цветом и фактурой. В 2007 году Бернард Вилльхельм в сотрудничестве с Ником Найтом выступил автором сценических костюмов для мирового турне «Volta» певицы Бьорк, разработал дизайн сцены и обложку одноименного альбома.

«Я люблю, когда люди прикладывают усилия к правильному подбору одежды, а это бывает так редко. Мне не нравится, когда вещи используют как символ статуса. Я не уважаю это. Меня не интересует та власть, которая может даваться модой. Мода слишком связана со статусом и деньгами. По мне – это неверный путь. Это убивает творчество. Убивает все, даже вашу личность».

Бернард Вилльхельм

Биография

Бернард Вилльхельм родился в 1972 году в Ульме (Ulm), Германия. По его признанию, на решение стать дизайнером в некоторой степени повлияло творчество Жан-Поля Готье.

«Когда мне было шестнадцать, Жан-Поль Готье очень впечатлял меня тем, что его основной тематикой были добротные и изобильные 80-е. Он сделал эти корсеты и сыграл роль в становлении Мадонны».

Бернард Вилльхельм

Бернард Вилльхельм Бернард Вилльхельм

В 1994 году Бернард Вилльхельм поступил в Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, Бельгия. В свободное от учебы время он работал ассистентом в таких Домах, как Walter van Beirendonck, Alexander McQueen, Vivienne Westwood и Dirk Bikkembergs. В 1998 году Бернард Вилльхельм окончил академию и принял решение запустить собственную марку.

В 1999-м Бернард Вилльхельм и его партнер Ютта Краус (Jutta Kraus) основали бренд Bernhard Willhelm. В этом же году на Неделе моды в Париже была представлена первая женская коллекция осень-зима 1999/2000.

Женская коллекция Bernhard Willhelm осень-зима 2001-2002 Женская коллекция Bernhard Willhelm весна-лето 2010 Женская коллекция Bernhard Willhelm осень-зима 2012-2013

«Я нарушил около восьми миллионов модных правил, играя с цветом и объемом, которые поставили в тупик критиков, пытавшихся классифицировать увиденное на показе».

Бернард Вилльхельм

В 2000 году Бернард Вилльхельм начал заниматься разработкой мужской коллекции.

В 2001 году дизайнер выступил приглашенным редактором второго выпуска журнала B-Magazine. В номере была также опубликована статья «Bernhard Willhelm: Atelier moves to Paris».

Бернард Вилльхельм Бернард Вилльхельм

В 2002 году Бернард Вилльхельм переехал в Париж. В 2002-2004 гг., помимо собственного бренда, дизайнер занимался разработкой коллекций для итальянской марки Capucci.

В январе 2003 года Бернард Вилльхельм представил свою первую мужскую коллекцию «Solo Exhibition» в рамках Art Foundation Ursula Blickle в Германии. Дизайнер также подготовил сопроводительную книгу «Bernhard Willhelm 1999-2004». В ней содержались снимки всех его коллекций. Фотографом издания выступила Кармен Фройденталь (Carmen Freudenthal), стилистом — Элль Верхаген (Elle Verhagen).

Мужская коллекция Bernhard Willhelm (осень-зима 2005-2006) Мужская коллекция Bernhard Willhelm (весна-лето 2012) Мужская коллекция Bernhard Willhelm (осень-зима 2012-2013)

В 2005 году министр культуры Франции вручил Бернарду Вилльхельму награду «ANDAM Fashion Award». В этом же году под собственным брендом дизайнер запустил линию обуви. В 2005-м он разработал дизайн школьной формы для благотворительной ассоциации «Misericordia», помогающей детям-сиротам.

В 2006 году модельер открыл флагманский бутик в Токио. Дизайн магазина был разработан совместно с Сирилом Дювалем (Cyril Duval). В этом же году интерьерный журнал Frame Magazine вручил Бернарду Вилльхельму и Сирилу Дювалю премию The Great Indoors Award в номинации «Лучшая концепция магазина».

В 2006 году модельер открыл флагманский бутик в Токио Книга «HET TOTAAL RAPPEL» была удостоена награды «Best Swiss Book Аward»

В 2007 году Бернард Вилльхельм и Дирк Бонн (Dirk Bonn) представили короткометражный фильм на биеннале в Афинах. Модельер провел выставку-ретроспективу своих коллекций «HET TOTAAL RAPPEL» в музее моды MOMU в Антверпене. Дизайнер также подготовил одноименную сопроводительную книгу. Альбом и выставка были представлены в соавторстве с фотодуэтом Тайо Онорато и Нико Кребса (Taiyo Onorato & Nico Krebs). Книга «HET TOTAAL RAPPEL» была удостоена награды «Best Swiss Book Аward».

В этом же году модельер представил экспозицию «Белое доступно на черном» в Apartment Gallery в Берлине и в Allmänna Galleriet в Стокгольме.

В 2007-2008 гг. Бернард Вилльхельм создавал сценические костюмы для актеров пьесы Райнера Вернера Фассбиндера (R.W. Fassbinder) «Горькие слёзы Петры Фон Кант», поставленной режиссером Филиппом Пройссом (Philipp Preuss) в Немецком театре (Das Deutsche Theater) в Берлине.

Бернард Вилльхельм Бернард Вилльхельм Бернард Вилльхельм

В 2008 году в рамках Недели моды в Нью-Йорке Бернард Вилльхельм представил видеопрезентацию коллекции «Мужчина в трико» осень-зима 2008/2009. Режиссером фильма выступил Ник Найт.

В 2009-2010 гг. в Гронингенском музее (Groninger Museum) в Нидерландах проходила выставка Бернарда Вилльхельма под названием «Bernhard Willhelm Jutta Kraus».

Коллаборации

  • Ник Найт

В 2007 году Бернард Вилльхельм в сотрудничестве с Ником Найтом разработали сценические костюмы для мирового турне «Volta» исландской певицы Бьорк (Björk), а также дизайн сцены и обложку одноименного альбома.

Обложка альбома "Volta" певицы Бьорк В 2007 году Бернард Вилльхельм в сотрудничестве с Ником Найтом разработали сценические костюмы для мирового турне «Volta» исландской певицы Бьорк

  • MYKITA

В 2009 году состоялась коллаборация MYKITA & Bernhard Willhelm Limited Edition осень-зима 2009/2010. В коллекции было представлено 6 моделей очков: «Franz 24К», «Sepp», «Alois», «Andreas», «Janis» и «Lucidus».

Очки «Lucidus» отличались геометрическим дизайном и были созданы в золотом, черном и сером вариантах. Модель «Alois» представляла собой зеркальные авиаторы, выполненные в ярко-зеленом, серебряном, золотом и шоколадном оттенках. Очки «Janis», названные в честь американской певицы Дженис Джоплин (Janis Joplin), имели круглую форму и темные стекла, тонкая оправа была исполнена в белом и черном цветах. Очки-авиаторы «Sepp» имели две перемычки золотого цвета. Модель «Andreas» с двумя перемычками была представлена в золотом, черном, белом, серебряном и сером вариантах. Очки «Franz 24К», названные в честь австрийского олимпийского чемпиона-горнолыжника Франца Кламмера (Franz Klammer), были оснащены солнечными зеркальными линзами. Стекла были покрыты золотом в 24 карата от Christian Dalloz Sunoptics, имели UV400-защиту от солнечных лучей и антибликовое внутреннее покрытие для снятия напряжения глаз. Модель была представлена в золотой и темной оправах.

Очки MYKITA & Bernhard Willhelm Сара Джессика Паркер в очках MYKITA & Bernhard Willhelm Пэрис Хилтон в очках MYKITA & Bernhard Willhelm

Впоследствии для MYKITA Бернард Вилльхельм разработал дизайн моделей очков «Jacques-Yves», «Philippe» и «Frederik», названных в честь известных исследователей Мирового океана. На создание коллекции модельера вдохновили маски для подводного плавания.

  • Camper

Бернард Вилльхельм неоднократно представлял капсульные коллекции вместе с брендом Camper. В 2010 году состоялась очередная коллаборация Bernhard Willhelm Х Camper Together. В коллекции было представлено несколько моделей ярких женских лоферов и мужских кроссовок с толстыми шнурками и резиновой подошвой-волной.

Кроссовки из коллекции Bernhard Willhelm Х Camper

«На создание кроссовок меня вдохновила доска для серфинга — ее яркие цвета и простая форма. Тема волны, конечно, также связана с морем, бесконечным движением. Вдохновением для женской коллекции лоферов стал Дэвид Боуи. Модели напоминают классические мужские туфли, только на высоком каблуке. Одна из них выполнена с использованием жатого бархата».

Бернард Вилльхельм

В 2012 году состоялась 7-я коллаборация Bernhard Willhelm Х Camper Together. Бернард Вилльхельм создал 2 модели мужских кроссовок из замши и кожи. Модель в сером цвете была украшена перфорацией и имела зигзагообразную подошву в тон. Кроссовки, представленные в черном варианте, помимо шнурков, имели липучки-застежки и подошву-волну красного оттенка.

Интервью Бернарда Вилльхельма (опубликовано в блоге blog.kofashion.com, 2010 год)

Бернард ВилльхельмСамая сюрреалистичная вещь, которая с вами произошла?
Перед тем, как переехать в Париж, я 10 лет работал в бельгийском городе Антверпене, который сам по себе является очень сюрреалистичным местом. Он больше похож на сумеречную зону. Когда я там работал, этот город совсем не был модным. Там было полно экстремальных и болезненных мест, было такое ощущение, что все вокруг постепенно рушится. Еще там были магазины, на витринах которых висели спрятанные от света вещи, а в дальнем темном углу можно было разглядеть пожилую женщину, которая там работает. Для меня это зрелище являлось самым сюрреалистичным во всей Европе.

А как насчет Парижа?
Даже не знаю. Там не так много места для новых зданий, город уже наполнен, поэтому я не уверен в том, что он «движется». В этом есть свои плюсы и минусы, но я очень надеюсь, что Париж не станет музеем, как Венеция. Он уже немного похож на музей.

Так почему же вы не остались в Антверпене, где у вас было так много свободного места?
Потому что этот город постепенно уменьшался. Он очень сильно изменился за те десять лет, которые я там пробыл. Еще одна сюрреалистичная деталь — это то, как город превратился из сумеречной зоны в модное место, где можно купить одежду любого лейбла. Сейчас мне кажется, что в Антверпене столько же магазинов, сколько их в Париже. И это страшно.

В ваших дизайнах много сюрреалистических деталей. Откуда вы черпаете вдохновение?
Мне кажется, что тема муз и вдохновения слишком переоценена. Все приходит из самой работы. Каждое утро я думаю: «сегодня я сделаю что-то, что хочется сделать» — и искренне считаю, что все исходит от наших желаний и потребностей. Звучит прагматично, но это своего рода вызов. Я очень любопытный человек и каждый день пытаюсь найти что-то новое, что заинтересует меня. В принципе, таким образом и строятся все наши коллекции. Мне нравится быть увлеченным чем-то, что бы это ни было. Я не тот дизайнер, который рисует эскизы и прикрепляет их на стену кнопкой. Мой творческий процесс очень свободен.Расскажите о своем детстве.
В детстве я не ходил в детский сад или школу. Думаю, что настолько большая группа людей свела бы меня с ума. В таком возрасте человек подвержен соперничеству, а я не очень конкурентная личность. Я построил связь с природой, так как просто любил находиться среди зелени. У меня был зеленый домик с кактусами и растениями, питающимися мясом, а еще в нем жили черепахи. У всех детей были какие-нибудь пушистые животные, а я любил черепах. Я с ума сходил от рептилий, и думаю, что они оказали влияние на мое развитие. Потом, когда мне исполнилось 16, я стал интересоваться искусством и модой. Если бы я не продолжил этим заниматься, то вернулся бы к природе.

Бернард ВилльхельмВы бы хотели жить в Германии, в регионе Черных Лесов?
Да, я бы жил там среди зелени и наблюдал бы изменения природы, наслаждался бы каждой мелочью.

Как вы поддерживаете связь с ребенком внутри себя?
Иногда хочется сбежать, и это можно сделать посредством исследования окружающего тебя мира. Выбирать свою аудиторию, выделять группу людей от 25 до 40 лет — все это кажется странным для меня. Зачем это все? Мне кажется, что это уже устарело. Я не хочу думать о том, как люди одеваются, когда идут в офис.

Так кого же вы видите, когда придумываете свои дизайны?
Это своего рода тайна, но для меня все началось в Японии. Японцы — это практически единственные люди, которые любят и ценят молодых, никому не известных дизайнеров. Им нравится идея быть первыми и опробовать что-то новое. Европейцы не такие. Чтобы им понравиться, нужно обладать признанием, мелькать в журналах. Думаю, что японцы очень быстрые. Наша женская одежда уже производится по лицензии в Японии. Мужскую одежду мы все еще делаем в Бельгии, потому что это очень маленькая коллекция.

Вы создаете дизайны, руководствуясь персонажами и историями в вашем воображении?
Определенно. Думаю, что для завершенной коллекции нужна история. По крайней мере, коллекция должна о чем-то рассказывать. Это не просто пять жакетов, шесть пар брюк и пять пуловеров. Вещи должны отражать то, что я хочу сказать. И рассказать историю можно множеством различных способов: через крой, принты или цвета. Можно также комбинировать эти варианты.

Где проходит ваша черта между коммерцией и креативом? Или же вы просто выбираете креатив и рассчитываете на то, что он получит коммерческий успех?
Я бы подтвердил ваши предположения, но все же считаю, что эти два элемента должны дополнять друг друга. Я бы сказал, что коммерция — это цена. Наша одежда сама по себе не является коммерческой, но в ней присутствуют оба элемента.

Расскажите о тканях, которые вы используете.
Для окраски тканей мы применяем японские технологии, которых нет в Европе. Один молодой человек из Киото занимается окраской материала для всех наших кимоно. Мне нравится привносить в одежду японскую культуру. Японские дизайнеры всегда были в списке моих фаворитов, и я думаю, что они способствовали моему развитию в этой области. В период 80-х и 90-х они были самыми важными для меня. Думаю, бельгийские дизайнеры не смогут отрицать тот факт, что почти все, что они делают, пришло из Японии. Поэтому необходимо уважать эту культуру.

Коллекция Bernhard Willhelmh весна-лето 2010 Коллекция Bernhard Willhelmh весна-лето 2010 Коллекция Bernhard Willhelmh весна-лето 2010

Кого бы вы назвали самыми значимыми японскими дизайнерами?
Это Йоджи Ямамото и Comme des Garçons. Также мне очень нравится Коджи Татсуно. Отправляясь в Японию, я каждый раз убеждаюсь в том, что это самое экзотическое место. Вся их культура — еда, одежда, люди — очень экзотичны для меня. Я этим буквально очарован.

В вашей мужской коллекции будет присутствовать определенная сексуальность?
Последние десять лет мужская мода характеризовалась костюмами и выглядела слишком строго и обычно. Я старался смиксовать множество деталей и найти мужскую сексуальность. Мы пытаемся делать это на протяжении последних трех сезонов. Я считаю, что тело нужно показывать, и есть много мужчин, которые не стесняются этого. Я вырос вместе с историей СПИДа и думаю, что после эпидемии мода стала бесформенной и лишенной всякой сексуальности. Думаю, что пришло время заново открыть сексуальность в одежде. А в мужскую одежду нужно вкладывать очень много энергии.

В вашей женской коллекции много объема, но вся обувь без каблука…
Я думаю, что женская сексуальность всегда проявляется в чем-то другом. Я хочу полностью избавиться от каблуков и этой формы сексуальности на подиуме. Я считаю это очень формальным и утомительным. Все модели ставят себя одинаково, они одинаково ходят, от чего складывается впечатление, что это единственный способ показать женщину на подиуме. Я не могу с этим мириться! Дайте им тренера или что-то, что поможет им выглядеть и двигаться по-другому. Я чувствую свою близость к Японии, потому что они продвигают идею того, чтобы не быть чрезмерно сексуальными. Меня больше привлекает интеллект женщины. Что касается слишком худых девушек на каблуках, то они заставляют меня чувствовать себя неловко. Кажется, я даже не смотрю на них, потому что они больше похожи на жертв: анорексичных, но счастливых.

Мужская коллекция Bernhard Willhelm весна-лето 2009 Мужская коллекция Bernhard Willhelm весна-лето 2009 Мужская коллекция Bernhard Willhelm весна-лето 2009

Почему в презентации вашей последней коллекции модели были в клетках?
Это очень абстрактная идея, навеянная тем, как музеи упаковывают и перевозят статуи. Заключить женщину в коробку — значит превратить ее в статую. Для каждой девушки мы изготовили индивидуальную клетку, в которой ее поза была четко зафиксирована. Людям они показались жертвами или марионетками, но я увидел в этом идею упаковки. Иногда, когда получаешь подарок, то намного приятнее распаковывать его, чем узнавать, что внутри.

Однажды вы сказали, что должен быть иной способ презентации коллекции, кроме показа ее на подиуме.
В начале тебе хочется играть по правилам. Ты жаждешь появляться в журналах, но потом они начинают тебя игнорировать, и ты понимаешь, что это не то, что тебе на самом деле нужно. В итоге мы просто делаем то, что чувствуем. Мы начали создавать фильмы и инсталляции, потому что это совсем другая свобода. Чтобы попасть на страницы журнала, не обязательно устраивать показы.

Как вы считаете, успех молодых дизайнеров — это удача или результат усердной работы?
Одинаково нужно и то, и другое, но помимо этого, нужны клиенты. Если их нет, забудь обо всем. Нам повезло, ведь у нас есть японские партнеры, которые поддерживают нас, производят нашу одежду по лицензии. Такая основа просто необходима, ведь работать становится все труднее и труднее. Я думаю, что сейчас почти невозможно создать коллекцию, если у тебя нет богатых родителей, например.

Бернард ВилльхельмЧто вы считаете самой большой проблемой нынешней индустрии?
Я не являюсь большим поклонником брендинга, статуса и голливудского гламура. Меня это не интересует, я не понимаю этого. Дизайнерская сумка не сделает меня счастливым. Как правило, все они ужасны и не содержат в себе ничего личного, это просто дурацкие сумки. Понимаю, что слово «альтернатива» звучит очень старо, но необходима альтернатива таким крупным компаниям, как LVMH.

Если бы все вдруг стали носить вашу одежду, это стало бы для вас воплощением мечты или кошмаром?
Униформа — это очень грустно. Пожалуйста, сочетайте разные вещи. Сделайте все по-своему. Я так счастлив, что мы не обязаны носить униформу. Как хорошо быть разными и уникальными. Интересно, что иногда люди ищут партнера с теми же интересами и даже с теми же предпочтениями в одежде. Потом эти люди устают друг от друга, понимая, что не дали другому ничего нового.

А откуда вы берете этот микс?
Я не провозглашаю его. Я просто вижу его там, где мы живем и работаем, в данном случае — в Париже. Иногда на улице можно встретить парня, одетого так, будто он путешествует в пустыне Сахара. Чудесно наблюдать такие этнические детали. Я не хочу видеть туристов и всех этих буржуазных парижан, которые живут в престижных районах и думают, что они лучше других. Это меня не вдохновляет. Я считаю, что микс всех культур очень важен для XXI века, и Париж должен это понять. Я хочу еще больше эклектики, я не желаю находиться в группе, где все говорят только на одном языке. Я призываю себя к смешению, к эксперименту. Думаю, каждый должен делать это.

Но почему же вы выбрали жизнь в Париже, рядом со всеми этими известными французскими брендами?
Я и сам думаю о том, почему я здесь, ведь я мог быть где угодно. Я бы предпочел жить в Черном Лесу и дважды год ездить в Париж, чтобы показывать результаты своего творчества. Может, мне так и сделать? (Смеется)

Интервью Бернарда Вилльхельма для Филепа Мотвари (блог Un Nouveau Ideale, 28 декабря 2008)

Бернард Вилльхельм с модельюФ.М.: Бернард, в последний раз мы с вами встречались в Афинах во время Биеннале. Я хотел бы узнать ваше мнение об этом городе, его архитектуре и людях, которые там живут.
Б.В.: Новые Афины должны пересмотреть свой визуальный образ. Это сложно, ведь современное искусство появилось там впервые в рамках Биеннале, еще и под названием «Уничтожить Афины». Очевидно, это была попытка вырваться из истории, но сегодня данное название довольно сложно для восприятия. Дело в том, что людей ломают каждый день, идентифицируя их как что-то «другое».

Ф.М.: Ваш способ презентации коллекций очень мужественен. Это похоже на игру «Ковбои и индейцы», сама концепция очень игрива. Можете ли вы объяснить свой выбор?
Б.В.: Просто я пытаюсь пробовать что-то новое каждый сезон. Даже Марс на Венере — это возможность.

Ф.М.: Можно сказать, что большинство моделей, с которыми вы работаете, являются обычными людьми с обычными параметрами. Как проходит кастинг для показа ваших коллекций?
Б.В.: Я хочу показать красоту более широко, отойти от общепринятых стандартов, которые диктуют модельные агентства. Поэтому они разные — высокие, низкие, красивые, уродливые… Это жизнь.

Ф.М.: Несколько месяцев назад вы работали с порнозвездами Франсуа Саганом и Лукасом Вассманном, которые участвовали в съемках вашей рекламной кампании. Какова была реакция СМИ и комментарии относительно вашего выбора и самого проекта? Как вы видите этот проект сейчас?
Б.В.: При просмотре порнографии рождаются фантазии многих людей. Смотреть порно через интернет сейчас могут даже дети. В то же время, никто в обществе не признает того, что смотрит порно. История Франсуа Сагана заинтересовала меня. Он учился моде в парижском Studio Berçot, работал в модной индустрии, ассистировал Карин Ройтфельд в стилизации съемок для французского Vogue — а затем решил стать порнозвездой. Мы вернули его обратно в индустрию моды. Он как транформер, выглядит просто фантастически. Мода, которую делаем мы, очень хорошо отражает тенденцию быть самими собой. За этой смелой позицией всегда кроется игривость. Кроме того, мода всегда позволяет тебе иметь две разные личности и менять их.Ф.М.: Вы основали свой лейбл девять лет назад. Как вы видите моду до своего появления?
Б.В.: Повторение, воспроизведение, копирование, повторное копирование… И потом уже наше появление.

Ф.М.: Вы родились в Германии, долгое время жили в Бельгии, а в данный момент показываете коллекции в Париже. Что этот город значит для вас с точки зрения бизнеса и личного интереса?
Б.В.: Я здесь, чтобы работать. Многие вещи делают Париж музеем, похожим на Венецию. Мне нравится быть приезжим, я люблю чувствовать себя немного отчужденным.

Ф.М.: У вас осталась какая-либо связь с тем местом, где вы родились? Я просто хотел узнать, какое впечатление произвело на вас падение Берлинской Стены? Как это детское впечатление Ожерелье из сосисок в женской коллекции Bernhard Willhelm весна-лето 2009повлияло на вас во взрослом возрасте?
Б.В.: Я из Южной Германии, из Баварии, а это противоположная часть страны. Поэтому все, что касалось западно-восточного конфликта, прошло мимо нас. Мне было смешно, когда в 1964 году было предложено увеличить высоту стены на 5 сантиметров, чтобы улучшить ее пропорции. Этот факт многое говорит о политическом климате в стране в те времена.

Ф.М.: Я заметил ожерелья в виде сосисок в вашей женской коллекции сезона весна-лето 2009.
Б.В.: Сосиски — Южная Германия — Бавария — здесь есть связь с моими корнями. Для последнего показа женской коллекции я придумал несколько аксессуаров из глины. В том числе и глиняные сосиски. Кстати, я люблю позировать с большой фигуркой в виде сосиски, а во время показа нашей мужской коллекции сезона осень-зима 2007/2008 сосиска сидела на одном из мест.

Ф.М.: Вы участвуете в огромном количестве проектов одновременно. Вы художник, автор журнала. Что вы чувствуете, когда люди ограничивают свое творчество, и как вы считаете, в какое количество разных проектов одновременно может быть вовлечен человек?
Б.В.: Это вопрос характера.

Ф.М.: Что в процессе создания коллекции является главным для вас — процесс или результат? Насколько важна для вас ваша команда?
Б.В.: Неудовлетворенность результатами своей работы заставляет двигаться дальше. В мире креатива нет ошибок или каких-либо правил. Я не хочу определять себя по своей работе.

Ф.М.: Например, Лени Рифеншталь была танцовщицей, актрисой, режиссером, художницей, фотографом и оператором. Тем не менее, она стала жертвой множества обвинений в течение Второй мировой войны. Как по-вашему, нужно ли помнить ошибки человека? Ограничивает ли ошибка творчество?
Б.В.: Ошибки — это настоящий праздник для мышления. Но есть и другая система мер: например, те, кто вводит людей в заблуждение посредством СМИ, и те, кто создает коллекции одежды, несут совершенно разную угрозу обществу, если так можно сказать.

Бернард ВилльхельмФ.М.: Что для вас баланс?
Б.В.: Когда луна светит на самогон.

Ф.М.: Можете ли вы рассказать о своих новых проектах?
Б.В.: Даже не знаю… Я потерял свой план действий.

Ф.М.: Как вы считаете, куда движется мода? Как вы можете описать модную сцену, взяв в расчет финансовый кризис, одежду категории масс-маркет и сотни Недель моды по всему миру?
Б.В.: Мне нравится Америка.

Ф.М.: Что для вас любовь?
Б.В.: — Птицы, парящие среди нас, а потом улетающие прочь;
— Моменты счастья;
— Кафе с двумя посетителями и собакой;
— Улицы, залитые лучами солнца;
— Мясо и пельмени дома;
— Удовольствие от секса;
— Много заработанных, а не потраченных денег;
— Искусство в момент его создания;
— Что-то очень дорогое, что мы можем себе позволить;
— Случайная улыбка;
— Душ из хобота слона;
— Смерть, пока мы не умираем.

Интервью Бернарда Вилльхельма для Тома Литтлвуда (vice.com)

Т.Л.: Здравствуйте, Бернард, и спасибо, что уделили нам свое время. Должно быть, вы безумно заняты подготовкой показа?
Б.В.: Да, но Vice — это один из моих любимых журналов, я всегда читаю его в туалете.

Т.Л.: Это самое подходящее место для чтения нашего журнала. Я заметил, что минуту назад вы вырезали из бумаги маленьких человечков.
Б.В.: Знаете, сейчас очень напряженный период. Это наше первое шоу в Берлине, к тому же, оно добровольное. Я хочу показать здесь свою коллекцию, потому что немцы не знают ничего о том, что мы делаем. Дело в том, что я родился здесь, но покинул Германию в 18 лет.

Т.Л.: Почему вы покинули Германию?
Б.В.: Просто так вышло. Думаю, виной тому стала культура. Мне очень многое не нравится в этой стране и в ее культуре.

Т.Л.: Продолжайте…
Б.В.: Я думаю, что все здесь живут чересчур осторожно. Каждый раз, когда я сюда приезжаю, я убеждаюсь в том, что люди очень не уверены в себе. Я решил, что не хочу играть по правилам, поэтому и не остался здесь.Т.Л.: Вы работаете над собственным лейблом уже больше десяти лет. Похоже, эта декада была для вас очень насыщенной. Бернард Вилльхельм с моделью
Б.В.: Ха, десять лет. Кто бы мог подумать? Теперь я пытаюсь делать меньше. Я постоянно был где-то на середине. Конечно, в этом есть моя вина, нельзя быть слишком ленивым. Однако сводить себя с ума тоже не стоит.

Т.Л.: Что изменилось в мире моды за то время, которое вы в нем работаете?
Б.В.: Все осталось по-прежнему. Ты стараешься все успеть и сделать коллекцию. Знаете, нам всегда не хватает денег, поэтому мы стараемся обойтись наименьшими затратами. Это девиз. Но в этом есть и свои плюсы, ведь необходимо помнить о том, что все не может появиться перед тобой на золотом блюдце. Когда что-то сложно дается, необходимо найти новые решения, а такие решения рождают самые лучшие результаты.

Т.Л.: Но не считаете ли вы сложным постоянно создавать что-то новое? От вас постоянно этого ожидают, а это своего рода давление.
Б.В.: Мода очень широка, она простирается от Vice до Vogue, и я смотрю на нее с точки зрения профессионала. Невозможно угодить всем. Необходимо принимать решения. Если ты не можешь этого сделать, то у тебя не получится что-то цельное. Очень важно создать сильную коллекцию, которая отличается от всего, что делают остальные, а также от моих предыдущих работ.

Т.Л.: Очевидно, вы могли бы предсказать тенденции на четыре или пять сезонов вперед. Но каждый раз, когда вы делаете что-то новое, вы как будто оставляете себя позади.
Б.В.: Люди говорят, что мы прыгаем от одного к другому. Именно это меня и привлекает. Это способ не стоять на месте.

Т.Л.: Это хаос.
Б.В.: Я просто принимаю хаос в своей жизни. Это вопрос характера. Только мы сами решаем, принимать себя или нет.

Т.Л.: Вы обращаете внимание на то, что делают другие дизайнеры?
Б.В.: Нет. Люди переоценивают влияние окружения на собственное творчество. Это моя протестантская трудовая этика. Я имею в виду то, что моя мама до сих пор звонит мне по утрам и спрашивает, что я делаю. Быть ленивым непростительно.

Т.Л.: Расскажите немного о том, как вы попали в школу при Академии Антверпена в 90-х с Рафом Симонсом и Энн Демельмейстер?
Б.В.: Все было совсем не так. Когда я начинал, было такое ощущение, что школа может превратиться во что-то большее, потому что до этого она была ужасным учебным заведением. Когда шел дождь, вода капала в аудитории с потолка. Так сложилось, что в то время я ассистировал Дирку Биккембергсу и проводил время в одной шайке с этими ребятами. Я поступил в технический колледж в Берлине, но переехал в Антверпен из-за друзей и молодых преподавателей, которые работали там. Потом, когда в Антверпене стало возможно купить любой лейбл даже в магазине на окраине города, я уехал.

Бернард Вилльхельм с моделямиТ.Л.: Я бы хотел немного поговорить о вашем опыте. Вы начали карьеру с позиции ассистента в Alexander McQueen и Vivienne Westwood.
Б.В.: Да. Андреас — муж Вивьен — до сих работает со мной и помогает мне с подготовкой шоу.

Т.Л.: Есть ли что-то особенное, что вы получили от тех дизайнеров?
Б.В.: Да, конечно. Самые важные знания – о том, чего не нужно делать. Это странная история о том, как дочь лондонского таксиста внезапно стала суперзвездой мира моды. Мне посчастливилось быть частью этого. У меня до сих пор осталось много друзей, которых я уважаю. Я знаю их еще с тех времен, и они до сих пор делают свое дело. У модной индустрии очень короткая память. Поэтому когда люди начинают, они обычно делают три-четыре коллекции и уходят из дела.

Т.Л.: Так почему же вам удалось удержаться здесь так долго?
Б.В.: Я потратил много времени на то, чтобы понять, что не всем понравятся столь экстремальные дизайны, как мои. Но если у тебя есть своя небольшая ниша, то работать становится намного легче. И все же, это сложно. Я создаю по шесть коллекций в год, и это безостановочный процесс.

Т.Л.: Не могли бы вы пояснить, что вы понимаете под словом «ниша»?
Б.В.: Я имею в виду то, что люди будут ценить твою работу и поддерживать тебя. Но это решение очень краткосрочно, поэтому всегда нужно искать новую аудиторию и в то же время пытаться удовлетворить уже существующих поклонников.

Т.Л.: Когда вы создаете коллекцию, есть ли у вас определенный образ в уме? Все ваши модели — яркие личности. Возьмем, к примеру, Сагана, французскую порнозвезду.Мужская коллекция Bernhard Willhelm, весна-лето 2010
Б.В.: Мне нравятся порнозвезды. В этом сезоне в моем показе участвует парень из Дрездена. Я понял, что большинство людей не умеют управлять своим телом. Но что касается порнозвезд, то для них тело — это машина. Многие меняются за счет одежды, но мне импонирует эта идея эксгибиционизма. Я устал от стеснительности людей. С ними сложно, потому что они не знают, что делать со своим телом.

Т.Л.: Но порнозвезды отлично понимают свое тело.
Б.В.: Саган является особенным, потому что создал свой собственный образ. Это похоже на то, как Памела Андерсон создала себя, основываясь на мечтах мальчишек-подростков. Мне кажется интересным, когда люди создают себя с целью воплотить в жизнь чьи-то фантазии.

Т.Л.: Вы бы когда-нибудь стали работать в направлении Dior, с худощавыми парнями в качестве моделей и образца?
Б.В.: Нет, все эти ребята слишком худые. Я бы не хотел иметь с этим дело. Я устал от парней в белых юбках и черных пиджаках. Моя последняя мужская коллекция была навеяна эпохой Возрождения. Я хотел вернуться в прошлое, к тому, как одежду делали много сот лет назад. Основой всего было тело, а одежда была изобретена для того, чтобы обрамлять его. Я заново учился крою. Это заняло у меня десять лет. Тогда и мужчины, и женщины были совсем иными.

Т.Л.: Когда я думаю о вашем образе, на ум приходят мужские вещи в вашем фирменном стиле. Это действительно так?
Б.В.: Надеюсь. Мы начали с женской одежды, потому что она приносила деньги. Кроме того, мне нравится создавать одежду для женщин, потому что можно дать волю фантазии. После пяти лет работы, когда я сам захотел носить свои вещи, я принял решение начать разработку мужской одежды. Сейчас это сложно из-за финансовых ограничений. Я всегда говорю, что эта коллекция будет последней. Но одна коллекция финансирует следующую. Когда знакомишься с расходами, то по тому, сколько ты потратил, можно узнать, насколько хороша была коллекция. Вот так все просто.

наверх