Вествуд, Вивьен
Опубликовано 08.02.2012

Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood; 8 апреля 1941 года, Глоссоп, Дербишир, Англия) – всемирно известный британский дизайнер, основательница стиля панк в моде.

Авторскими чертами модельера считаются деконструктивизм и асимметрия (внешние швы, «неправильно» застегнутые вещи, задранные юбки, растянутые колени и карманы), а также модифицированные черты исторического костюма (корсеты, кринолины и пр.).

40-е – 60-е. Обыкновенная история

Учеба

Когда Вивьен Изабель Суайр (Vivienne Isabel Swire) было 17 лет, они с семьей переехали в Лондон из города Глоссопа в Дербишире. Там девушка получила педагогическое образование в колледже «Трент парк» и отучилась один семестр в художественной школе «Харроу». Во время учебы Вивьен создала коллекцию украшений, которые были распроданы в местном киоске. Будущий эпатажный дизайнер, «королева скандала», несколько лет проработала учительницей начальных классов.

Семья

В 1962 году Вивьен Изабель Суайр вышла замуж за владельца танцевального зала Дерека Вествуда (Derek Westwood). Свадебное платье девушка сшила сама. Бизнес Дерека вскоре прогорел, что стало причиной нищеты и постоянных скандалов. Через три года после свадьбы семья распалась. От первого мужа Вивьен имеет двоих детей: дочь Роуз и сына Бенджамина. После развода она оставила фамилию мужа, под которой впоследствии и прославилась.

Вивьен Вествуд фото Вивьен Вествуд фото Вивьен Вествуд фото

Роковое знакомство

В конце 60-х годов будущий дизайнер Вивьен Вествуд познакомилась со студентом школы искусств Малкольмом Маклареном (Malcolm McLaren) — будущим вдохновителем стиля панк и продюсером скандально знаменитой группы «Sex Pistols». Она 13 лет прожила с ним в гражданском браке, в 1967 году родив сына Джозефа.

70-е. Эпатажное начало и создание нового стиля

Создание бизнеса и стиля панк

Благодаря Малкольму Макларену, Вивьен Вествуд начала интересоваться дизайном, и в 1971 году занялась моделированием одежды. Они открыли  магазин «Let It Rock» на Кингз Роуд в Челси, где продавали музыкальные диски и одежду в переживавшем второе рождение стиле 50-х Тедди-бой.
В 1973 году бутик был переименован в «Too Fast To Live Too Young To Die» («Слишком быстрые, чтобы жить, слишком молодые, чтобы умереть»), а в 1974-ом — в «Sex».

«Мы бунтовали против того, что навязывали нашему поколению. В протесте мы искали себя, формировали свое видение мира»

Вивьен Вествуд

фото Вивьен Вествуд фото Вивьен Вествуд фото Вивьен Вествуд

Перемены в названии были не случайны: Вивьен и Малькольм чувствовали приближение окончания эры хиппи и стали продавать одежду в стиле панк. Эмблемой «Too Fast to Live, Too Young to Die» стал пиратский флаг. Вивьен Вествуд к тому времени сделала новую прическу – короткий ежик на обесцвеченных перекисью волосах. Бутик стал выражением разработанных парой стилей панк и порношик: в нем играла запрещенная музыка, стены были украшены картинками из порножурналов и неприличными надписями, а аксессуарами служила атрибутика секс-шоповфото Вивьен Вествуд.

Малькольм стал идеологом направления, разработавшим вместе с товарищами его содержание, эстетику и музыку, Вивьен придумала имидж нового стиля, а их магазин стал центром лондонской панк-тусовки. Стиль панк подразумевал использование необычных элементов в одежде (например, ошейников и цепей в качестве украшений) с традиционными элементами (ткани в клетку и пр.).

Одежда для Sex Pistols

фото Вивьен ВествудВ 1976 году Вивьен Вествуд и Малькольм Макларен впервые совместно разработали одежду для группы «Sex Pistols» — эталона панковского мировоззрения и образа жизни. Впоследствии дизайнер создала для них несколько сотен сценических костюмов, популяризировавших стиль панк.

В 1977 году королева Елизавета II отмечала 25-летие со дня принятия престола. Группа «Sex Pistols» в качестве поздравления выпустила сингл «God Save The Queen», на обложку которого была помещена фотография монаршей особы с надписью «Боже, храни королеву» вместо глаз и названием группы вместо губ.

Вивьен Вествуд продолжила тему и выпустила майки с портретом Елизаветы, на котором ее рот был проткнут английской булавкой. Эпатажный и дерзкий поступок музыкантов и дизайнера шокировал консервативное английское общество, но сделал их еще более популярными. В 1978 году Вивьен Вествуд создала бренд «Vivienne Westwood».

80-е. Провокационное бунтарство

Подиумы – новая высота

К 80-м годам, после распада группы «Sex Pistols», Вивьен Вествуд начала терять интерес к одежде в стиле панк. Сначала она хотела бросить дизайн, но в это время серьезно увлеклась историей костюма и поняла, что работы большинства модельеров являются переосмыслением моды прошлых лет и веков.

В 1981 году дизайнер переоборудовала свой магазин и поменяла его название на «World’s End» («Конец света»). Вместо уличной моды она обратилась к искусству кроя и увлеклась трансформациями исторической одежды.

Первая коллекция Вивьен Вествуд называлась «Три мушкетера». Она стала вдохновением для молодых дизайнеров Джона Гальяно (John Galliano) и Александра Маккуина (Alexander McQueen). В 1981 году Вивьен начала представлять свои коллекции на Лондонской неделе моды, а с 1983-го – и на Парижской.

Фотографии Вивьен Вествуд Фотографии Вивьен Вествуд

Первый показ 1981 года назывался «Пиратская коллекция», он дублировал модели из «Трех мушкетеров». Следующая коллекция представила одежду с индейскими мотивами и называлась «Дикари». «Дикари» и «Бродяги» 1982 года сделали популярным новый стиль «лохмотьев и дыр». Дизайнер создавала одежду, пародирующую модную классическую роскошь десятилетия, но с наружными швами, распущенными петлями и прорехами. Волосы манекенщиц на показах были испачканы, шляпы с перьями шились из мешковины. В том же 1982 году Вивьен Вествуд надела на моделей бюстгальтеры поверх блузок, что стало предпосылкой развития популярности бельевого стиля.Фотографии Вивьен Вествуд

Нашумевшим показом стала последняя совместная с Малькольмом Маклареном коллекция «Ведьмы» со свитерами из жаккарда и объемными двубортными пальто. В 1984 году Вивьен Вествуд представила пышные короткие юбки «мини-крини» (мини-кринолины) в сочетании с корсажами, а затем «Харисс Твиид» с традиционными тканями и новым видением классических фасонов.

В 1987 году дизайнер представила коллекцию с пародиями на королевские мантии и шотландский костюм. Одежду демонстрировали растрепанные толстушки с татуировками на плечах и размазанным макияжем — в лифах-корсетах, мини-юбках из шотландки и туфлях на деревянной платформе. Провокации Вивьен Вествуд были внешними – под ними скрывалось высокое качество кроя, изобретательное оформление и идеальное исполнение моделей одежды.

Открытие второго магазина

В 1984 году Вивьен Вествуд открыла в Лондоне свой второй магазин «Nostalgia of Mud» («Тоска по грязи»). Его фасад был украшен географической картой, а внутреннее убранство стилизовано под археологические раскопки, атрибутами которых служили земляной пол и фигурки вуду.

90-е. Иронический историзм

Новые идеи

В одежде 90-х годов Вивьен Вествуд смешала английский и французский стили, получив направление, ставшее ее новой визитной карточкой. В это десятилетие дизайнер иронически переосмысливала моду XVIII — XIX вв. со словами «единственный путь в будущее — это оглянуться назад». Фасад бутика «Конец света» украсили часы, идущие в обратную сторону.

В 1990 году Вивьен запустила мужскую линию одежды, презентовав ее во Флоренции. В том же году Вивьен Вествуд выпустила свою знаменитую коллекцию «Портрет». В 1993 году на показе осенне-зимней коллекции модельер представила туфли на 25-сантиметровых платформах, сказав, что любит «ставить женщину на пьедестал, причем в прямом смысле этого слова». Показ ознаменовался падением модели Наоми Кэмпбелл (Naomi Campbell).

Фотографии Вивьен Вествуд Фотографии Вивьен Вествуд Фотографии Вивьен Вествуд

В коллекциях осень-зима 1994—1995 года и весна-лето 1995 года Вивьен Вествуд предложила модели с «новыми эрогенными зонами» — модифицированным турнюром в сочетании с мини-юбкой. В отношении тела дизайнер была фетишистом, даже в своей одежде подчеркивая эрогенные зоны с  помощью кроя, подкладок, корсета или декольте. Турнюры не были коммерчески успешны, но корсеты продолжали присутствовать практически в каждой коллекции.

Награды

  • С 1989 по 1991 год дизайнер, не имеющая высшего образования, была профессором моды Венской академии прикладного искусства.
  • В 1990 и 1991 годах Британский совет моды назвал Вивьен Вествуд Модельером года.
  • В 1992 году дизайнер стала Почетным членом Королевского общества искусств. В том же году в Букингемском дворце королева Елизавета II вручила Вивьен орден OBE (Орден Британской Империи). Эпатажный дизайнер была одета согласно правилам официальных светских визитов — в шляпу, перчатки и юбку ниже колен, но на выходе из дворца взмахнула подолом, демонстрируя отсутствие нижнего белья.

Фотографии Вивьен Вествуд Фотографии Вивьен Вествуд Фотографии Вивьен Вествуд

  • В 1998 году марка Vivienne Westwood получила Королевскую награду за вклад в развитие экспорта.

В том же году Вивьен Вествуд при участии японской компании «Itochu» создала совместное предприятие для продвижения товаров на рынках США и Японии, которое до настоящего времени создает коллекции под марками «Gold Label» (люксовая женская одежда), «Red Label» (молодежное прет-а-порте), «Man» (мужская одежда), «Anglomania» (повседневная одежда в стиле унисекс). В конце 90-х дизайнер выпустила парфюм «Boudoir» («Будуар»).

2000-е. Настоящее и будущее

Семья

Третьим мужем Вивьен Вествуд стал ее ученик и творческий партнер Андреас Кронталер (Andreas Kronthaler), с которым она познакомилась в Венской академии.

Вивьен Вествуд:

«Моего мужа, Андреаса Кронталера, я почти не критикую. Хотя никакой скидки на возраст ему не полагается. Просто он единственный — из тех, кого я знаю в моде, — способен на гениальные решения. Его коллекции внутри моих выглядят так, как будто я превзошла самое себя. Ведь моя голова немного устала. А в его голове еще много неосвоенных территорий».

Старший сын дизайнера Бенджамин сейчас является известным эротическим фотографом, а младший Джозеф создал знаменитый на весь мир бренд нижнего белья Agent Provocateur.

Вивьен Вествуд фотографии Вивьен Вествуд фотографии

Награды

В 2006 году за заслуги в моде королева подняла Орден Вивьен Вествуд на уровень DBE. В 2007 году в рамках British Fashion Awards дизайнер была удостоена премии за значительный вклад в дизайн одежды. «Королева эпатажа» опоздала на вручение, так как была в туалете. В этом же году Glossopdale Community College назвал свой филиал в честь дизайнера.

Вивьен Вествуд фотографии

Магазины и клиенты

Клиентами Вивьен Вествуд являются Гвен Стефани (Gwen Stefani), Гэри Холл (Gary Hall), Мик Джаггер (Mick Jagger), Пит Бернс (Pete Burns), Накашима Мика (Nakashima Mika), Фирн Коттон (Fearne Cotton), Наоми Кэмпбэлл и др.

В свадебном платье от Вивьен Вествуд появилась героиня Сары Джессики Паркер Кэрри Брэдшоу в полнометражном фильме «Секс в большом городе».

Вествуд также отметилась критикой стиля Кейт Мосс (Kate Moss),  упрекнув модель в чрезмерном пристрастии к винтажным вещам. Негативный отклик модельера получил и образ Кейт Миддлтон (Kate Middleton):

«Кэтрин выглядит как совершенно обычная девушка, а должна стараться быть особенной».

В настоящее время открыты пять именных магазинов  «Vivienne Westwood»: три в Лондоне и по одному в Милане и Лидс. Также в Милане, Париже и Лос-Анджелесе работают шоурумы. Franchise stores открыты в Глазго, Ливерпуле, Ноттингеме, Ньюкасле, Манчестере и Йорке.

«Человек, пытающийся угнаться за сегодняшним днем, — полный ноль. Здесь и сейчас происходит то, что можно понять только спустя время»

Вивьен Вествуд

Интервью Вивьен Вествуд Тиму Бланксу (опубликовано в журнале Interview 19 июля 2012 года)

Т.Б.: Мне всегда нравилось то, как вы используете эстетику в виде оружия – ну или, по крайней мере, в виде доброй силы – будто вы являетесь медиумом между культурой и реальным миром. Последний пример, любимый мною – это обнаженные портреты, которые вы сделали вместе с Юргеном Теллером. Я знаю, что они были созданы еще в 2009 году, но я впервые увидел их на его шоу в феврале. Эти портреты напомнили мне Венеру перед зеркалом Веласкеса.
В.В.: Она там повернута спиной к зрителю, у нее прекрасная спина и красивые бледные руки и ноги.

Т.Б.: А что за картина, где художник изобразил объект и обнаженным и одетым одновременно?
В.В.: Это Гойя! Мы сделали обнаженные портреты, так как у меня были распущены волосы. Обычно я не ношу их распущенными. Думаю, я слишком стара для этого. Старые женщины с длинными распущенными волосами выглядят глупо. Хотя мои волосы окрашены в красный. Если бы они были белыми, я была бы похожа на ведьму. В любом случае Юрген доволен тем, что мы сделали все именно так.

Т.Б.: Идея принадлежала ему или вам?
В.В.: О, нет, я бы ни за что не додумалась до такого. Но я доверяю ему, поэтому и позволила сделать это. Я верю в него. Если он говорит, что хочет сфотографировать меня обнаженной, я не думаю о том, что не хочу делать этого. Я думаю «Ну что ж, хорошо, я смогу».

Т.Б.: А я думал, что художественная идея исходила от вас.
В.В.: Юрген сказал, чтобы я села на диван. Я могла бы просто сесть на диван и раздеться… Я распустила волосы. Знаете, ведь быть обнаженной не значит быть абсолютно голой. Важна красивая прическа, макияж… Можно надеть на палец красивое кольцо или что-то в этом духе. Важно быть «нарядной». Я сказала, что хочу распустить волосы. В то время вместе с нами были жена Юргена и его маленький сын, атмосфера была очень расслабленной. 

Т.Б.: Вы тщеславны?
В.В.: Я могла бы быть тщеславной… Но скажу вам, что совершенно не пытаюсь конкурировать с другими женщинами. Это возможно, когда ты молода, но сейчас, если я войду в помещение и увижу Памелу Андерсон, которая восхитительно выглядит, я буду восхищена ею и не попытаюсь перетянуть все внимание на себя. Я всегда рада за тех, кто делает что-то хорошее. Скажу вам вот что (не знаю, тщеславно ли это или нет): когда я просыпаюсь, сажусь перед зеркалом и накладываю макияж, я смотрю на себя и думаю, что старею. А потом я забываю об этом. Я довольна собой, вот и все. На самом деле, я думаю, что выгляжу отлично для своих лет. Иногда я даже не делаю макияж и не думаю о нем. Есть одна девушка, которая всегда пользуется помадой. Даже когда звонит телефон и оказывается, что это ее бойфренд, она начинает красить губы. Это гениально. А Джери Холл, например, наносит на себя парфюм перед выходом на подиум. Я имею в виду то, что это не тщеславие. В молодости я всегда считала, что выгляжу хорошо. Даже несмотря на то, что у меня были не очень ровные зубы. Я всегда думала, что вырасту и стану еще лучше. Я знала, что могу выглядеть хорошо, поэтому всегда ухаживала за собой и тратила достаточно времени на то, чтобы сделать прическу и так далее.

Т.Б.: Когда я вспоминаю ваши первые показы в Париже в 80-х, то думаю о том, насколько сильно они отличались от всего, что вы делали до этого, на культурном уровне. Мне стало интересно, вдохновляли ли вас тогда песни Sex Pistols, звучание гитары и так далее?
В.В.: Да! Да! Я всегда сравнивала Чарли Паркера со Стивом Джонсом. Они играли на разных инструментах, верно? Думаю, Стив был гениальным гитаристом, просто великолепным! Еще мне нравился Джонни Роттен.

Т.Б.: Он отличный пример того, что личность может превратиться в броню. Можно жить счастливой жизнью за пределами того образа, который вы презентуете миру. Как считаете, вы делаете это?
В.В.: Меня это не заботит на самом деле. Я не хочу казаться всем хорошей, но считаю разумным иметь мотив сделать мир лучше. Конечно, имеет место и потворство собственным желаниям, ведь чтобы узнать что-то, нужно это исследовать. А если ты исследовал объект, ты можешь сделать его лучше. Я хочу исследовать, это то, что меня действительно заботит. «Я мыслю, а, следовательно, я существую» — в этом вся я. Я последовательно прохожу через все жизни, которыми живу, потому что мнение имеет свойство быть разным в разные времена.

Т.Б.: Согласны ли вы с тем, что противоречие – это та нить, которая связывает все ваши жизни воедино?
В.В.: Мой муж называет меня королевой неловкости. Наверное, так и есть, ведь у меня всегда возникает противоборствующая реакция на однообразие, когда люди постоянно делают одно и то же… Кстати, вот есть девушка, Джейн Мулвах, которая написала обо мне книгу, являющуюся полнейшим мусором. Когда она пришла ко мне, я не хотела помогать ей в написании книги, потому что не люблю людей, которые пытаются быть важнее, чем ты, и строить козни за твоей спиной. Она сказала, что я должна поговорить с ней, а я подумала «Да никогда!» Конечно, если бы я не отказала ей, книга получилась бы намного лучше. Но я не стала ей помогать, и получился мусор.

Т.Б.: Согласны ли вы с тем, что мудрость приходит с возрастом?
В.В.: Да, это так. Я называю это инвестициями. То, как ты воспринимаешь полученный опыт и как к нему относишься. В молодости можно радикально менять свое мнение, но я думаю, что чем старше мы становимся, тем меньше мы меняем решения, потому что наш взгляд на вещи становится более твердым. Твердым в хорошем смысле этого слова. Все наши решения основываются на опыте, а поэтому являются наиболее приемлемыми для нас.

Т.Б.: Как вы считаете, становимся ли мы свободнее с возрастом? Особенно это касается женщин. Однажды одна женщина сказала мне, что с течением времени все женщины освобождаются от мирских забот и от того, что беспокоило их в молодости и в среднем возрасте.
В.В.: Я думаю, вы правы. Когда я была моложе, я, наверное, выполняла свою женскую роль намного ярче, чем сейчас. Многие говорят о кризисе среднего возраста. У меня это случилось в 30 лет. После этого я перестала беспокоиться о том, что уже не являюсь секс-объектом.

Т.Б.: А раньше являлись?
В.В.: Да. Я получала очень много внимания. Выглядела потрясающе! Но я помню, что когда увидела Бриджит Бардо в кино, подумала, что никогда не смогу выглядеть так хорошо.

Т.Б.: Насколько вы осознаете свое место в истории моды? В 1989 году Джон Фэрчайлд сказал, что считает вас одним из самых влиятельных дизайнеров.
В.В.: Видите книгу Хальстона на столе? Андреас купил ее в магазине подержанных вещей. Раньше я никогда не смотрела на его работы, а сейчас смотрю. Его стиль будто родом из 70-х. Если бы он не был жив, то все подумали бы, что это одежда 70-х годов. Я думаю, что вот моя моды соответствует тому периоду, в котором я живу. Она очень эклектична. В 70-х, когда мы с Малкольмом открыли магазин Let it Rock, мы искали что-то роковое, что-то родом из 50-х, потому что устали от хиппи. Он никогда не был хиппи, он ненавидел власть и никогда не одевался в соответствии с трендами того времени. Это было начало эпохи ностальгии по 30-м годам, 40-м… Я проанализировала все факты и решила, что мы должны быть повстанцами, мы должны вернуться в 50-е и протестовать против мира взрослых. Как раз тогда появились тэдди бои. Людям это не нравилось, они продолжали следовать моде хиппи. И это было лишь начало эпохи ностальгии. Сейчас мода прошла через все, что только возможно. Сейчас не получится изобрести что-то новое, поэтому мода стала эклектичной.

Т.Б.: Я так и не понял, вы были против ностальгии или за нее. Мне кажется, что ваш эклектизм имел достаточно сильное радикальное влияние…
В.В.: О, я думаю, что у меня было очень сильное влияние. Но в основном оно было направлено против меня. Люди думали, что у одежды не должно быть рваных краев. Если ткань плохая, то это действительно смотрится ужасно, но я повлияло на то, что люди в принципе начали использовать эту технику. Не могу высказать своего мнения по поводу сегодняшней моды. Несколько лет назад я бы сказала, что она ужасна, что нет людей, которые хорошо выглядят. Конечно, в мире есть несколько по-настоящему хороших дизайнеров. Ив Сен Лоран и Кристобаль Баленсиага вдохновляли множество людей. Но я никогда не следую общим веяниям, потому что даже не просматриваю модные журналы, если только в них не напечатаны фотографии моих работ.

Т.Б.: Я всегда думал, что между вами и Рей Кавакубо есть какое-то особенное родство.
В.В.: Я считаю ее очень, очень талантливым дизайнером. Это во-первых. Я знаю, что Рей больше привержена современному искусству, нежели я. Но это не значит, что меня оно не вдохновляет. Нас всех вдохновляет все, что происходит вокруг. Порой Рэй бывает очень экстремальна. Она может сделать одежду с очень широкими линиями бедер, с горбом или чем-то в этом роде…

Т.Б.: Но вы обе изменили модный силуэт, отбросили все правила.
В.В.: Я не знаю. Я просто добавляла в моду разные детали в разное время. Изменила ли я силуэт? В какое-то время я ушла от широких плеч и вернула силуэту узкие плечи. Особенно много изменений я привнесла в стиль своей одежды во время работы с Андреасом. Кстати, в последние 20 лет он разрабатывал не меньше дизайнов, чем я. Мало кто знает об этом. Он очень ответственный. Большую часть времени я, фактически, являюсь его ассистентом. Он – босс. Он следит за всем. Я имею в виду то, что он ужасно расстраивается, если что-то сшито ненадлежащим образом. Он очень эстетически воспринимает красоту и человеческий потенциал в одежде.

Т.Б.: Вы впервые в жизни работаете с кем-то таким образом?
В.В.: Я научилась у Андреаса очень многому и думаю, что он тоже извлек пользу из работы со мной. Он не может контролировать свою силу самостоятельно.

Т.Б.: Забавно думать о том, что вы дисциплинируете кого-то.
В.В.: У меня очень сильная внутренняя дисциплина. Я одна из тех, кто нарушает принципы. Андреас может создать потрясающие фасоны, основываясь на принципах, в то время как я больше полагаюсь на геометрию. Мы с ним работаем по-разному. Лучшее, что он сделал, так это придумал способ шить нашу одежду так, будто ее сделал пьяный портной. И это создает ощущение невероятной динамики. Будто ты прибываешь в движении, хотя еще не начал двигаться. Это гениально.

Т.Б.: Вы меланхоличны?
В.В.: Нет. Сейчас я чувствую себя намного более счастливой, чем несколько лет назад, ведь работа дала мне возможность говорить о вещах, которые действительно важны для меня. Я чувствую, что сейчас все складывается вместе и сливается в единое целое. Моя мода помогает мне сказать то, что я хочу. А то, что я говорю, в свою очередь, помогает моде. Меня беспокоит, что я недостаточно много общаюсь с людьми. А ведь я хочу заставить их сделать что-то, что поможет нашему климату и экологической ситуации. Мне кажется, что я делаю все возможное для этого, меня всегда беспокоил этот вопрос. Существуют тысячи негосударственных организаций и благотворительных фондов, частные лица делают удивительные вещи. В последнее время я познакомилась с людьми, которые поддерживают меня и дают мне надежду. Я верю в принцип Гайа, согласно которому Земля взаимодействует с биосферой и тем самым возвращает себе здоровье. Я считаю, что у нас есть потенциал, который поможет сделать Землю здоровой.

Т.Б.: Поэтому я и спросил вас о меланхолии. Ведь мы не знаем, как устроен мир.
В.В.: Да уж. Я бы хотела стать последним человеком на Земле, чтобы узнать, как все это работает.

Т.Б.: В ваших работах с меланхолией соседствует романтика. Романтический идеал является одним из несбыточных идеалов человечества. Он существует для того, чтобы быть уничтоженным.
В.В.: Вы говорите о романтике с большой буквы «Р», о Романтике 1830-х – страдающей и чахоточной? Не знаю, может быть, это своего рода ностальгия… Своего рода тоска по прошлому или по тому, чего даже не существует. Я всегда придумываю дизайны, рассчитанные на параллельную вселенную. Для меня героем является тот, кто способен жить настоящей жизнью.

Т.Б.: Не думаете ли вы, что тот противоречивый путь, который вы выбрали, поглощается мейнстримом? Я имею в виду то, что вас чествует общество, которое вы презирали.
В.В.: Я знаю. Я осознаю, что я очень популярна. В конце периода панк-рока я поняла, что это был маркетинговый ход и возможность разрабатывать больше продуктов. Но это была еще и возможность создания свободного общества. «У нас есть повстанцы, значит, мы свободны». Но я думала, что этого недостаточно, что мы должны идти дальше и рождать больше идей. Забудьте о правилах. Я не выступаю против них. Конечно, политически мы не согласны с ними, но я уже не заинтересована в противостоянии чему-либо. Я заинтересована в исследовании.

Т.Б.: Я рисую в воображении моменты, в которые вы посмеиваетесь над тем, что вас провозгласили Госпожой Вивьен Вествуд.
В.В.: Нет, я никогда не думала, что это странно. Такие мысли никогда не приходили мне в голову. Конечно, когда тебе неожиданно присваивают такой титул, ты не находишь слов. Но, в любом, случае, ты принимаешь его. Наверное, Сократ чувствовал нечто подобное, когда принял яд. Это то же самое, но в хорошем смысле. Если общество просит меня об этом, почему бы нет?

Т.Б.: Но этот титул превратил вас в символ…
В.В.: Я осознаю, что если бы мои родители не переехали из Северной Англии в Южную, то я могла бы стать учительницей, а не дизайнером. Иногда я думаю, что было бы неплохо жить обычной жизнью, читать книги и видеться с друзьями. В условиях моей жизни у меня нет времени на это… У других людей есть больше времени на все это, но я понимаю, что живу жизнью, которой живут не все. Я всегда тяготела к получению жизненных уроков. Я не знаю, что бы было, если я стала учительницей. Уверена, я была бы директрисой. Или работала бы со студентами… или с профсоюзами учителей… Возможно, я написала бы книгу и сделала что-то для системы образования.

Т.Б.: Кого вы можете назвать самым важным человеком в вашей жизни?
В.В.: Это Гэри Несс, мой друг. Я знаю, что сужу по себе. Но я считаю его одним из самых умных людей во всем мире. Он обратил мое внимание на искусство и увлек чтением. Он научил меня смотреть на вещи реально. Конечно, на меня повлиял еще и Малкольм. Но я устала от него, потому что он хотел лишь поверхностного успеха, он не углублялся в дело. Поэтому он перестал быть интересным для меня. Я считаю, что важно двигаться вперед, а он не делал этого.

Т.Б.: И последнее: какой вы хотели бы видеть свою старость?
В.В.: Я бы хотела прожить достаточно долго и увидеть столкновение людей с проблемой изменения климата. Возможно, тогда у них появится реальная мотивация бороться с этим.

Т.Б.: И это было бы более важно, чем то, что люди думают о том, как вы изменили моду?
В.В.: Да, об этом я не беспокоюсь. Я ничего ни от кого не жду. Мы так мало знаем… Мы потеряли намного больше знаний, чем получили. И поэтому я не знаю, что думаю о жизни после смерти. Я до сих пор убеждена в том, что ее нет. Я не хочу, чтобы мне ставили памятники, я предпочла бы просто исчезнуть. Определенно, определенно, определенно.

Вивьен Вествуд (интервью для Time Out-London, 2008 год)

Time Out London: Кто ваши лондонские герои?
Вивьен Вествуд: Королева. Я понимаю, что она герой всей страны, но в Лондоне было бы ужасно без нее. Если представить всех этих деятелей политики без нее, все это было бы настолько скучно без такого контекста, как, например, королевские флаги. Я думаю, что все это так мило… Даже Букингемский дворец. Вы можете думать, что он ужасен, но я считаю, что он мил. И еще Нил МакГрегор из Британского музея.

Time Out London: Какие из всех событий модной индустрии, случившихся за последние 40 лет, вы считаете наиболее значимыми?
Вивьен Вествуд: Панк – больше ничего и говорить не стоит. Я ходила по улицам в резиновых неглиже и в туфлях на шпильке, пока все остальные щеголяли в джинсах и обуви на платформе. Я чувствовала себя настоящей героиней. Я знала, что выгляжу хорошо.

Time Out London: Каково будущее моды?
Вивьен Вествуд: Видимо, Лондон будет наполовину под водой через 20 лет! Коллекция, которую я показываю здесь, отличается уличным и сексуальным стилем. Она напоминает мне о весельях, выпивке и чем-то в том же духе. Она для людей, которые выходят на улицу в субботу вечером и хотят принарядиться. 

Time Out London: Ваше любимое место в Лондоне?
Вивьен Вествуд: Галерея Уолласа. Произведения французского искусства, которые находятся в коллекции Уолласа, не похожи ни на что другое, они великолепны. Она была собрана в то время, когда это все не ценилось, после Революции. Я всегда говорила, что это лучшая школа искусства в стране.

Time Out London: Что для вас значит журнал Time Out?
Вивьен Вествуд: Я читаю его из-за театральных обзоров. Обожаю театр!

Time Out London: Закончите фразу «Лондон – это…»
Вивьен Вествуд: Это мой дом, это место, где я живу… Нет ничего похожего на Лондон… Вообще ничего и нигде. На Париж интереснее смотреть. У французов хороший вкус. Если они ставят памятник, то он расположен в подобающем месте и выглядит очень эстетично. А в Лондоне все не так, он растянулся на большой территории, и если хотят поставить памятник, то спрячут в угол, где его никто не найдет. Все как-то беспорядочно.

Интервью Вивьен Вествуд Matt Callard

Matt Callard: Я знаю, что вам не очень нравится говорить о работе, и вы чувствуете себя не комфортно при этом. Является ли это причиной вашего манифеста в самом разгаре карьеры? Быть может, для вас это наилучший способ коммуникации вне подиума?
Вивьен Вествуд: Моя одежда является бескомпромиссной в том смысле, что она не собирается продавать себя вам. Если вы хотите ее иметь, то она сделает вас невероятно сильными. Но она не просит вас хотеть ее купить – вы должны решить это сами. А когда вы ее носите, она говорит о вас следующее: «Я тот, с кем нужно считаться, так что либо любите меня, либо оставьте в покое». Она позволяет вам проектировать свою индивидуальность, она немного театральна в том смысле, что представляет собой реальную одежду, но дает шанс выразить себя. Также она располагает к себе, она как бы приглашает людей подойти к вам, поговорить, познакомиться. Бонусом является также и то, что вы автоматически защищаете себя от внимания консервативных личностей – такие к вам просто не подойдут.

Matt Callard: Наш винный писатель, Пол Ховард, был одним из первых Королей панка (хотя, сам он утверждает, что вы его и не вспомните!). Он говорил: «Мне всегда было интересно, как она излучает такой креативный поток, такую творческую искру на протяжении такого долгого периода времени? Большинство из нас счастливы, если в кой-то веке в уме родилась гениальная идея. К ней же они приходят постоянно! Как ей это удается?»
Вивьен Вествуд: Что моя одежда дает человеку, так это возможность чувствовать себя сексуально. Помимо этого, она очень женственна. Но что более важно, так это то, как она обрамляет тело. Она позволяет выделиться. Связь между вами и тем, что на вас надето, безумно важна. Она очень интересна. Моя одежда позволяет почувствовать себя значимым, ведь никто больше не носит ничего подобного. Она дает вам влияние. Вот этим я и вдохновляюсь ,отсюда все мои идеи.

Matt Callard: Сейчас вы, кажется, наиболее политически активны, чем когда-либо. Какие вопросы близки вашему сердцу?
Вивьен Вествуд: Свое последнее шоу я назвала «Точка хаоса». Ученые предупреждают, что экологический кризис достиг своей критической точки и угроза разрушений необратима. Другие думают, что человечество ответит на этот кризис только в самой чрезвычайной ситуации. Символ хаоса значит, что ничего нельзя предсказать, потому что теперь человек управляет ходом событий на планете и исходом экологического кризиса. У нас есть всего несколько лет на то, чтобы решить проблему и направить наш космический корабль – Землю – на верный путь. Нам нужно сделать это прежде, чем все выйдет из-под нашего контроля. Нужно меняться, прямо сейчас!

Matt Callard: Невероятное количество откликов на вашу выставку V&A показало высокий уровень любви и интереса к вашему творчеству в этой стране. Мы своими глазами смогли увидеть ваше «путешествие» по вашей карьере. Каково вам было видеть все это со стороны?
Вивьен Вествуд: Выставка получилась невероятной. Она удивительна. Я смотрю и она кажется мне потрясающей. Каждый сезон мы делаем так много всего… У нас столько идей для каждой коллекции! И знаете, вы видите всего один процент всех наших идей, но они по-прежнему невероятны. Нам потребовалось много времени, чтобы организовать и распланировать выставку. С первой комнатой экспозиции я разобралась быстро, потому что коллекция оказалась маленькой, все сразу встало на свои места. А вот на вторую комнату потребовалось невероятно много времени, потому что экспонатов из моего архива было очень много.

Matt Callard: Ходят слухи, что вы сбежали из зала во время премьеры «Секса в большом городе». Это правда?
Вивьен Вествуд: Нет, я была в зале на протяжение всего фильма и была вне себя от радости при виде Сары-Джессики Паркер в восхитительном свадебном платье. Кроме того, я заметила, что в последнее время молодые девушки очень хорошо одеваются, и на это их вдохновил данный фильм.

Matt Callard: Можете ли посоветовать нашим читателям какую-либо книгу, предмет искусства, на который стоит взглянуть или музыку, которую стоит послушать?
Вивьен Вествуд: «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, Мемуары Адриана Маргерит Юрсенар, «Мадам Бовари» Густава Флобера. Мои любимые художники – Тициан, Веласкес и Вермер. Также я особенно люблю голландскую живопись XVII века. Но есть и три гения XVIII века: Буше, Ватто и Фрагонар. Их картины откроют вам целый мир. Это абсолютный восторг.

Matt Callard: Чего ждать от Vivienne Westwood в будущем?
Вивьен Вествуд: Выставка «Opus Book Polaroid» вскоре отправится в Японию и Италию. Конечно, скоро я презентую и очередную коллекцию Red Label в Лондоне и ретроспективную выставку V&A в Гонконге.

Vivienne Westwood мужская коллекция, осень-зима 2010

Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд и Андреас Кронталер в рекламной кампании Vivienne Westwood Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд и Эмма Уотсон Вивьен Вествуд и Хонор Блэкман Кейт Мосс, Вивьен Вествуд, Филипп Грин Вивьен Вествуд и Ким Кэтролл Вивьен Вествуд, Тед Тернер, Мила Йовович Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд, Памела Андерсон, Андреас Кронталер в рекламной кампании Vivienne Westwood Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд в рекламной кампании коллекции Вивьен Вествуд и Андреас Кронталер Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Памела Андерсон и Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд Вивьен Вествуд
наверх