Берарди, Антонио
Опубликовано 09.01.2012

Антонио Берарди (Antonio Berardi) – британский фешн-дизайнер, прославившийся своими платьями. Основатель бренда Antonio Berardi, который считается одним из самых стильных и интеллектуальных в современном мире.

Биография и карьера

Антонио Берарди родился в 1968 году в небольшом городке на востоке Великобритании, Грэнтеме. Антонио имеет итальянские корни – его родители переехали в Англию из Сицилии в 50-х годах. Известен тот факт, что еще в детстве юный Берарди понимал толк в дорогой и стильной одежде: в возрасте девяти лет он усердно экономил карманные деньги, чтобы скопить на рубашку Armani с кожаными вставками на плечах.

Несмотря на свой несомненный талант, Антонию очень непросто было поступить учиться в приличное заведение. Только с третьего раза он попадает в Central Saint Martins College of Art and Design. Параллельно с учебой и студенческой жизнью Берарди становится помощником великого Джона Гальяно, что в дальнейшем окажет существенное влияние на его творчество и карьеру. Антонио заканчивает Saint Martins College в 1993 году, а уже в 1994 основывает собственный бренд. Его дебютная коллекция  куплена компаниями Liberty и A la Mode. В показе участвует Кайли Миноуг, а аксессуары предоставлены Филиппом Трейси и Маноло Бланик.

Карьера Берарди идет в гору, он все более востребован и узнаваем. 1997 год ознаменован поддержкой Дома моды Givuesse, который становится спонсором Antonio Berardi ко времени создания его четвертой коллекции. В 1999 году одежда Антонио впервые представлена на подиумах в Милане, к этому времени он также успевает поработать с итальянским Домом моды Ruffo Research. Antonio Berardi занимает лидирующие позиции на модной арене Лондона с такими королями фешн-индустрии, как Alexander McQueen, John Galliano и Hussein Chalayan.

Неизвестно, как Берарди удается все успевать, но следующие несколько лет он успешно создает коллекции сразу для нескольких брендов. Продолжая работать над собственным производством, дизайнер сотрудничает с итальянским брендом Extè, проектируя для него весенне-летнюю коллекцию 2002 года. В 2003 году параллельно с Extè он демонстрирует свою коллекцию на Миланской Неделе Моды. В этом же году создается линия одежды для марки Gibo, а ровно через год Антонио уже разрабатывает молодежную линию 2die4 для Dressing SPA. Его модели представлены в таких изданиях, как Harper’s Bazaar, Marie Claire, Vogue, Elle, InStyle и Vanity Fair.

Одежда Antonio Berardi производится в Италии и имеет дистрибьюторскую сеть по всему миру.

Стиль и коллекции

Антонио Берарди создал собственный утонченный, буквально пронизанный женственностью стиль. Его люксовые наряды отличаются чувственностью, воздушностью, шармом и аристократизмом. Про одежду Antonio Berardi давно говорят, что ее без проблем можно надеть даже на прием к королеве. Она гармонична, сдержана и отлично вписывается в гардероб современной женщины. Берарди обожает играть с цветами и тканями. Его любимые цвета – белый и черный, а материалы – шелк, кружево и тончайшая шерсть.

Дизайнер также любит преподносить модной общественности необычные сюрпризы. Много шума наделала его модель обуви, имеющая довольно высокий подъем с отсутствием… каблука. Со стороны казалось, как будто в ней просто постоянно ходят «на цыпочках». Фанаткой оригинальных сапог сразу же стала икона стиля Виктория Бэкхем, которая также признавалась, что Антонио Берарди – ее любимый дизайнер.

Кстати, список других знаменитых поклонниц бренда достаточно велик. Одежду Antonio Berardi с удовольствием носят Джессика Альба, Лили Аллен, Кейт Бекинсэйл, Бейонсе, Ким Кетролл, Ферджи, Меган Фокс, Эшли Грин, Ева мендес, Дженнифер Лопез, Кайли Миноуг, Джулианна Мур, Гвинет Пэлтроу, Сара Джессика Паркер, Рианна, Рене Зеллвегер и другие.

Интервью Антонию Берарди для Филепа Мотвари (Un Nouveau Ideal), 28 ноября 2008

Ф.М.: Где вы находитесь в данный момент?
А.Б.: Я в Милане, собираюсь ехать в Лондон и Нью-Йорк через Афины.

Ф.М.: В середине 90-х годов ваши шоу были похожи на настоящие спектакли, которых и сейчас придерживаются такие модельеры, как Александр МакКуин и Джон Гальяно. Можно было сказать, что вы принадлежите к одной категории. Однако сегодня складывается впечатление, что вы стали ориентироваться на другое направление — более коммерческое и более отстраненное от прессы. Я в чем-то ошибаюсь?
А.Б.: Когда я начал, Лондон только начал получать статус столицы моды. Тогда работали МакКуин и Чалаян, которые ознаменовали собой новую волну британской моды, а затем появился и я. Это было время, когда Лондон только начали замечать. Мои работы отличались от работ остальных, но они все же должны были быть представлены в соответствии с ожиданиями Лондона. На данный момент я считаю, что одежду должны воспринимать без декораций и шоу. Мне нравится подход, лишенный мишуры, я люблю строгость, современность и четкость. Я больше не имею ничего общего с костюмированной драмой, я хочу, чтобы мою одежду воспринимали с помощью ясного видения. Вы говорите о коммерции, но я возражу: мое творчество стало более взрослым и стабильным. Я хочу, чтобы меня запомнили не за спектакли, а за то, что я смог помочь женщинам выразить свою индивидуальность. Освещают мою деятельность средства массовой информации или нет – это дело случая.

Ф.М.: Как ваше видение себя сейчас отличается от того, как вы воспринимали себя в начале карьеры? Каким был Антонио тогда и какой он сейчас?
А.Б.: Когда я начинал, я был более молодым и наивным. Это было как хобби, ведь у меня тогда была работа – я был консультантом в японской компании и преподавал в Saint Martins в свободное время. Моя дипломная коллекция попала в журналы и газеты, а несколько лондонских магазинов сделали заказы на нее. Я должен был найти производителя и создать следующую коллекцию. В то время казалось, что возможно все, что я могу сделать так, чтобы все получилось. Тогда для меня не существовало границ, не было добра и зла, весь мир был в моих руках. Сейчас все так же интересно, ведь эта отрасль является наиболее быстро развивающейся. Но при этом есть определенные принципы, границы и люди, которым нужно угодить. Сейчас у меня есть собственный бизнес, который приносит мне отличный доход, но для всего этого нужна ответственность. Я должен платить зарплату своим сотрудникам, угождать клиентам и прессе, соблюдать сроки и не спать ночами. 

Ф.М.: Чему этот бизнес научил вас?
А.Б.: Он научил меня тому, что необходимо оставаться верным себе и своему видению, но развивать свое творчество. Когда я решил переехать в Милан, то принял это решение осознанно. Я понимал, что должен расти, что мои шоу должны быть не представлениями, а презентациями одежды. Шоу отлично подходили для Лондона, но не для Милана, где мода была более серьезным делом, она уже была бизнесом. Я считаю, что этот подход более современен, он менее показной. Также он помогает мне сохранять свое видение чистым, делать его более четким.

Ф.М.: Как вы считаете, куда движется мода? Насколько важны технологии и как часто вы используете их?
А.Б.: Мне кажется, что в данный период времени мода стала более индивидуальной, в ней используется больше ручной работы. В современном мире много реальности: магазины, Высокая мода и бренды массового потребления. Мода должна сохранить свой собственный голос, передать свое сообщение, вызвать чувство ностальгии, но делать это современно. Дизайнеры должны продолжать раскрывать перед нами свое воображение. При этом они должны оставаться уравновешенными и поддерживать свой бизнес на плаву. Этот период должен дать новому поколению знания в области того, как надо одеваться, научить людей делать правильные покупки. Нам нужна индивидуальность, а не просто модная одежда. Если перестараться с использованием технологий, то они могут стать опасными. Важно найти баланс. Технологичные ткани и новые техники – это плюс для конструкции одежды, но если они будут преобладать над творчеством, то мода как искусство понесет огромные потери.

Ф.М.: Facebook, MySpace, MSN, i-Pod, мобильные телефоны, ноутбуки. Еще десять лет назад эти слова были нам неизвестны. Вы пользуетесь всем этим? Какое значение для вас имеют все эти слова?
А.Б.: Я люблю свой i-Pod, люблю свой ноутбук и мобильный телефон, не могу жить без Facebook и MySpace, а электронную почту считаю злом. Зачем писать имэйл, когда настоящее письмо более поэтично, более индивидуально и сохранится у вас навсегда?

Ф.М.: Вы очень тесно связаны со своей семьей. Что она значит для вас?
А.Б.: Семья – это моё всё. Это мои ближайшие родственники, братья и сестры, племянники и племянницы (моих родителей, к сожалению, уже нет с нами, но они всегда в моем сердце), мои друзья и те люди, с которыми я работаю. Я родом с Сицилии, поэтому у меня очень большая семья, и она с каждым днем растет. Она значит для меня очень много. Я чувствую, что меня любят, что я нужен им.

Ф.М.: Расскажите о своей первой работе или стажировке в модной индустрии. Как все началось?
А.Б.: Я начал работать у Джона Гальяно. Моя сестра сказала мне, что он ищет ассистента. Тогда я только поступал в Saint Martins и еще не знал, приняли меня или нет. Я пришел на собеседование, встретился с Джоном, который был просто очарователен, и получил работу ассистента. Я начал работать в тот же день. Несмотря на то, что меня приняли в St.Martins, я продолжал работать у Джона на протяжении четырех лет. Я работал по вечерам и по выходным и даже переехал в Париж на полтора года, чтобы собирать идеи и проводить исследования для новых коллекций Джона. Это был, пожалуй, самый волнующий период моей жизни, в Доме Galliano я узнал больше, чем мог узнать где-либо еще.

Ф.М.: Вас задевает тот факт, что бренды недорогой одежды копируют коллекции модных Домов?
А.Б.: Вовсе нет. Я думаю, что это дает мне возможность оставаться современным. Кроме того, знать, что твои идеи хорошо воспринимаются массами – это лучший комплимент для любого дизайнера. Это значит, что я все делаю правильно.

Ф.М.: Какой период жизни был самым мрачным для вас и почему?
А.Б.: Когда ушли из жизни мои родители. Они невероятно вдохновляли меня, и я мог бы учиться и учиться у них. Я хотел бы так много спросить у них, многим я не успел с ними поделиться. Но даже несмотря на то, что они уже не с нами, они навсегда останутся в моем сердце, и я счастлив этим.

Ф.М.: У вас прекрасные манеры, тихий голос и загадочная улыбка. Скажите, какую роль в моде играет шарм?
А.Б.: Весь этот бизнес построен на шарме. Дизайнер всегда являлся другом и советником в одном лице. Когда вы покупаете что-то новое, вы хотите чувствовать, что дизайнер думал о вас, когда создавал эти вещи. Женщина хочет, чтобы ее обожали. Ставили на пьедестал и чествовали. Почему нет?
Этот бизнес продает мечты, помогает женщине выглядеть и чувствовать себя великолепно. Вот здесь в дело и входит шарм.
А что заставляет меня испытывать дискомфорт, так это неискренность. Есть люди, которые отвратительны не снаружи, а изнутри. Они являются подделкой.

Ф.М.: Как вы считаете, у кого из молодых дизайнеров самое реальное и большое будущее?
А.Б.: Кристофер Кейн, Мариос Шваб, Луиза Голдин – все молодые лондонские дизайнеры. Все они очень талантливы и могут преуспеть благодаря хорошей финансовой поддержке. Они полны энергии и идей, они являются стимулом для этой индустрии!

Ф.М.: Ваша зимняя коллекция очень близка к телу. Вещи подчеркивают талию и обладают определенным гламуром, ссылающимся на разные эры: 40-е, 50-е, 80-е… Почему так много отсылок?
А.Б.: А почему нет? Мода строится на ссылках и смешивании идей, на добавлении в суп новых специй. Я вижу моду, как рецепт блюда. Ты собираешь воедино все ингредиенты, добавляешь их к сущности женщины, которую хочешь одеть, а затем, основываясь на современной моде и эстетике, бережно придаешь всему этому форму. Ты миксуешь эпохи, разрушаешь границы, подвергаешь сомнениям. Это мода, это то, как я работаю.

Ф.М.: Что бы вы посоветовали молодым людям, которые хотят стать дизайнерами?
А.Б.: Никогда не говори никогда!!!

Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди Антонио Берарди

Также читайте

наверх