Армани, Джорджо
Опубликовано 29.07.2011

Джорджо Армани (итал. Giorgio Armani; род. 11 июля 1934 года, Пьяченца, Италия) – итальянский дизайнер одежды.

Джорджо Армани можно по праву назвать первопроходцем моды XX века. Именно он привнес эстетику как в мужскую, так и в женскую одежду.

Армани – мировой лидер дизайна мужской одежды, профессионал качества и мастер покроя. Благодаря его инновациям изменился подход к пошиву мужской одежды, который ни разу не менялся с XIX столетия. Убрав лишние детали, изменив контуры и линии, Армани полностью изменил внешний вид мужских пиджаков. От вещей, созданных Джорджо, всегда исходит плавность и легкость.


Биография и карьера в датах

  • Родился 11 июля 1934 года в Италии. Учился на доктора в Болонском университете, интересовался фотографией.
  • В 1953-54 годах служил в итальянской армии.
  • 1954 год – работал оформителем витрин в одном из универмагов La Rinascente.
  • 1954-60 гг – был стилистом мужской одежды в La Rinascente.
  • 1960-70 гг – работал дизайнером мужской одежды у Нино Черрути.
  • 1974 год – появилась первая мужская коллекция под брендом Armani.
  • 1975 год – Armani выпустил первую женскую коллекцию.
  • 1980 год – коллекции Armani начинают продаваться в США.
  • 1981 год – Армани создает новые линейки – Emporio Armani и Armani Jeans.
  • 1984 год – выпущены первые ароматы от Armani – Armani Le Parfum и Armani Eau Pour Homme.
  • 1987 год – под брендом Armani начинают выходить две новые марки – Giorgio Armani Occhiali и Giorgio Armani Calze.
  • 1989 год – в Лондоне открываются магазины спортивной одежды Emporio Armani.
  • 1991 год – в США открываются бутики Armani Exchange.
  • 1992 год – появился новый аромат от Armani – Gio.
  • 1996 год – Armani приобретает контрольный пакет акций компании Simint.
  • 2000 год – Armani начинает сотрудничество с Ermenegildo Zegna.
  • 2000 год – создан веб-сайт Armani.
  • 2001 год – открыты новые фирменные магазины Armani в Гонконге и Сохо.
  • 2002 год – Джорджо Армани назначен послом доброй воли комитета ООН по вопросам беженцев.
  • 2005 год – Armani выпустил линию одежды «от кутюр» – Armani Privé Couture.
  • 2006 год – Армани разработал форму для итальянских знаменосцев на церемонии зимних Олимпийских Игр в Турине.
  • 2009 год – Джорджо Армани представил новую коллекцию в Москве.

Творческий путь

Ассортимент бренда Armani весьма широк. Несмотря на то, что большинство предметов одежды выглядит нарочито просто, все они являются вещами класса «люкс». Нужно признать, что продукция Armani является достаточно дорогой.

Уникальный стиль Armani никогда не подразумевал наличия четкой границы между традиционными взглядами на создание одежды и современными тенденциями. Если положить на чаши весов высокое качество и инновации, то в глазах Джорджо Армани со стопроцентной вероятностью перевесит первая чаша. Основа его коллекций – это мягкость, легкая деструктурированность, эксперименты с расцветками и пропорциями. Все модели преисполнены изящества, что очень точно смог передать итальянский фотограф Альдо Фаллай, который неоднократно работал с Армани для создания рекламных кампаний.

Чувство стиля начало формироваться у Джорджо в 1954 году. Он работал оформителем витрин в La Rinascente, одном из крупных сетевых универмагов. Затем начинающий дизайнер перебрался в Офис моды и стиля, где приобрел неоценимые знания об использовании тканей. Через семь лет Армани начал работать над созданием мужской одежды для Нино Черрути. Проработав некоторое время на одной из его текстильных фабрик, он научился по-настоящему ценить ткань и овладел навыками, которые впоследствии активно применял при производстве собственной одежды.

В 1974 году Армани создал свой собственный лейбл. После того, как одежда его бренда побила все рекорды продаж в США, с уверенностью можно было говорить и о дальнейшем успехе. Его первые проекты основывались на модернизации классических пиджаков. Армани стремился сделать их универсальными и функциональными, самыми важными предметами в мужском гардеробе. Одним словом, вещью на все случаи жизни. Другое стремление дизайнера заключалось в сочетании элементов спортивного стиля с эксклюзивными вещами, которые делались на заказ. Впоследствии он воплотил эти идеи и в женских коллекциях, создав совершенно новый тип женского платья. Также он создавал и модели для женщин из среды простых рабочих.

Как уже отмечалось, вещи от Armani были дорогими, так как были сделаны из поистине роскошных материалов – кашемира, замши, шерсти альпаки. Однако чтобы удовлетворить постоянно растущие требования покупателей, Армани создал линию более дешевой женской одежды, сделанной преимущественно из синтетических материалов. Она получила название «Mani». Для мужчин он разработал спортивные куртки в морском стиле, «мятые» льняные пиджаки, плащи и пальто. Все его творения были безупречно сшиты, обладали мягкими линиями и легкими цветами. Кроме того, дизайнер всегда уделял внимание экспериментам с тканями: например, смешивал вискозу с шерстью.

Джорджо Армани активно развивал производство костюмов для гольфа, джинсов, белья, галстуков, различных аксессуаров, а также парфюма и косметики. 12 линий одежды класса «люкс», естественно, стали привлекать все больше и больше покупателей, брендом заинтересовались «гиганты мира моды» LVMH и Gucci Group. Оба холдинга сделали Армани очень выгодные предложения, сулящие широкие перспективы, но дизайнер отказался от них.

«Конечно, мне польстили, — сказал он Ричарду Хеллеру из журнала Forbes 12 ноября 2001 года, — Но я решил остаться независимым».

Если в мире еще оставались люди, сомневающиеся в таланте Джорджо Армани, то событие, произошедшее в ноябре 2000 года, окончательно расставило все точки над «i». В музее Гуггенхайма (Нью-Йорк) открылась 25-летняя ретроспектива, в которой было выставлено более 400 предметов одежды от Armani. На выставке присутствовали не только ведущие модные эксперты, но и голливудские знаменитости, спортсмены и музыканты. Для них Джорджо Армани навсегда останется эталоном качества и утонченности.

Награды и достижения

За время своей карьеры Армани провел несколько выставок и получил огромное количество различных наград.

Выставки:

  • 1982 год – «Интимная Архитектура: современный дизайн одежды», Массачусетский технологический институт, Кембридж.
  • 1990-91 гг – «Джорджо Армани: образы человека», Технологический институт моды, Нью-Йорк.
  • 2000 год – «Джорджо Армани: 25-летняя ретроспектива», Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк.

Награды:

  • 1980, 81, 84 гг – премия Neiman Marcus.
  • 1980, 81, 84 гг – премия Cutty Sark.
  • 1982 год – премия Gentlemen’s Quarterly Manstyle.
  • 1982 год – премия Grand’Ufficiale dell’Ordine al Merito.
  • 1983 год – Золотая медаль муниципалитета Пьяченцы.
  • 1983, 87 гг – премия CFDA.
  • 1984, 86, 87, 88, 94 гг – премия L’Occhio d’Oro.
  • 1985 год – премия Cutty Sark за мужские линии одежды.
  • 1986 год – премия Bath Museum за костюм года.
  • 1987 год – присвоено звание Gran Cavaliere della Repubblica.
  • 1987 год – премия Lifetime Achievement.
  • 1988 год – премия Christobal Balenciaga.
  • 1988 год – премия Media Key.
  • 1989, 92 гг – премия Woolmark.
  • 1989 год – премия Senken.
  • 1991 год – Джорджо Армани присвоено звание почетного доктора Королевского колледжа искусств.
  • 1992 год – премия Fiorino d’Oro.
  • 1993 год – золотая награда Effie.
  • 1993 год – премия Aguja de Oro.
  • 1993 год – премия Academia del Porfumo.
  • 2008 год – Орден Почетного Легиона.

Интервью Джанет Оззард с Джорджо Армани для NY Mag (15 февраля 2009)

Д.О.: Гардероб для «American Gigolo» стал поворотным моментом в мужской моде. Расскажите, как все это началось?
Д.А.: В 1980 году режиссер Пол Шредер выбрал мои дизайны для своего фильма. Образы были революционными для того времени, мужская одежда стала элегантной, пошитой в стиле casual. А Ричард Гир был актером и моделью мечты. Была какая-то чувственность в том, как он двигается. В его характере были смешаны мятежная нетрадиционность и стиль. Наши карьеры связаны на всю жизнь.

Д.О.: Фильм «Неприкасаемые» стал очередным поворотным моментом мужской моды.
Д.А.: Совместная работа с художником по костюмам Мэрилин Вэнс и режиссером Брайаном де Пальма в этом легендарном фильме дала мне глубокое творческое удовлетворение и послужила началом длительной дружбы с Кевином Костнером, Шоном Коннери и Энди Гарсия.

Д.О.: Вы сразу поняли, что Academy Awards была огромной возможностью, поэтому одели Джуди Фостер в столь незабываемое платье?
Д.А.: У нас с Джожи очень схожие личности – мы оба знаем, чего хотим, и принимаем четкие решения. Когда мы начали работать вместе, двадцать лет спустя, я оценил одно ее заявление. Она сказала: «Я – актриса. Я надену то, что вы скажете». Она сказала, что это было лучшее вечернее платье, которое она когда-либо носила. Потому что оно было очень комфортным, хотя было полностью расшито бисером.

Д.О.: Вы также одевали для красной ковровой дорожки многих мужчин. Например, Мэтта Дэймона и Бена Эффлека.
Д.А.: Бен и Мэтт стали причиной моего первого неизгладимого «голливудского» впечатления. Я одел их для их первой церемонии Оскар, когда они выиграли статуэтку за фильм «Умница Уилл Хантинг». Они были настолько восхитительны на ковровой дорожке! Они сияли, как мальчики, и сказали «Спасибо за костюмы, Джорджо!» 

Д.О.: Вы решили запустить линию Haute Couture — Armani Privé – в 2005 году, несмотря на то, что Высокая Мода считается умирающим искусством.
Д.А.: В первой коллекции было всего 35 нарядов, и это были, в основном, вечерние платья. Для некоторых кутюр ассоциируется с театром и костюмом. Но только не для меня. Я создаю эти коллекции очень продуманным, прагматическим путем. Речь идет о предложении особенного, индивидуального сервиса для моих лучших клиентов.

Д.О.: Вы расположили ресторан Nobu в самом центре вашего бутика в Милане. Почему вы подумали, что люди захотят есть около висящей рядом одежды?
Д.А.: Nobu в Милане – это отличное место для принятия аперитивов. Там всегда очень много разных интересных людей — молодых, с шиком. Я часто захожу туда прямо перед обедом, просто чтобы почувствовать атмосферу. Я восхищаюсь мастером-поваром Nobu, который предлагает восхитительное сочетание японской и южно-американской кухни. Его внимание к эстетике и деталям делают церемонию обеда незабываемой и уникальной.

Д.О.: Еще вы представили линию мебели — Armani Casa.
Д.А.: Мера и индивидуальность – это два понятия, которые я считаю особенно интересными, как для моей одежды, так и для линии мебели. Моя мебель – это ограниченная серия уникальных творений, которые не поступят в массовое производство.

Д.О.: Вы создали очень много костюмов для спортивных команд. Включая футбольный клуб Chelsea и австралийскую регби-команду Rabbitohs. Что вас привлекает в спортсменах?
Д.А.: Я всегда был заинтересован в том, чтобы одевать представителей спорта, так как у меня они ассоциируются с современными гладиаторами. В моей последней поездке в Сидней я встретился с Расселом Кроу, который взялся за Rabbitohs. Они тренировались на пляже рядом с Bondi, и мне наконец-то довелось встретиться с этими потрясающими спортсменами. Это очень вдохновляющее.

Интервью Джорджо Армани для Harper’s Bazaar (12 декабря 2008)

H.B.: Вы собираетесь презентовать свою осенне-зимнюю коллекцию 2008-2009. Как ощущения?
Д.А.: Я довольно расслаблен, так как сделал все, что хотел и предполагал, поэтому я счастлив. Я, как бы сказали итальянцы, tranquillo (расслабленный). Мне нравится, когда кто-то носит Armani, ведь это значит, что людям нравится то, что мы делаем.

H.B.: Вы до сих пор нервничаете перед шоу?
Д.А.: С годами становишься более рациональным и менее эмоциональным, но всегда присутствует момент волнения – понравится коллекция или нет. Даже спустя все эти годы я до сих пор не могу с уверенностью сказать что-то насчет этого.

H.B.: Как отражается эстетика Armani в данной коллекции?
Д.А.: Я думал больше, чем обычно над тем, каких женщин мне хотелось бы одевать. Я отстранился от того, чтобы делать что-то удивительное, производящее «wow-эффект», и принял во внимание тот факт, что я должен одевать своих клиентов таким образом, чтобы они чувствовали себя комфортно. Сейчас очень сложное экономическое время для каждого, поэтому я хочу сохранить чувство спокойствия и уверенности в своей одежде. 

H.B.: Мне очень понравилась коллекция Armani этого сезона. Казалось, что она охватила все положительные факторы спортивного здоровья, свободы и оптимизма. Фактически, она была полностью в стиле Armani.
Д.А.: Вы попали в самую точку. Коллекция Armani не просто соответствует тенденциям, но и отражает особый фактор Armani. Это очевидно и в магазинах, и в отелях. Каждый должен осознать, что все вещи там имеют налет Armani.

H.B.: Вы чувствуете себя уверенно в тот момент, когда остальные переживают из-за сложных экономических условий?
Д.А.: Это время для принятия рисков.

H.B.: Так почему вы выбрали отели?
Д.А.: Я начал этот проект с отелями пять лет назад. По моему мнению, самым важным в отелях Armani является то, что они больше о том, что я беру от них, чем то, что я вкладываю. Часто отели красивы эстетически, но совсем не соответствуют понятиям практичности. Это кошмар. В шкафах слишком мало места, на кроватях слишком много подушек, ванная находится в том же месте, где и спальня… Я избежал всего этого, чтобы сделать отели более комфортными. И вот что создает этот налет Armani. В нашем отеле в Дубаях будет господствовать утонченность, а не величие. А ведь Дубаи это такое место, которое неизвестно своим «более или менее» подходом. Они преувеличивают абсолютно все! Но в отеле, над которым работаю я, они хотят видеть особый стиль Armani. Это будет иметь огромный контраст со всем тем, что вы когда-либо видели в Дубаях.

H.B.: Вы только что открыли свой первый бутик Emporio Armani в Мельбурне.
Д.А.: Именно так. Австралия – удивительная страна, потрясающе сочетающая в себе красивые города и яркие пейзажи, оцененные мной во время моей памятной поездки туда в прошлом году. Я действительно рад увеличить присутствие моей линии Emporio Armani, открыв магазин в столь динамичном городе, как Мельбурн.

H.B.: Каковы были впечатления от вашего визита в Австралию?
Д.А.: Я действительно хотел посмотреть Австралию. Дело в том, что мы никак не могли выбраться на прогулку на лодке, постоянно шел дождь.

H.B.: Однажды Элизабет Тейлор сказала, что не может припомнить того времени, когда она не была знаменита. А можете ли вы вспомнить такое время?
Д.А.: Я могу вспомнить множество моментов. В любом случае, я не был рожден знаменитым.

H.B.: Мы уже говорили о вашем детстве раньше. Присутствует ли в вашей жизни печаль, которая идет рука об руку с радостью? Печаль, связанная с отсутствием обычной жизни, приватности?
Д.А.: Настоящая печаль заключается в том, что, несмотря на все то, что у меня есть сегодня, в моей жизни до сих пор отсутствует тот особенный человек, с которым я бы мог поделиться этим. Еще один небольшой печальный момент – это мой возраст. У меня не так много времени осталось, чтобы воспользоваться всем. Но, попав туда, где я нахожусь сейчас, я не имею права на сомнения. То, что я делаю сейчас, было моей мечтой 20 лет назад, так что это дает мне определенную ясность выбора, сделанного мной.

H.B.: Вы когда-нибудь чувствовали давление, заставляющее вас быть совершенным? Вы не чувствуете себя пленником вашей славы?
Д.А.: Определенное давление существует. Это так. Да, я нахожусь в центре всеобщего внимания. Что бы я ни делал, на меня смотрят и обсуждают. Я не чувствую приватности, даже в работе. Я вижу дизайнеров, которые работают со мной и смотрят на меня, желая увидеть, что я все еще способен принимать решения. Меня постоянно судят.

H.B.: Возможно ли для вас отделить себя от бренда, или вы находитесь слишком близко?
Д.А.: Это невозможно. Даже если я иду в бар – это бар Armani. Я заметил, что я хожу в Nobu, чтобы выпить, и я уже привык разговаривать там с незнакомыми мне людьми и строить с ними расслабленные взаимоотношения. Это помогает чувствовать себя как дома, я позволяю себе контактировать с людьми.

H.B.: Вы были первым дизайнером, связавшим моду с Голливудом. Считаете ли вы, что весь этот безумный мир знаменитостей и стиль ковровых дорожек изменили моду?
Д.А.: Определенно. Сегодня все вращается вокруг денег и вокруг того, как много может заплатить бренд актрисе, которая будет представлять его парфюм или носить его платья.

Интервью Даниэлы Мореры с Джорджо Армани, сентябрь 2008

Джорджо Армани (ДА): – Вы просто чудовище! Ну хорошо, я дам вам это интервью, ведь вы были первым человеком, которому я дал свое первое важное интервью в своей жизни. Мы были тогда в Нью-Йорке, в моем офисе на Пятой авеню и снимали видео для Энди Уорхола.  У вас была тогда такая маленькая команда, что я даже точно не понял, что вы снимаете видео. Сейчас я проинформирован гораздо лучше.

Даниэла Морера (ДМ): — О, это было замечательное время! Давайте начнем прямо оттуда. Вы стали известным благодаря своим жакетам, создающим образ «деловой женщины».  Я помню, как вы сказали немного позже, что вы больше никогда ничего не создадите для женщин такого, что заставило бы их чувствовать себя более сильными, так как они уже почувствовали свою власть. Вы переключились на поиск новых решений, сфокусировавшись на силуэте, изменяя, руководя… Чего нам ожидать от вашей следующей коллекции?

Д.А.: —  В самом начале своей карьеры я думал, что женщины нуждаются в неком подобии защиты, особом стиле, который помог бы им правильно воспринимать себя, помог бы им добиться успеха. Сегодня, много лет спустя, женщины больше не нуждаются в маскулинных формах. Они изменились. Моя следующая коллекция будет пытаться избавить женщин от их новых комплексов по поводу женственности и чувственности. В ней я попытался уйти от своих прошлых идей, ведь общество изменилось, так же как и время.
Сегодня женская «чрезмерность» стала приобретать масштабы катастрофы. Я думаю, мы нуждаемся в упрощении, некой чистке, но без чрезмерного старания и репрессий. Я признаюсь, что иногда позволяю себе попасть под влияние всех этих безумных колористических решений. Однако я понимаю, что моя клиентура хочет видеть стиль Armani и его традиционные цвета. Поэтому в новой коллекции я буду придерживаться нейтральных оттенков, но с небольшими допущениями.

Д.М.: – Впервые вы завладели вниманием общественности, когда начали менять отношение моды к телу. Вы никогда не задумывались над тем, что ваша концепция заставила людей по-новому взглянуть на свое тело? Может ли мода на одежду изменить моду на человеческую фигуру?
Д.А.: – Определенно, я изменил само отношение людей к своему телу. Своим первым успехом я обязан тем женщинам, у которых были слишком полные ноги или бедра, но которые чувствовали себя в моей одежде защищенными, потому что она скрывала все их недостатки. 

Д.М.: – Я пойду дальше и скажу, что вы оказали им настоящую психологическую помощь.
Д.А.: – Мой стиль изменил их представление о себе. В то время все было слишком структурированно. Прекрасные костюмы от Yves Saint Laurent, практически единственные на рынке, были слишком строгими и серьезными. Я чувствовал, что женщины хотят немного отличаться. Моя грация позволила им интерпретировать свое тело в более личном, индивидуальном смысле.

Д.М.: – Целостность образа, который вы создаете, известна всем, и именно она является залогом вашего успеха. Это ваша настоящая мания. Но я хотела бы спросить у вас о вашей, как я бы ее назвала, эстетической идее.  С какой точки зрения вы смотрите на вещь, которую создаете: с точки зрения линейности, геометрии или движения?
Д.А.: – С точки зрения движения: я всегда представляю женщину, входящую в комнату. Эстетика является моей неотъемлемой частью. Я стал заботиться о своем теле, только после того, как мне исполнилось 50 лет. Мне никогда не нравилось, как я выгляжу, потому что я был слишком милым, маленьким, с нежным румянцем на щеках, небольшим прекрасным носиком и голубыми глазами. Я всегда был любимцем девушек, этаким ангелочком, и они постоянно мне об этом говорили. А мне хотелось иметь вид жесткого парня из неблагополучного района. Так продолжалось до того момента, как однажды я заметил, что у меня больше нет талии. Я понял, что надо было ценить свое тело, не только с точки зрения красоты. Контроль над собственным телом является жизненно важной необходимостью. Лучше вы будете контролировать его, чем оно вас.  Годы проходят, и я осознаю, что когда-нибудь я покину это тело, и моя привязанность к нему не только не слабеет, а растет день ото дня. В течение почти десяти лет я учился жить с идеей о том, что что-то может случиться со мной в любой момент. Конечно, это перфекционизм. Однако вы должны иметь большие ожидания от себя самого и от тех, кто с вами работает. Меня всегда очаровывали кинофильмы. Они являются для меня нескончаемым источником вдохновения. Существует огромное количество образов, созданных великими режиссерами,  которые произвели на меня глубочайшее впечатление. Я рассматриваю съемки фильма как величайший пример работы в команде. Несмотря на то, что у меня есть прекрасный домашний кинотеатр, я обожаю ходить в кино. Ведь фильмы создаются для того, чтобы пережить их с кем-то вместе.

Д.М.: — Я знаю, что вы не любите, когда вас об этом спрашивают, но уже в течение долгого времени все ждут вашего решения по поводу будущего.  Неужели это решение действительно так сложно принять, даже такому уверенному в себе человеку, как вы?
Д.А.: – Уже, по крайней мере, в течение последних 15-ти лет я постоянно слышу один и тот же вопрос: «Каковы ваши планы на будущее?». Должен признаться, этот вопрос меня немного смущает, хотя я понимаю, что он имеет смысл в свете развития бизнес-стратегии такого большого дела, как мое. Однако когда слышишь об этой проблеме каждый день, она становится не такой уж и приятной. Очень сложно осознавать, что надо сворачивать уже прямо сейчас. Чего я боюсь? Принять решение. Я знаю, что те люди, которые работали со мной долгое время, напуганы возможной необходимостью отвечать на вопросы другого человека, не меня, и что не я буду помогать решать им их проблемы. Вот о чем я по-настоящему думаю.

Д.М.: – Как вы справляетесь с этим?
Д.А.: — Я пытаюсь собрать все свои силы, которые, как мне кажется, у меня еще есть, и управлять своей империей так, как если бы я был бессмертен.

Д.М.: — Сегодня вы не просто дизайнер одежды. Вы расширили свои границы и перешли в соседние области аксессуаров, товаров для дома, отелей, курортов, кафе, ресторанов, клубов, роскошных украшений, духов, цветов и даже дизайна яхт. Я знаю, что вам чрезвычайно нравится всем этим заниматься, ведь подобным образом вы бросаете очередной вызов самому себе. Но ответьте мне честно, каково процентное соотношение доли вашего личного удовольствия и бизнес-стратегии в этом деле?
Д.А.: – Конечно, здесь присутствуют обе составляющие. Мой известный поиск во всем эстетического, спонтанно побуждает меня пробовать свои силы в самых различных дисциплинах. Проектировать дизайн для моей новой яхты конечно было невероятным удовольствием, но это также было весьма тяжелой работой. Было действительно увлекательно играть с  уникальными материалами и непривычными цветами, экспериментировать с технологиями, разрабатывать все вплоть до мельчайших деталей.
Когда я вхожу в ресторан или иное общественное место, я сразу замечаю ошибки в неправильном распределении пространства или, что свет и столики расположены неверно. Так, например, только сегодня я приехал из нового магазина, который мы открыли 10 дней назад на Via Montenapoleone. Как только я зашел в помещение, я мгновенно понял, что свет расположили не так, как надо, хотя специалисты продумывали его в течение многих месяцев. То, что некоторые люди воспитывают в себе годами, у меня имеется естественным путем.

Д.М.: — Сначала вы откроете отель в Дубае, а потом в Милане (вместе с Emaar Hotels & Resorts )?
Д.А.: – Да, в Дубае отель откроется в 2009 году, а в Милане в 2010. Я не могу дождаться, чтобы увидеть своими глазами результаты этого невероятного проекта: два spa с пятью ресторанами, которые все отличаются друг от друга, начиная с японского и заканчивая итальянским и индийским.  Особенно поразителен контраст с общим стилем и миром Дубая. В нашем отеле будет тонкость, а не великолепие. Это гигантский проект, но мы все сделали чрезвычайно просто. Привычка постоянно проектировать, воплощать в жизнь, решать возникающие по ходу проблемы, заставляет меня думать, что где-то я сделал что-то не так, и что я трачу время впустую. Однако дело сделано, так что не смейтесь.

Д.М.: — Конечно, я буду смеяться. Вы делаете так мало! Такое ощущение, что вы переключились на другой, более роскошный рынок.
Д.А.: – Я всегда хочу делать больше, но на это просто не хватает времени. Мне кажется, для того чтобы сохранить мою марку в истории, мне необходимо, чтобы люди привыкли видеть ее во всех областях своей жизни. Конечно, наиболее привлекательной для меня является область роскоши, однако сегодня многие путают роскошь с показухой. Для меня понятие «роскошь» является более традиционным, смысл которого заключается в большей эксклюзивности, утонченности по сравнению с массовой роскошью.

Д.М.: — Настало ли время для того, чтобы заново продумать определенные аспекты в мире моды? Какую позицию занимаете вы?
Д.А.: – Мы должны раз и навсегда пересмотреть эйфорию, экстравагантность, цинизм и вульгарность. Мода является очень серьезным вопросом. Человеческое тело, это то, что я действительно люблю, больше всего остального. Мне не нравятся женщины, которые, следуя за модой, становятся ее жертвами. Мне нравятся те, у которых есть собственная элегантность и шарм, те которые используют моду, а не наоборот.

Д.М.: — Вы известный трудоголик, однако, недавно все-таки решились на потрясающий отдых. На своей новой яхте вы оплыли все Средиземноморье, наверстывая упущенное. Однако не хотите ли вы вознаградить себя немного больше? Там, на лодке, мы обсуждали, что вам следовало бы наслаждаться отдыхом немного чаще.
Д.А.: – Я уже вознаграждаю себя. Кроме того, мне кажется, я вознаграждаю других людей, которые находятся рядом со мной. Когда я путешествую на лодке, или выезжаю в свои загородные дома, где я, к сожалению, провожу совсем немного времени, я беру с собой не толпу знаменитостей, а только самых близких мне людей и друзей, с которыми я работаю уже в течение долгого времени. Мне нравится делить с ними мою роскошь. Можно попытаться научиться весело проводить время, но я полагаю уже слишком поздно. Раньше я никогда не веселился. Я всегда работал и был очень ответственным. Я думаю, это плата за мою профессию. Я жил не в мире, но в узком кругу людей, которые всегда были рядом со мной в жизни и в работе.

Д.М.: – Однако едва ли найдется хоть одна знаменитость, с которой бы вы так или иначе не контактировали. На днях я просматривала старые фотографии, и на одной из них увидела вас рядом с Бредом Питтом, Дженифер Энистон,Сэмюэлом Л. Джексоном, Эшли Джад, Джорджем Клуни, Эдрианом Броуди и Боно, сидящих за одним столом здесь, в вашем доме в Милане. Я уже не говорю о Софи Лорен, Джулии Робертс, Тине Тернер, Мартине Скорсезе, Роберте Де Ниро, который по совместительству является вашим деловым партнером в ресторане Nobu (в Милане), Кейт Бланшетт, Дэвиде Бекхэме, Поле Аллене и Николя Саркози, который наградил вас недавно орденом Почетного легиона. Вы приняли и встретили всех.
Д.А.: – Да, но я не часто провожу подобные встречи, особенно с людьми моего возраста. Я предпочитаю находиться среди молодежи. Я не люблю сидеть и вспоминать о прошлом. Никакой ностальгии. Я предпочитаю думать о новых проектах для нового поколения, у которого уже совсем другой менталитет.

Д.М.: – А что насчет личных привязанностей? Существует классический пример, когда человек боится того, что остальные любят не его, как личность, а его положение. В общем, вопрос о любви… Мы уже говорили об этом летом. Все мы нуждаемся в любви. Вы не можете жить только ради работы и красивых вещей.
Д.А.: – Зачастую слава требует от нас жертвы, и очень часто ею оказывается любовь. Близкие вам люди должны будут подчиниться темпу вашей жизни, но то, что удобно вам, не всегда может оказаться под силу другому человеку. Я знаю об этой проблеме все. Мое гипертрофированное чувство самодисциплины играет со мной злую шутку, но именно оно рождает во мне потребность в глубокой привязанности. Я никогда не одобрял тех своих знакомых, которые были склонны к поверхностным отношениям и быстро меняли свои увлечения. Я окружил себя людьми, которые полностью разделяют мои убеждения. Конечно, любой человек имеет право влюбиться в любом возрасте. Однако вы должны научиться сдерживать себя.  Вы должны знать, что такое самодисциплина.

Д.М.: – Много ли вы вынесли для себя из случаев любовной привязанности?
Д.А.: – Я много учился. Когда я был молодым, я никогда не смеялся. У меня всегда было кислое выражение лица. Когда я смотрю на свои старые фото, я нигде не могу найти себя улыбающимся. Я думаю, причиной всему была моя неуверенность в себе. У меня было огромное количество комплексов. Боль от потери любимых всегда учит чему-то новому и навсегда изменяет нас. Теперь у меня выросла настоящая броня, и я продолжаю учиться. Но я совсем не хочу копаться в себе так глубоко. Ответы на некоторые вопросы я даже не хочу искать. Некоторые вещи лучше оставить на поверхности.

Д.М.: – Когда вы вернетесь назад на Манхэттен?
Д.А.: – Мы вернемся туда в феврале на открытие нового магазина на Пятой авеню. Этот бутик является своего рода экспериментом, потому что здесь впервые линия Giorgio Armani будет соседствовать с нашими другими, более коммерческими линиями.

Д.М.: – Вы создали не просто продукцию со своим лейблом,  а определенный стиль жизни. Являлось ли это вашей конечной целью? Чувствуете ли вы, что являетесь кем-то большим, чем просто модельером?
Д.А.: – Очень часто, когда люди просят у меня автограф, они говорят: «Мистер Армани, вы делаете очень красивые вещи, но вы так нравитесь мне просто как человек. Вы такой хороший, такой настоящий», – это моя лучшая награда.

Д.М.: – Наблюдая за вашим поведением на улицах и пляжах, когда вы стоите окруженный со всех сторон восторженной публикой, просящей у вас автограф, я всегда нахожу это зрелище бодрящим и утомительным одновременно. Я хотела бы снять об этом документальный фильм. Я всегда считала, что вы слишком любезничаете с людьми на улицах. Вы всегда соглашаетесь на просьбы сфотографироваться на камеру телефона и стойко обнимаетесь с каждым потным поклонником, пока их поток, наконец, не иссякнет. Вы никогда не отказываетесь, даже если совершенно измотаны.
Д.А.: – Я всегда думаю о том, почему я должен сказать «нет» последнему человеку. Я сказал «да» первому, почему же ему я скажу «нет»? Это было бы несправедливо. Я точно такой же человек, как и они все.

Д.М.: – Наш журнал попросил меня задать вам несколько вопросов: если бы у вас была машина времени и, соответственно, возможность проникнуть в чужую культуру и стиль, в какое время и место вы бы переместились?
Д.А.: – У меня было бы два предпочтения: Берлин 30-х годов и Древний Рим, где я хотел бы очутиться какой-нибудь важной персоной, может даже самим императором.

Д.М.: – Вам удается оставаться в теме в течение многих десятилетий, в то время как многие ваши коллеги давно уже не так активны или даже сошли с дистанции. Однако нам трудно представить Giorgio Armani без Джорджо Армани у руля. А вы можете себе это представить?
Д.А.: – Конечно, в начале у всех будет шок. Люди привыкли думать, что за продукцией Armani Casa или Armani Privé всегда стоит Джорджо Армани. Основная идея состоит в том, как выбраться из этого тупика, сделать так, чтобы идея Джорджо может продолжиться и без него.

Д.М.: – В течение всего того времени, что вы находитесь в профессии, какие явления в моде были для вас самыми интересными?
Д.А.: – Японская мода, которая задала нам удивительный вопрос: «Вы можете одеть нас по-другому?».

Д.М.: – За последние 20 лет область моды чрезвычайно выросла. Число дизайнеров значительно увеличилось. Как вы думаете, это обстоятельство влияет на то, что теперь дизайнер должен сделать что-то особенное, чтобы привлечь к себе внимание?
Д.А.: – В прошлом мы шли к успеху маленькими шажками. Сегодня успех диктуют транснациональные корпорации, и к нему можно прийти значительно быстрее. Мне кажется, что они говорят «Хорошо сделано!» вещам, которых нет еще и в помине.

10 вопросов для Джорджо Армани от читателей Time magazine

Как вы впервые попали в мир дизайна одежды?
Это произошло случайно. Я нес военную службу, и мне довелось провести 20-дневный отпуск в Милане. Тогда мой друг предложил мне пару недель поработать ассистентом фотографа в универмаге. Я согласился и начал помогать фотографу, организовывать витрины и так далее. После этого меня попросили следить за модой. Я подумал, а почему бы и нет? Это была креативная работа, мы работали в команде. И через несколько лет я понял, что это именно то, чем я хочу заниматься в жизни.

Как модный дизайнер, вы когда-нибудь думали о том, что люди слишком беспокоятся о своей внешности?
Я должен сказать, что мы никогда не обеспокоены своей внешностью на достаточном уровне! Но для нас стало иметь большое значение то, как мы выглядим перед остальными. Иногда это слишком. Нам может быть хорошо и без платья из новой коллекции Armani. Мы можем быть счастливы только от того, смотрим фильм в компании друзей. Но забота о внешности является тенденцией в наше время.

Страдает ли как-то бренд Armani от контрафактной продукции?
Лично для меня контрафактная продукция является успехом. Ведь это значит, что люди хотят скопировать то, что мы продаем. В профессиональном смысле это создает большие проблемы, ведь выпускается продукция с нашим именем на ней, а мы не имеем к ней никакого отношения и не можем контролировать ее. 

Какое самое ужасное модное творение вам доводилось видеть?
Наиболее негативной тенденцией является то, что мы – дизайнеры – иногда забываем о том, что создаем одежду не только для моделей, которые обладают стандартными параметрами. Мы часто забываем, что мода должна быть разработана для реальных людей, которые живут реальной жизнью.

Какими новыми экологичными материалами вдохновлены ваши дизайны?
Несколько лет назад я выпустил экологичную коллекцию. Некоторые экологичные ткани не приносят много пользы мужчинам и женщинам. Но мы должны думать о мире, в котором живем, и использовать как можно больше экологичных материалов в производстве.

Во что бы вы одели первую леди – Мишель Обаму – для инаугурации?
Важно то, чтобы она была одета не слишком нарядно, ведь она занимает очень высокое положение. Конечно, она должна быть одета так, чтобы ее заметили, но, помимо этого, она должна немного спрятать себя.

Чего еще вы хотели бы достичь в своей жизни?
Вернуть свою свободу! Я сделал так много для того, чтобы удовлетворить общественность. И это означает, что я потерял свою личную жизнь. Хотел бы я когда-нибудь снять фильм, попутешествовать или написать книгу? Конечно. Но моя работа в области моды не позволяет мне сделать этого. Это мое единственное сожаление.

Планируете ли вы назначить кого-либо на свою должность после того, как уйдете в отставку?
Не думаю. Я буду продолжать учить людей, которые работают на меня, быть одной командой. Именно так мы работаем сейчас, кто-то разрабатывает жакеты, кто-то создает куртки, а кто-то – ювелирные изделия. Это должен быть Модный Дом и бренд, который имеет значение.

Какой совет вы дали бы начинающим молодым дизайнерам в условиях экономического кризиса?
Если вы хотите быть известным, как дизайнер и иметь права, сделайте что-то, чтобы создать марку, работайте над этим каждый день и создайте свой стиль. Сделать это довольно трудно.

Недавно вы обвинили Dolce & Gabbana в копировании одного из ваших продуктов. Планируете ли вы подать иск в суд?
Нет. Это произошло в конце небольшой пресс-конференции. Один из моих коллег принес мне фото этих брюк. Я сказал очень небрежно: «Посмотрите-ка, такие великие дизайнеры, как Dolce & Gabbana, копируют нас!» Я пошутил, это было несерьезно, а пресса, естественно, уцепилась за это и напечатала газеты с соответствующими заголовками.

Официальный сайт: www.giorgioarmani.com

Меган Фокс и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Дэвид Бекхэм и Джорджо Армани Джорджо Армани Дэвид Хэй и Джорджо Армани Роберта и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани и Клаудия Шиффер Джорджо Армани Джорджо Армани и Кейт Бланшетт Джорджо Армани Джорджо Армани Карл Лагерфельд и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Роберта и Джорджо Армани Дэвид Бекхэм, Джорджо Армани, Виктория Бекхэм Алисия Кис, Джорджо Армани и Хелен Тейлор Джорджо Армани и Камилла Белль Ричард Гир и Джорджо Армани Шарлин Уиттсток и Джорджо Армани Клаудия Кардинале и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Роберта Армани и Джорджо Армани Наоми Кэмпбелл и Джорджо Армани Джон Траволта и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани, 1977 год Джорджо Армани, 1977 год Джорджо Армани Джорджо Армани, 1991 год Джорджо Армани Кристин Скотт Томас и Джорджо Армани Джорджо Армани и Карл Лагерфельд Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Кейи Бланшетт и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани на благотворительном вечере в Монако Джорджо Армани на благотворительном вечере в Монако Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Жан-Поль Готье и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани, 1979 год Джорджо Армани Джорджо Армани Роберта Армани и Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани с моделями, 1993 год Джорджо Армани, 1981 год Джорджо Армани, 1982 год Джорджо Армани, 1982 год Джорджо Армани, 1982 год Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани Джорджо Армани на работе, 1982 год Джорджо Армани с моделями, 1982 год Джорджо Армани с моделями, 1982 год Дебби Мазар и Джорджо Армани Энн Хэтэуэй и Джорджо Армани Джорджо Армани и Карен Ротфельд Джорджо Армани и Клаудия Кардинале Джорджо Армани и Мартин Скорсезе Джорджо Армани и Патрисия Аркетт Гленн Клоуз и Джорджо Армани Хелен Миррен и Джорджо Армани Джорджо Армани Кэрри Вашингтон и Джорджо Армани Джорджо Армани с Кэти Холмс, Робертой Армани, савойской принцессой Клотильдой и Хелен Тейлор Линдси Оуэн-Джонс и Джорджо Армани Джорджо Армани Марк Уолберг и Джорджо Армани Роберта Армани, Джорджо Армани и Мариса Беренсон Сьюзи Менкс и Джорджо Армани Тина Тернер и Джорджо Армани Джорджо Армани
наверх