Кара Делевинь выпустила книгу
Опубликовано 11.04.2018

Одна из самых востребованных моделей своего поколения, актриса Кара Делевинь расскрыла в себе литературный талант. Ее первая книга — подростковая драма «Зеркало, зеркало» — увидит свет в начале апреля.

Кара Делевинь посвятила свой писательский дебют всем подросткам, которые чувствуют себя непринятыми и непохожими на других. Шестнадцатилетние Ред, Роуз, Лео и Наоми становятся лучшими друзьями, когда начинают вместе играть в школьной рок-группе, они делятся друг с другом мечтами и секретами. Но однажды Наоми пропадает, а через несколько месяцев ее находят в реке без сознания и с тяжелыми травмами. Пока их подруга находится в больнице, ребята пытаются понять, что же с ней произошло.

Публикуем отрывок из дебютной книги Кары Делевинь:

«Что это за любовь такая стучится в сердце Роуз?

Я сажусь на кровать и прячу мобильник под подушку. Тело как свинцом налилось. Это сейчас оно здоровое и крепкое, но чего ему только не пришлось пережить: и годы обжорства, и годы голодухи. Сколько сил безвозвратно потрачено, чтоб замаскировать страдания… а может, наоборот, выставить напоказ… Теперь-то я в отличной форме, но бывает, что все внутри как будто рушится, занимается огнем, и сегодня как раз один из таких дней.

Голова шипит и пенится: татуировка, Эш с ее миссией, в которую она втянула и меня… и что-то еще. Я чувствую, что в дальнем уголке моего сознания прячется какая-то важная мысль, но знаю, что мне ее не поймать. Стоит только на ней сосредоточиться, как она забивается еще дальше.

В соседней комнате, распластавшись на кровати в одежде и обуви, спит мама. В руке у нее опасно покачивается бокал водки с тоником. Мне приходило в голову его убрать, но пусть лучше проснется посреди ночи от холодной мокроты на бедрах или от звона бьющегося стекла. Может, тогда поймет, до чего докатилась.

Папа, должно быть, снова где-то мотается, если он вообще заходил домой.

Напротив родительской спальни расположена третья комната, где в мягком свете гирлянды из лампочек спит моя сестренка. Надеюсь, она сегодня хорошо провела время. Обычно на долю Грейси выпадает веселая, ласковая, слегка подвыпившая послеобеденная мама. Злая и раздражительная мама показывается только к вечеру, когда Грейси уже в постели. Я на цыпочках пересекаю коридор и заглядываю в комнату сестры. Лицо у нее такое же мягкое и мирное, как ее душа. Мне тоже когда-то было семь лет. В таком возрасте еще не осознаешь, что порой мир ненавидит тебя без всякой на то причины.

Несмотря на дикую усталость, спать вовсе не хочется.

Я снова пишу Лео, но он уже вышел из сети.

Перед тем как приехала полиция, они с Роуз так смотрели друг на друга… Я снова и снова прокручиваю этот момент в голове, вспоминая выражения их лиц, кольнувшую меня боль. Сначала нас было четверо, потом осталось трое, но если Роуз и Лео начнут встречаться, все переменится окончательно и бесповоротно: они станут парой, а я — третьим колесом. И пусть это эгоистично, но я совсем не желаю такого развития событий. Без друзей у меня в жизни не останется ничего хорошего. Я снова стану тощим рыжим ничтожеством, до которого никому нет дела. Человеком-невидимкой. Господи, ну я и нытик!

Пошарив рукой в рюкзаке, я достаю оттуда записную книжку Наоми. Она набита огрызками бумаги и всем, на чем только можно нацарапать пару слов: вот разорванная упаковка от сэндвича, вот бумажная салфетка, вот уголок тетради. Любой другой записывал бы идеи в «Заметки» на телефоне, хотя, если у тебя есть сестра, способная в любой момент прочитать все, что ты хранишь в электронном виде, возможно, и правда благоразумнее писать от руки. Вытряхнув эти обрывки из записной книжки, я сгребаю их в сторону и переключаю внимание на недописанные тексты песен. Чем дольше я читаю, тем больше чувствую себя шпионом, подглядывающим за чужой жизнью в замочную скважину. Каждая песня наполнена жаром и похотью, а это вовсе не в духе Най. Мы с ней писали про то, что надо всегда оставаться собой, не обращать внимания на мнение окружающих, про свободу, про то, каково это всюду чувствовать себя чужим, любить тех, кто никогда не ответит тебе взаимностью. Но про такое мы не писали. Эти песни посвящены кому-то конкретному, в них описываются не желания и мечты, а реальный опыт.

Мягкие

Желание

Поцелуй

Ласкал

Прикосновение

Рот

С силой

Кончик

Приоткрытые

Со страниц в глаза бросаются слова, указывающие на то, о чем мы должны были догадаться давным-давно.

Наоми с кем-то встречалась.

Она была влюблена, и, больше того, у нее был с кем-то настоящий роман, страстный, умопомрачительный и ну совсем не детский. Вот о чем эти песни. Любовь, одержимость, секс. Я перечитываю их снова и снова, пытаясь отыскать хотя бы намек на то, кому они могли быть адресованы.

Я вспоминаю последние дни прошлого учебного года: да, теперь все встает на свои места».

 

наверх