Rodarte
Опубликовано 23.05.2012

RodarteRodarte (Рода́рт) – американский бренд, выпускающий одежду, обувь и аксессуары. Марка основана в 2005 году сестрами Кейт и Лорой Малливи (Kate & Laura Mulleavy).

Одежда Rodarte выполняется вручную: на каждую модель уходит до 100 часов работы. Для пошива сестры Малливи преимущественно используют шелк, муслин, кожу, трикотаж.

В настоящее время одежда Rodarte продается более чем в 40 магазинах по всему миру.

«Кейт и Лора – уникальные дизайнеры. Он не учились делать одежду, и это заметно. У них получаются очень эмоциональные вещи»

Кирстен Данст

Биография основательниц Rodarte

«Я с шести лет мечтала быть дизайнером, а мама с папой считали меня сумасшедшей».

Кейт Малливи

Rodarte Rodarte

Кейт Малливи родилась в 1980 году, Лора Малливи – в 1981-ом. Сестры выросли в городе Пасадина в Северной Калифорнии, в семье ученого и художницы. В детстве их окружала природа: фруктовые сады, горчичные поля. Бабушка Кейт и Лоры была оперной певицей. Маленькая Кейт часто зарисовывала ее экстравагантные сценические костюмы. Еще во время обучения в средней школе Кейт и Лора придумывали и шили одежду для кукол, а в дальнейшем дизайнерское мастерство увлекло их еще больше. Обе сестры окончили Калифорнийский университет в Сан-Франциско: Кейт училась на факультете истории искусств XIX-XX века, а Лора – на литературном отделении.

История бренда

  • Появление

Весной 2005 года сестры Малливи на столе в своей кухне разработали вручную десять моделей одежды: семь платьев и три пальто. На их создание Кейт и Лору вдохновили японские триллеры. С Rodarteсозданной одеждой сестры Малливи отправились в Нью-Йорк. Чтобы найти деньги на регистрацию своей компании, Кейт пришлось продать свою коллекцию старых пластинок, а Лоре айпод. Свою марку сестры решили назвать Rodarte – в честь девичьей фамилии их матери. На момент появления бренда Кейт было 26 лет, а Лоре 25.

В течение недели сестры показали свою небольшую коллекцию руководителям крупнейших универмагов Нью-Йорка: Barneys, Bergdorf Goodman, Nordstrom, Neiman Marcus. Также они продемонстрировали свои модели редакторам всех заметных глянцевых журналов. Анна Винтур, главный редактор Vogue US, лично дала девушкам советы по развитию марки. Совладелица универмага Colette Сара Лефевр представила сестрам возможность выставить платья в витринах магазина во время Недели моды Haute Couture. Одежду Rodarte заметили благодаря ее особому почерку: изделия напоминали модный хэндмейд. Модели от сестер Малливи появились на обложке журнала Women’s Wear Daily, а сестры представили свою осенне-зимнюю коллекцию 2005-2006 на весенней Неделе моды в Нью-Йорке.

  • Награды

В 2006 и 2007 годах Кейт и Лора Малливи были номинированы на премию «Лучший новый дизайнер женской одежды» Американского Совета модных дизайнеров, но не получили ее. Но в 2008 и 2009 годах сестры все же завоевали эту премию в номинациях «Лучший новый дизайнер женской одежды» и «Лучший дизайнер женской одежды года». Также в 2008 году в Цюрихе во время Stella Fashion Night сестры Малливи получили одну их крупнейших наград модной индустрии — The Swiss Textiles Award. Они стали первыми женщинами и первыми дизайнерами не из Европы, завоевавшими этот приз.

Rodarte Rodarte Rodarte Rodarte

В 2008 году сестры Малливи получили премию CFDA/Swarovski Award за созданную ими коллекцию украшений. В 2010 году сестры Малливи победили в национальном конкурсе дизайнеров Cooper Hewitt’s Awards. В том же году Rodarte стал первым Модным домом, удостоившимся Национальной премии искусств от некоммерческой организации Americans for the Arts.

  • Коллаборации

В 2007 году сестры получили предложение разработать линию одежды Gap Design Editions для бренда Gap. В результате сотрудничества была выпущена коллекция белых рубашек, которые появились на страницах американского Vogue. В 2009 году Кейт и Лора создали коллекцию для проекта Go International американской сети магазинов Target. В 2010 году сестры Малливи разработали 40 костюмов для фильма Даррена Ароновски «Черный лебедь». Дуэт дизайнеров режиссеру порекомендовала исполнительница главной роли Натали Портман, которая давно была поклонницей марки Rodarte. Сестры Малливи разработали дизайн как повседневной одежды героев фильма, так и костюмов для современной версии балета «Лебединое озеро».

В том же 2010 году Кейт и Лора создали коллекцию декоративной косметики для бренда MAC, идеи для которой были взяты из мексиканской культуры. Коллекция вызвала скандал из-за оттенка лака для ногтей Juarez, названного в честь мексиканского города, считающегося одним из самых криминогенных в мире. В результате MAC объявил, что часть прибыли от продаж косметики будет передана пострадавшим от насилия женщинам мексиканского городка.

Rodarte Rodarte

Летом 2010 года сестры выпустили капсульную коллекцию топов и платьев к пятилетию журнала Lula. В декабре того же года Кейт и Лора стали редакторами номера независимого журнала. На обложке этого выпуска была Шарлотта Генсбур в платье из осенне-зимней коллекции Rodarte. В 2011 году сестры Малливи разработали первую лимитированную коллекцию для Opening Ceremony, где представили мужскую и женскую одежду, обувь, сумки и очки. В дальнейшем они продолжили сотрудничество с брендом.

  • Появление обувной линии

«Каждая наша коллекция одежды, так или иначе, всегда начиналась с обуви. И мы рады, что выпустили полноценную обувную коллекцию. Каждая модель нашей новой линии отражает стиль и эстетику бренда Rodarte»

Кейт и Лора Малливи

В 2012 году у бренда Rodarte появилась собственная обувная линия (ранее для показов использовалась обувь Christian Louboutin и Nicholas Kirkwood). Производством обуви занимается компания Iris, которая также сотрудничает с Chloe, Jil Sander, Marc Jacobs. Первая коллекция обуви Rodarte была продемонстрирована на весенней Неделе моды 2012 года.

Настоящее бренда

В настоящее время поклонницами бренда являются Даша Жукова, Натали Портман, Кристен Стюарт, Миа Васиковска, Дженнифер Лопес, Дита фон Тиз, Эмма Уотсон, Риз Уизерспун, Сесилия Дин, Татьяна Сорокко, Кира Найтли, Кейт Бланшетт, Кирстен Данст, Мишель Обама.

Одежда Rodarte продается в крупнейших универмагах мира: Barneys NYC, Bergdorf Goodman, Dover Street Market, Neiman Marcus, Net-a-Porter, Nordstrom, Beams, Joyce, Harvey Nichols, Colette, Ikram, Jeffrey, Room at Hudson Bay, Opening Ceremony.

Интервью Кейт и Лауры Малливи (Rodarte) для Джен Бекер (24 мая 2012 года)

ДБ: Когда я впервые увидела вас, у меня сложилось ощущение, что вы делаете что-то революционное. Это было возвращением к старому образу мышления и создание того, о чем многие люди уже забыли. Сейчас у вас есть сторонники? Вы чувствуете, что находитесь на своем пути?
Кейт: Думаю, мы на самом деле находимся на верном пути, ведь многим мы известны, как дизайнеры, которые хотят донести людям свое собственное видение и результаты собственного опыта. Мы не пытаемся гнаться за тенденциями или делать то же самое, что делают остальные.

ДБ: Сначала некоторые ваши вещи действительно шокировали меня, настолько они были необычными. Способ исполнения и техника, которую вы используете, были в новинку. Как вы думаете, вас вдохновляли на это покупатели?
Кейт: Это очень интересный вопрос. Мы настоящие счастливчики, ведь когда люди спрашивают нас о наших клиентах, я могу ответить, что наша философия настолько современна, что нам не приходится определять ту женщину, которая носит нашу одежду. Эта одежда становится частью истории, которую хотят рассказать наши покупатели.

ДБ: В том, что к вам тянутся люди из мира искусства, нет ничего удивительного. Что вы чувствуете, когда видите одно из своих творений на красной ковровой дорожке?
Лаура: Общаться с людьми очень интересно. А когда создаешь одежду, очень хочется, чтобы в ней кто-то выглядел красиво и по-особенному, вне зависимости от того, является ли это нарядом для важного мероприятия или же просто вещью, которая нравится. Мы получаем от этого огромное удовольствие и удовлетворение. Кроме того, что хорошо в красных ковровых дорожках, так это то, что можно мгновенно получить фото с кем-то в наших нарядах.
Кейт: Нам следует написать на каждой из этих вещей…
Лаура: …Пожалуйста, дайте нам автограф!

ДБ: Профессия вашего отца как-либо повлияла на то, что вас так вдохновляет природа и естественная красота?
Лаура: Мы выросли в Северной Калифорнии, и наши родители научили нас обращать внимание и на крупные факторы, и на мелочи. Мы стали такими, какими являемся из-за того, что выросли именно там и были воспитаны определенным образом.ДБ: Это о многом говорит, ведь вам удается оставаться собой в бизнесе, который изобилует драматическими событиями.
Кейт: Нам посчастливилось, что мы есть друг у друга, ведь мы очень близки с сестрой. Кроме того, то, что мы базируемся в Лос-Анджелесе, также оказывает на нас влияние, как на дизайнеров. Это влияет на нашу эстетику.

ДБ: Вы балансируете на грани искусства и коммерции, продаж и театральности. Вы разрабатываете одежду для реальных женщин, но, помимо этого, вы создаете костюмы для сцены и кино. Что приносит вам больше творческого удовлетворения?
Кейт: Мне кажется, что все женщины, для которых мы создаем одежду, по-своему креативны. Точно так же по-своему креативен и процесс создания тех или иных вещей. Фэшн-шоу — это одна из самых креативных областей деятельности для дизайнера, потому что в этот момент весь мир принадлежит тебе. В этот момент ты можешь собрать все свое творчество воедино и увидеть все, на чем фокусируешься. Но что касается кино и роли дизайнера по костюмам, здесь речь идет об абсолютно другой реальности. Помню момент выхода в прокат фильма «Черный Лебедь»: мы были на Голливудском Бульваре, а кто-то из толпы был одет в наряд черного лебедя. Видя это и зная, что этот костюм был создан нами, я испытала невероятное чувство, это был очень волнительный момент. Тогда я подумала: «Ух ты, да это за пределами моих мечтаний!» Потом мы сделали костюмы для оперы «Don Giovanni», премьера которой состоялась на прошлой неделе. Я думала, что создание одежды для оперы будет похоже на разработку костюмов для кино. На самом же деле этот процесс был совсем другим. Когда разрабатываешь одежду для специфических персонажей, процесс всегда становится особенным. Каждый процесс характерен собственной энергией и вызывает уникальные чувства. Все эти проекты являются разными, и все они — вызов настоящему.

Интервью Кейт и Лауры Малливи, взятое Натали Портман для журнала Interview (15 декабря 2010)

Н.П.: Вы жили с родителями после окончания колледжа?
Кейт: В каком-то смысле, это было здорово. Мы выросли в Северной Калифорнии, в небольшом городке около Санта-Круз. Он называется Аптос. Вы видели фильм «Пропащие ребята»? Наш город выглядел именно так, как то место в фильме. Мы с Лаурой до сих пор одержимы вампирами. Мы обе поступили в колледж в Беркли.

Н.П.: Что вы там изучали?
Кейт: Я изучала историю искусства.
Лаура: А я — биологию.
Кейт: Она должна была стать врачом.

Лаура: После первого семестра я перешла на факультет английского языка.
Кейт: Так или иначе, после окончания колледжа мы обе вернулись домой.
Лаура: Кстати, я вовсе не хотела становиться биологом, ну а Кейт не собиралась работать в музее. Нам нравился дизайн. И мы решили, что лучшим способом приблизиться к профессии дизайнеров, будет вернуться домой и смотреть фильмы ужасов на протяжении года! Родители думали, что мы неудачницы.
Кейт: Когда мне было всего шесть лет, я говорила всем подряд, что хочу стать модным дизайнером. И вот, когда мы окончили школу, я сказала: «Нам нужно многое исследовать. Мне интересны фильмы ужасов, поэтому мы должны их посмотреть настолько много, насколько это возможно». А родители ни разу не говорили нам «Эй, ребята…» Я имею в виду, что остальные дети…
Лаура: Остальные дети хотели быть самостоятельными, начать жить взрослой жизнью.
Кейт: А мы говорили «О, надо бы сходить в видео-прокат».
Лаура: Мы планировали поехать в Италию, но каждая из нас была настолько себе на уме, что в итоге мы перестроили все планы и никуда не поехали.
Кейт: Мы действительно не знали, что делаем. Мы думали, что, если продать все мои аудиозаписи, а у меня была огромная коллекция, то сможем выручить денег на поездку.Н.П.: Вы их продали. А потом вернули себе хоть что-то?
Кейт: Нет.
Лаура: Это ужасно. Мы продали их звукозаписывающей компании Amoeba Records, которая находилась в Лос-Анджелесе.
Кейт: У нас было полно сумасшедших записей, действительно уникальных, которые коллекционировал папа.

Н.П.: Например?
Кейт: Ну, там были редкие джазовые альбомы тех времен, когда исполнители еще играли на радиостанциях. Это были очень ценные записи: Velvet Underground первого выпуска, первый альбом группы Black Sabbath. Я помню, как папа дал все это мне и сказал: «Хочу, чтобы ты знала, что это очень редкие вещи. Ты не встретишь этих пластинок в таком хорошем состоянии. На них нет ни единой царапины». А я сказала что-то типа: «Пап, да есть же миллионы копий этих альбомов…» Но нам свойственно связывать вещи с воспоминаниями. В то же время, можно сказать, что это было своего рода освобождение. В такие моменты осознаешь, что материальные вещи не помогут тебе быть тем, кем являешься. Вещи нужно уметь отпускать.

Н.П.: Вы делали всю свою одежду сами?
Лаура: Мы начали с коллекции из 10 предметов, а потом поняли, что можем расшириться и привлечь к работе людей, с которыми нас будет связывать общий творческий дух. Думаю, это была самая сложная и самая лучшая часть процесса развития и продвижения того, что мы делаем.

Н.П.: Итак, вы отвезли эти 10 предметов гардероба в Нью-Йорк?
Кейт и Лаура: Мы никогда до этого не были в Нью-Йорке!
Кейт: Было такое ощущение, что мы живем в тридцатых годах и отправляемся в первое путешествие в большой город.
Лаура: У меня чуть багаж не украли!
Кейт: Мы не знали никого из мира моды. На самом деле, никого. Я своими руками сделала бумажных кукол, которых одела в одежду, и отправила по почте в Нью-Йорк. А потом нам позвонили из Women’s Wear Daily.
Лаура: Это произошло за три дня до начала Недели моды.

Н.П.: С ума сойти.
Кейт: Потом мы вернулись в Лос-Анджелес, а несколько дней спустя нас заметил главный редактор американского Vogue — Анна Винтур. А у нас было только 10 вещей в коллекции.

Н.П.: И ваш показ не состоялся?
Кейт: Нет. Мы даже и не были в курсе того, что должны были все это продать.
Лаура: Мы схватывали все на лету. На самую первую презентацию мы пригласили всех своих школьных друзей и попросили их изображать наших продюсеров и так далее. Мы были парочкой неудачниц. Мы даже не знали, как набрать моделей. Все, что мы могли предложить им, так это бесплатный шоколад и какие-то сувениры. Мы пригласили к сотрудничеству Criterion Collection. Теперь к каждой коллекции мы снимаем короткие фильмы.

Н.П.: Какие еще фильмы вдохновляли вас на создание коллекций?
Кейт: В прошлом сезоне все крутилось вокруг японских фильмов ужасов. Мы серьезно заинтересовались японским хоррором, как жанром. Думая об этом жанре, всегда представляешь себе одну и ту же картинку. Например, девушку с волосами, закрывающими лицо…
Лаура: …Или девушку-привидение с полностью затемненными глазами…
Кейт: У них у всех белые лица. Они являются как бы расширенной версией традиционного театра Кабуки. По сравнению с искусством западной цивилизации, эти фильмы вызывают напряжение и ужас и связаны в основном с духовной культурой. Каждый японский фильм, по сути, связан с религией.
Лаура: Добро и зло. Дьяволы…
Кейт: Что-то типа «Омен» или «Ребенок Розмари». Но тогда нас заинтересовал фильм «Сказка о двух сестрах».

Н.П.: Сказка о двух сестрах? Это история о вас?
Лаура: На постерах этого фильма были изображены две девочки в белой школьной форме, покрытой кровью. Мы захотели сделать нечто вроде таких кровавых платьев.
Кейт: Сначала мы даже не знали, как это сделать…
Лаура: Я сказала Кейт, что хочу сделать окровавленные платья, но красный цвет должен быть идеальным. Соответственно, не должно быть никаких принтов. Мы исследовали разные оттенки красного на протяжении трех месяцев и пытались сделать так, чтобы они не просвечивали белый цвет. Мы постоянно встречались с нашим красильщиком — он настоящий гений.
Кейт: А за сезон до этого мы презентовали анимационный японский фильм. То есть, эти две коллекции в каком-то смысле дополнили друг друга.

Н.П.: Каково вам находиться в Лос-Анджелесе, когда весь модный мир сосредоточен в Нью-Йорке и Париже?
Лаура: Это потрясающе. Нам было очень легко найти свой собственный мир, который мы создали для самих себя.
Кейт: Лос-Анджелес — это странное и прекрасное место. Когда мы переехали сюда из Северной Калифорнии, город произвел на нас ошеломляющее впечатление. Но когда знакомишься с Лос-Анджелесом ближе, начинаешь находить его скрытые сокровища.
Лаура: В таком городе, как Нью-Йорк, можно оказаться в любом сообществе, прочувствовать его и понять. В Лос-Анджелесе, для того чтобы проникнуть в чей-то мир, нужно сначала получить на это приглашение. Здесь существуют невероятные субкультуры, и здесь есть особая свобода.

Официальный сайт: www.rodarte.net

Elle Fanning - Rodarte: The Curve of Forgotten Things (2011)

Rodarte x Maggie Cheung Collection (short film by Wing Shya)

наверх