Винтур, Анна
Опубликовано 02.08.2012

Анна Винтур (англ. Anna Wintour; род. 3 ноября 1949, Лондон, Великобритания) – главный редактор американского Vogue c 1988 года. Одна из самых влиятельных фигур в мире современной моды. За свой жесткий и требовательный стиль руководства заслужила прозвище «Ядерная зима». Помимо всего прочего Винтур известна тем, что поддерживает многих молодых дизайнеров.

Биография и карьера

Анна Винтур родилась 3 ноября 1949 года и была старшим ребенком в семье Чарльза Винтура, редактора британской газеты Evening Standard, и Элеонор «Нонни» Трего Бейкер, дочери профессора, преподающего право в Гарварде. Анну назвали в честь ее бабушки по материнской линии, Анны Бейкер (Гилкисон). Прапрабабушкой Винтур была писательница 18-го века леди Элизабет Фостер, герцогиня Девонширская, а ее двоюродным дедом — сэр Август Вер Фостер, последний баронет этого рода.

Анна Винтур в молодостиНачальное образование девочка получила в школе North London Collegiate School. Уже там Анна впервые начала проявлять свой характер. Так, например, она укоротила подол школьной формы, чтобы сделать юбку более молодежной. В 14 лет она сделала себе стрижку-боб, которая навсегда становится ее фирменной прической. Уже в это время она имела четкое представление о современных тенденциях, регулярно просматривая шоу Кэти Макгоуэн «Ready Steady Go!» (англ. «На старт, внимание, марш!»), а также листая страницы журналов Seventeen, которые ей регулярно присылала из Америки бабушка.

«Если вы жили в Лондоне 60-х, то надо было иметь мешок Ирвина Пенна на голове, чтобы не замечать тех экстраординарных событий, что происходили в моде».

Уже в столь юном возрасте Винтур обладала отменным чутьем на моду. Ее отец не раз обращался к ней за консультацией, в надежде привлечь в ряды своих читателей более молодую аудиторию.

В возрасте 15-ти лет, по протекции отца, Винтур устроилась продавцом в знаменитый магазин Biba, а также начала общаться с мужчинами, обладающими хорошими связями и значительно превосходящими ее по возрасту. Так, например, некоторое время она встречалась с британским писателем Пирсом Полом Ридом, который на тот момент был старше ее почти на 10 лет.

В 16 лет Анну отчислили из школы, и она решила не продолжать обучение, а всерьез заняться модной журналистикой. Тем не менее, по настоянию родителей ей пришлось пройти подготовительный курс в Harrods. Однако в скором времени девушка оставила и это учебное заведение со словами: «Вы либо знаете моду, либо нет», и ушла работать в то время популярный журнал Oz, куда ее устроил очередной поклонник Ричард Невилл.

В 1970 году, когда британский Harper’s Bazaar объединился с журналом Queen, чтобы стать новым изданием Harper’s & Queen, Винтур пришла туда на место ассистента в отделе моды. Так началась ее карьера в модной журналистике. Уже тогда Анна мечтает о редакторском кресле в Vogue. За время работы в Harper’s & Queen Винтур открыла миру модель Аннабель Ходин, свою бывшую одноклассницу по North London Collegiate School. Кроме того, благодаря своим связям она создала все условия для того, чтобы мир моды принял таких начинающих фотографов, как Хельмута Ньютона и Джима Ли, со всеми их новаторскими идеями.

В 1973 году Анну Винтур назначили заместителем главного редактора, а в 1975 году в журнал пришла новый главный редактор Мин Хогг, с которой Винтур тут же начала бороться за право возглавить журнал. После длительных разногласий Анна приняла решение оставить Harper’s & Queen и уехала в Нью-Йорк со своим новым другом, независимым журналистом Джоном Бредшоу.

Анна Винтур с журналом PenthouseНа новом месте Винтур устроилась на должность младшего редактора в журнале Harper’s Bazaar. Однако ее инновационные методы работы приводят к тому, что уже через 9 месяцев редактор Тони Маццола уволил ее из издания. По слухам после этого события у Винтур был краткосрочный недельный роман с Бобом Марли, с которым Анна познакомилась через Бредшоу. Так или иначе, через несколько месяцев именно Бредшоу помог Винтур устроиться модным редактором в журнал Viva, ориентировавшийся на женщин старшего возраста. Журнал издавала Кети Китон, жена издателя журнала Penthouse Боба Гуччионе. Для Винтур это стала первая серьезная должность, поскольку только здесь она получила возможность нанять своего первого личного ассистента. Уже тогда Анна начала завоевывать славу требовательного и трудного начальника.

В конце 1978 года Гуччионе закрыл журнал Viva, поскольку нашел его нерентабельным. Винтур решила воспользоваться данной ситуацией и немного отдохнуть от работы. Она рассталась с Бредшоу и начала встречаться с французским звукозаписывающим режиссером Мишелем Эстебаном и в течение двух лет буквально жила на два города, регулярно летая из Нью-Йорка в Париж и обратно.

В 1980 году Винтур возвратилась к работе, сменив Эльзу Кленч на должности модного редактора в новом женском журнале Savvy. Анна стремилась создать журнал для самостоятельных женщин, активно строящих свою карьеру и имеющих собственные деньги. Позднее она продолжила эту же идею и в Vogue.

В 1981 году Винтур перешла на должность модного редактора журнала New York. Главный редактор Эдвард Коснер, увидев в Винтур талантливого редактора, во многом пошел ей на уступки, смягчив довольно жесткие внутренние правила и позволив Винтур работать с другими разделами журнала. Анна добилась известности, поместив на обложку New York фотографию актрисы Рейчел Ворд, благодаря чему весь тираж разошелся невероятно быстро.

«Анна раньше всех увидела, что в моду входит культ знаменитостей»,

— призналась три десятилетия спустя Грейс Коддингтон, креативный директор и стилист Vogue.

Примерно в это же время один из коллег Винтур организовал ей интервью с главным редактором Vogue, Грейс Мирабеллой, на котором Анна заявила женщине прямо в лицо, что хочет занять ее должность, после чего беседа сразу закончилась.

Сотрудничество с Condé Nast

В 1983 году Анна Винтур познакомилась с Александром Либерманом, правой рукой Сэмюэля Ирвина Ньюхауса, главы издательского дома Condé Nast. Либерман отвечал за подбор талантливой Анна Винтур в издательствемолодежи и следил за тем, чтобы редакционная работа соответствовала самым высоким стандартам. Мужчина, впечатленный работой Винтур в New York, сразу же пригласил ее занять должность креативного директора американского Vogue. Анна приняла предложение с условием двойного увеличения ее текущей зарплаты и предоставления полной свободы действий. Заняв должность, Винтур мгновенно приступила к изменениям, которые зачастую не согласовывала с главным редактором Грейс Мирабеллой. Подобные действия привели к возникновению трений внутри штата сотрудников, в результате чего руководство Condé Nast, не решившись отказаться от услуг Мирабеллы, руководившей Vogue US на протяжении 17-ти лет, было вынуждено отправить Винтур в Лондон.

Примерно в это же время Анна начала встречаться с детским психологом Дэвидом Шэффером, с которым сочеталась законным браком в 1984 году. Год спустя Винтур заняла кресло главного редактора Vogue UK, сменив на этом посту Беатрикс Миллер.

Впервые получив полную свободу действий, она заменила многих штатных сотрудников и подвергла работу журнала тотальному личностному контролю. Именно в этот период она и заработала себе прозвище «Ядерная зима» (англ. игра слов: Wintour (Винтур) – winter (зима)). В конечном счете, благодаря всем нововведениям Винтур британский Vogue потерял свое оригинальное лицо, превратившись в точную копию американского издания. Как и в Savvy, Анна пыталась создать журнал, актуальный для определенного типа женщин.

«Моя читательница относится к новому типу женщин. Она интересуется бизнесом и деньгами. У нее нет времени на походы по магазинам. Она хочет знать, что, где, почему и как».

В 1987 году Винтур возвратилась в Нью-Йорк, где встала во главе журнала House & Garden, еще одного проекта Condé Nast. Издательство надеялось, что ей удастся его оживить. Приступив к работе, Винтур начала действовать по проверенной схеме. Она уволила большую часть прежних сотрудников, а также изменила общую направленность журнала, поместив на его страницы гораздо больше модных фотографий. Кроме того, Винтур сократила название до HG, что только ухудшило положение вещей, поскольку многие постоянные подписчики думали, что получают какой-то новый журнал и откладывали его в сторону, ожидая привычного номера. В итоге большинство клиентов отказалось от подписки, что повлекло за собой выход из дела многих рекламодателей.

Анна Винтур Анна Винтур Анна Винтур

Спустя десять месяцев давняя мечта Винтур была осуществлена. Она заняла кресло Мирабеллы и стала, наконец, главным редактором американского Vogue. При Грейс журнал фокусировался в основном на образе жизни и очень мало на моде как таковой. Он заметно сдавал позиции набирающему обороты конкурентному изданию Elle.

После проведения ставших уже традиционными изменений в штате Винтур изменила стиль обложки. Мирабелла предпочитала видеть на первой странице сложные студийные фото известных моделей. Винтур же симпатизировала гораздо более откровенным снимкам, сделанным вне помещений, похожим на те, что любила ставить на первую полосу Диана Вриланд годами раньше. Винтур использовала не самых популярных моделей и смешивала недорогую одежду с высокой модой. Так, например, на первой обложке номера, вышедшего под ее руководством в ноябре 1988, красовалась 19-летняя модель Микаэла Берку в потертых джинсах за 50 долларов и расшитой драгоценными камнями кофте от Christian Lacroix, стоимостью в 10 тысяч долларов. В первый раз за всю историю Vogue на его обложке появилась модель, одетая в джинсы. Несколько лет спустя Винтур призналась, что изначально не планировала ставить эту фотографию на обложку. «Я просто сказала: «А почему бы нет?». Это фото было таким естественным. В нем было что-то новое, абсолютно ни на что не похожее». Снимок на самом деле был настолько нестандартным, что прежде чем напечатать тираж, типография решила позвонить в редакцию и удостовериться, не произошла ли ошибка, и правильно ли они поняли, что именно это фото должно стоять на обложке.

Анна Винтур Анна Винтур

В июне 1989 года вышел еще один номер с революционной обложкой. На этот раз Винтур выбрала фото девушки в купальном халате, с влажными волосами и отсутствием видимой косметики на лице.

90-е годы

Винтур продолжила курс, начатый еще Дианой Вриланд, и обратила свое внимание в сторону моды, благодаря чему в скором времени Vogue занял лидирующие позиции в числе сильнейших игроков, где помимо него были Elle, Harper’s Bazaar (во главе с одним из самых лучших бывших сотрудников Винтур Лиз Тилбери) и Mirabella, журнал Руперта Мёрдока. Однако самым главным соперником для Винтур оставалась Тина Браун, редактор Vanity Fair, а позже The New Yorker.


К концу десятилетия многие из сотрудников Винтур, кто не смог ужиться с ее трудным характером, перешли в Harper’s Bazaar. Единственным человеком, отважившимся бросить вызов Анне Винтур, стала Кейт Беттс. Многие предполагали, что именно Беттс займет кресло главного редактора, когда Винтур решит отправиться на покой. Однако Беттс предпочла найти себе другое занятие.

2000-е годы

Рубеж тысячелетий был ознаменован новой потерей сотрудников. Еще одна предполагаемая преемница, Плум Сайкс, ушла из журнала, чтобы сконцентрироваться на собственных проектах. Вслед за ней редакцию покинули многие другие сотрудники, которым стали предлагать более выгодные должности в других изданиях. В скором времени редакторский состав Vogue обновился практически целиком.

Несмотря на это, Винтур активно продолжала заниматься журналом. Она запустила три новых линии: Teen Vogue, Vogue Living, а также Men’s Vogue. Teen Vogue практически весь целиком состоял из рекламы и зарабатывал на этом больше, чем Elle Girl и Cosmo Girl. За столь откровенную экспансию AdAge назвали Винтур «Редактором года», а королева Великобритании Елизавета II наградила Анну Орденом Британской империи в 2008 году.

Однако в целом 2008 год стал для Винтур не самым лучшим периодом в ее жизни. Так, обложка апрельского номера, на которой был изображен Леброн Джеймс вместе с Жизель Бюндхен, вызвала множество негативных отзывов, обвиняющих журнал в пропаганде расизма. В следующем месяце вечернее платье от Karl Lagerfeld, которое Винтур надела на мероприятие Costume Institute Gala в Метрополитен-музее, было названо «худшей модной бестактностью 2008-го года». В то же время выпуск Vogue Living был приостановлен на неопределенное время, а выпуск Men’s Vogue сократился до 2 номеров в год, и то в качестве приложения к основному журналу. Декабрьский номер Vogue выходит с пренебрежительным комментарием Дженнифер Энистон об Анджелине Джоли на обложке, что вызвало крайнее негодование последней. Все это заставило многих критиков задуматься о том, что Винтур потеряла былую хватку и чутье. В обществе стали ходить слухи, будто «Ядерная зима» уйдет в отставку, а на ее место будет назначена редактор французского Vogue Карин Ройтфельд, а кто-то даже считал, что оно достанется Алене Долецкой.

Тем не менее, в 2009 году Винтур публично заявила о том, что не собирается никуда уходить. Тогда же вышел документальный фильм Р.Дж. Катлера, «Сентябрьский номер», где были раскрыты многие секреты подготовки к печати журнала Vogue, а также показан процесс съемок и фрагменты совещания Анны Винтур с инвесторами.

В 2013 году Анна Винтур была назначена арт-директором издательского дома Condé Nast.

Личная жизнь

С 1984 года Анна Винтур состояла в браке с Дэвидом Шэффером, в котором она родила двух детей: Чарльза (род. 1985) и Кэтрин (род. 1987). Пара развелась в 1999 году. Данное событие широко обсуждалось в прессе. Многие журналисты высказывали предположения, что причиной развода послужил роман Винтур с неким инвестором Шелби Брайаном. Однако сама Винтур отказалась что-либо комментировать.

Анна Винтур филантроп. Она является опекуном Музея искусств Метрополитан в Нью-Йорке, а также основательницей фонда, разработанного Vogue совместно с Советом модных дизайнеров Америки, который разыскивает и продвигает начинающих модельеров. Кроме того, она регулярно собирает средства для различных благотворительных организаций, борющихся со СПИДом.

Как признается сама Винтур, у нее довольно строгий распорядок дня. Так, главный редактор Vogue встает в 6 утра и идет играть в теннис, после чего укладывает волосы, делает макияж и едет на работу в офис. Все эти приготовления занимают у нее два часа. На модные показы Винтур всегда приезжает заранее. Женщина редко задерживается на вечеринках более чем на 20 минут, так как привыкла ложиться спать ровно в 22.15.

Анна Винтур практически всегда появляется на людях в темных очках от Chanel. Кто-то считает, что она носит их из-за проблем со зрением, а кто-то, что так ей легче скрывать свои истинные чувства.

О строгости Анны Винтур ходят легенды. Неписанные правила запрещают младшим сотрудникам разговаривать и ездить с ней в одном лифте. Даже близкие друзья Винтур признаются, что испытывают необъяснимую робость в ее присутствии.

«Так получилось, что Анна является моим другом. Однако я никак не могу объяснить тот факт, что всякий раз при встрече с ней меня охватывает настоящая паника»,

— призналась как-то журналистам Барбара Амель.

Винтур также славится своим перфекционизмом. Однажды она заставила своего помощника рыться в мусорной корзине фотографа, чтобы тот нашел ей фотографию, которую сам фотограф отказался ей предоставить.

«Дьявол носит Prada»

В 2006 году в американский прокат выходит фильм, снятый по книге Лорен Вайсбергер, бывшей помощницы Анны Винтур. Считается, что образ Миранды Пристли, главного редактора известного модного журнала, был списан именно с нее. Несмотря на то, что многие с тревогой ожидали реакции Винтур, она преодолела свой изначальный скептицизм и заявила, что ей понравился фильм в целом и игра Мерил Стрип (исполнительницы роли Миранды) в частности.

Анна Винтур и мех

Анна Винтур не раз подвергалась нападкам со стороны общества по защите прав животных, таких как, например, PETA, за пропаганду ношения натурального меха на страницах Vogue.

«Никто не носил мех, пока она не поместила его на обложку одного из своих журналов в начале 90-х»,

— признается генеральный директор Neiman Marcus Group Бертон Тански.

В октябре 2005 года на парижской Неделе моды один из правозащитников кинул в Винтур пирогом с тофу. В другой раз один из активистов бросил ей мертвого енота в тарелку, когда она обедала в одном из ресторанов. Памела Андерсон в одном из интервью 2008 года призналась, что она презирает Винтур за то, что она «заставляет молодых дизайнеров и начинающих моделей носить мех».

Анна Винтур и элитизм

Еще одним личным качеством Винтур, за которое ее не раз критиковали, является авторитарность и желание заставить всех соответствовать собственным стандартам. Так, например, она велела Опре Уинфри сбросить лишние килограммы, прежде чем та смогла сфотографироваться на обложку Vogue. Винтур запретила Хилари Клинтон надевать на съемку синий костюм. На одном из мероприятий, чьим спонсором являлся Vogue, Анна сама подбирала наряды приглашенным звездам – Дженнифер Лопез, Кейт Мосс, Дональду Трампу и Диане фон Фюрстенберг.

Многие журналисты считают, что Винтур исключила обычных женщин из мира моды, считая эту область достойной лишь избранной элиты.

«Она была зациклена на удовлетворении интересов лишь определенной группы читателей, — вспоминает одна из сотрудниц. — Я помню, как мы писали статью о раке молочной железы. У нас была история об одной бортпроводнице. Однако, по мнению Винтур, простая бортпроводница не могла стать героиней журнала Vogue, поэтому нам пришлось искать честолюбивую деловую женщину, у которой вдруг обнаружили рак груди».

За долгие годы своей карьеры Винтур сумела добиться статуса одного из самых влиятельных людей мира моды, устанавливая грядущие тенденции и открывая имена новых дизайнеров. Газета The Guardian однажды назвала ее «неофициальным мэром Нью-Йорка». Именно Винтур способствовала тому, что крупные Дома Мод стали принимать на работу молодых дизайнеров, как это произошло, например, с Christian Dior и Джоном Гальяно. Ее влияние было настолько обширно, что выходило далеко за рамки моды. Она убедила Дональда Трампа позволить разрешить Марку Джейкобсу использовать танцевальный зал Plaza Hotel для показа его коллекции, когда дизайнер особенно нуждался в деньгах. Позже она уговорила Brooks Brothers нанять никому тогда не известного Тома Брауна. Многие деятели моды обязаны своей карьерой именно этой «железной женщине».

В 2011 году Forbes поместил Винтур на 69-е место в списке самых влиятельных женщин.

«Я никогда не думала о себе, как о влиятельном человеке. Понимаете ли вы, что это значит на самом деле? Конечно, это значит, что вы всегда получаете лучшие места в рестораны и лучшие билеты на лучшие мероприятия и т.п. Но также это потрясающая возможность помочь кому-то, кто действительно нуждается в вашей помощи, и я рада, что у меня есть такая возможность».

Интервью Анны Винтур для Teen Vogue

T.V.: Как вы заинтересовались модой?
А.В.: Мой папа был издателем газеты, соответственно, всю свою жизнь я была окружена журналистами. Думаю, тот факт, что мой отец был широко известен, повлиял на мое решение работать в журналах и переехать в Америку в столь раннем возрасте. В Англии, куда бы я ни пошла, везде меня спрашивали, неужели я являюсь дочерью Чарльза Винтур. Я же хотела, чтобы мое имя стало известно общественности благодаря моим собственным стараниям. После пяти лет работы в лондонском журнале, где я получила грандиозный опыт, в конце семидесятых годов я отправилась в Нью-Йорк. К тому времени, у меня было четкое представление о том, как работают журналы. Я начала работу в Vogue с позиции креативного директора, а три года спустя вернулась в Лондон, чтобы занять должность главного редактора британского Vogue. Изредка я возвращалась в США и работала там в журнале House & Garden, а затем стала работать в американском Vogue.

T.V.: Опишите свой обычный день.
А.В.: У меня нет типичных дней. Каждый день отличается от предыдущего, вот почему мне так интересно работать. Конечно, многие вещи становятся рутиной – дедлайны, например, или определенные встречи, но все же никогда не знаешь, что произойдет завтра.

T.V.: В какой степени вы осведомлены о фотоматериалах и статьях, которые появляются на страницах журнала?
А.В.: Я очень хороший поручитель, а когда у людей есть чувство ответственности, они работают лучше. Но я не люблю сюрпризов. Я не курирую каждую съемку, но предпочитаю всегда быть в курсе того, что происходит.

T.V.: Что бы вы посоветовали молодым людям, которые хотели бы стать модными дизайнерами?
А.В.: Не торопиться. Звезды всех этих телевизионных реалити-шоу думают, что могут мгновенно превратиться в дизайнеров, фотографов, моделей… Но все это работает совсем не так, как кажется. Люди должны обучиться своему ремеслу в специализированных учебных заведениях и основать свой бренд, именно так и никак иначе. Если стали звездой мгновенно, то уже завтра о вас могут позабыть. Другое дело, когда вы работаете над чем-то медленно, тщательно и вдумчиво. Только тогда вы получите плоды. Вы не представляете, сколько людей приходят. Они делают неплохую одежду, но не имеют ни малейшего представления о том, как выделить свой бренд из массы остальных, у них нет бизнес-плана или они не знают где производить вещи. Не пытайтесь бежать прежде, чем научитесь ползать. Это очень сложный бизнес, в котором работает множество очень талантливых людей. Они усердно трудятся и все равно некоторые из них прогорают. Поэтому, если у вас есть база, то вы сможете встать на ноги и добиться успеха.

T.V.: На какие качества вы обращаете внимание, когда нанимаете кого-либо на начальную позицию в Vogue?
А.В.: Я ищу тех, кто на самом деле читал наш журнал. Люди могут говорить «О, я обожаю Vogue!», но когда я спрашиваю их о том, что именно им нравится, или работы какого фотографа запомнились им большего всего, то иногда на меня смотрят удивленными глазами. Работайте над собой, изучайте статьи в интернете, ходите в музее и стажируйтесь. Мне нравится, когда в офисе есть молодые ассистенты; они полны энергии, я провожу с ними время и пытаюсь убедиться, что они имеют полное представление о том, что мы делаем. Инвестируя в них, я инвестирую в журнал. Во всех Vogue – Teen Vogue, мужском Vogue – есть люди, которые приходили не только в мой, но и в другие офисы журнала.

T.V.: Есть ли вещи, которые нежелательно надевать на собеседование с вами?
А.В.: Костюм. Хотя кто знает. Быть может, в следующем сезоне я полюблю костюмы. Еще я не против джинсов. Если девушка хочет работать здесь и придет на собеседование в джинсах, скомбинированных с подходящим верхом, я не против этого.

T.V.: Вы принимали непосредственное участие в организации проекта Costume Institute в музее Метрополитен, а также в организации 7th on Sale, связанного с благотворительностью и помощью в борьбе со СПИДом.
А.В.: Costume Institute – это мероприятие, которое отличается от всех других. Оно не просто о моде и о Голливуде. В нем принимают участие люди из разных социальных сфер: политика, бизнес, театр и музеи соединяются в одно целое. Мы гордимся тем, что собираем такие суммы денег для музея и стараемся разнообразить выставки, которые проводим. Они становятся одними из самых популярных выставок музея Метрополитен, и люди со всего мира съезжаются для того, чтобы посетить их. Что касается 7th on Sale, то нужно заметить, что наша промышленность сильно пострадала от СПИДа. Мы сделали первый шаг в борьбе с ним. Модное сообщество очень щедрое, нас задело то количество людей из нашей сферы, которые умерли от этой болезни, поэтому мы решили предпринять меры.

T.V.: CFDA и Модный Фонд Vogue ежегодно оказывают поддержку трем начинающим дизайнерам. С чего все началось?
А.В.: После 11 сентября 2001 года, когда Неделю Моды отменили из-за траура, множество дизайнеров потеряли деньги, вложенные в организацию своих шоу. Поэтому мы решили поддержать молодых талантов Америки. Мы организовали шоу в выставочном зале Carolina Herrera в Калифорнии и пригласили десять дизайнеров, которых сочли наиболее талантливыми, перспективными и интересными. После бесед с ними мы получили представление о том, как им помочь, так и была основана премия Фонда Vogue в рамках CFDA. Финалисты считают, что этот опыт очень полезен, и кроме того, они могут выиграть денежные средства, у них появляется шанс познакомиться с людьми, которых они не встретили бы в простой жизни. Наставничество является очень важным элементом помощи молодым талантам, поэтому мы стараемся поддерживать связь со всеми нашими финалистами, чтобы знать, как идут их дела. Мы очень гордимся нашим фондом. Мы действительно воспитываем и развиваем новые таланты.

T.V.: Есть ли какие-либо знания, которые вы получили и хотели бы передать?
А.В.: Я считаю, что важно любить свое дело. Не просто думать, что это здорово, а верить в это. Меня научили тому, что надо верить в важность журналистики и коммуникации и любить печатное слово. Я очень уважаю всех талантливых людей, с которыми работаю, потому что они являются лучшими в своем деле, они заботятся о том, что делают и вкладывают в это все свои силы.

Интервью Анны Винтур для Рэйчел Доудс, 14 февраля 2009

Р.Д.: Если мода – это барометр настроений, то чего нам ожидать от нее осенью 2009 года?
А.В.: Для дизайнера очень важно не бояться и не беспокоиться о том, что соответствует коммерции, а что нет.
Сейчас коммерческим станет то, чего еще нет в гардеробе покупателей и то, у чего есть внутренняя ценность. Сейчас слишком много продуктов, копий и потребительства. Я думаю, что необходимы чистота, ясность, выравнивание смысла и чувство реальности.

Р.Д.: То есть люди хотят выглядеть несовершенно?
А.В.: Да, я не думаю, что каждый хочет выглядеть безупречно и быть лощеным. Не сейчас. В данный момент нужен акцент на качество и долговечность вещей.
Сегодня утром у меня была встреча с Ральфом Лораном, который разработал небольшую, но просто великолепную коллекцию часов. Взглянув на эти часы, понимаешь, что если купишь их, то они будут служить тебе вечно.

Р.Д.: Считаете ли вы, что во время модного бума люди покупают слишком много?
А.В.: Да, они покупают чрезмерно много, но сейчас происходят очень правильные изменения этой тенденции.Р.Д.: Как вы считаете, когда покупатели вновь начнут делать более осознанные покупки?
А.В.: Я не думаю, что в ближайшее время они будут относиться к шоппингу так, как относились раньше.

Р.Д.: А когда-нибудь будут?
А.В.: Я никогда не говорю «никогда». Кто сказал, что этого не будет никогда? Это было бы смешно. Я думаю, что покупки должны приносить больше радости, служить дольше, иметь больше значимости.

Р.Д.: Пытаетесь ли вы распространять информацию об одежде по более умеренным ценам?
А.В.: Думаю, мы должны предоставлять женщинам одежду, которая позволяет им мечтать, другое дело – это смешивание одежды высокого и низкого ценового сегмента, так, как это делает первая леди. Все дело в комбинировании… Мы строго смотрим на цену и пытаемся понять оправдана ли она.
Если говорить о том, что не стоит своих денег… Не буду называть имен, но на одной из съемок у нас было украшение из пайеток, которое не появилось на страницах журнала. Я спросила, сколько оно стоит, и получила ответ – 25 тысяч долларов. Тогда я сказала, что мы не будем фотографировать его.

Р.Д.: Каким образом Мишель Обама влияет на модное настроение?
А.В.: Предыдущая первая леди, казалось, пыталась носить определенную форму, в то время как Мишель Обама любит моду и чувствует себя в ней комфортно. Она комбинирует дорогие и более демократичные вещи и любит одежду молодых дизайнеров. Тем самым она оказывает как нельзя лучшее влияние на модную промышленность.

Р.Д.: Вдохновляет ли стиль первой леди именно вас?
А.В.: Она изумительно носит одежду. Вещи всегда выглядят так, будто они принадлежат ей с самого момента их создания. От остальных Мишель Обаму отличает то, что она носит вещи, которые ей действительно нравятся. Я работала со многими другими людьми в Вашингтоне. Но они были слишком озабочены одеждой и тем, что ее могут раскритиковать, а их перестанут воспринимать всерьез. Раньше Вашингтон был очень консервативным, но сейчас наша первая леди просто восхитительна. Она любит одежду и наслаждается ею, и тем самым передает послание всем женщинам Америки. Они начинают понимать, что могут носить красивую одежду, и их по-прежнему будут воспринимать всерьез.

Р.Д.: Создав Модный Фонд Vogue совместно с CFDA, вы начали поддерживать начинающих дизайнеров и наставлять их. Как вы можете помочь молодым талантам в таких трудных условиях современной индустрии?
А.В.: Мы должны быть очень благосклонны. Для дизайнера важно сохранять коллекцию ясной и заботиться о качестве. Делать вещи очень дешевыми – неверный путь.

Р.Д.: Если даже самые успешные молодые дизайнеры сейчас изо всех сил борются за то, чтобы устоять на ногах, то, что вы можете посоветовать студентам институтов моды, которые только собираются начать добиваться успеха?
А.В.: Тем, кто выпускается из институтов моды важно хорошо подумать перед тем, как выпускать свою собственную коллекцию. Все, кто хотят быть дизайнерами и думают, что станут новым Кельвином Кляйном или Майклом Корсом, далеки от реальности. Им стоит поучиться у Оскара де ла Рента или Каролины Эррера – у тех, кто сможет научить их чему-либо.

Р.Д.: Многие дизайнеры уже сотрудничали с такими магазинами, как H&M, создавая для них демократичные и модные коллекции. Почему бы им просто не создать собственные линии недорогой одежды? Не думаете ли вы, что они уступают место производителям быстрой моды?
А.В.: Я не считаю, что они уступают им место, ведь этот опыт очень полезен. Если одежда хорошо сидит, то я считаю это сотрудничество уместным. Одна из марок, с которой мы сотрудничаем в рамках Модного Фонда, – это Gap. Они стали победителями в конкурсе по разработке собственной интерпретации классической белой рубашки. Они собрали дизайнеров со всего мира и сфотографировали моделей в их рубашках. Все рубашки были просто великолепны.

наверх