Сегодня родились
Николь Фари

дизайнер
1946

Иман Абдулмаджид

американская топ-модель
1955

Вместо того чтобы ежесекундно меняться, найдите себя и свой собственный уникальный стиль.
Дита фон Тиз
Wildberries Style Magazine
Облако теговВсе

Версаче, Донателла

Опубликовано 21.09.2011

Донателла Версаче фотоДонателла Версаче (ит. Donatella Versace; род. 2 мая 1955, Реджо-ди-Калабрия, Италия) – итальянский дизайнер.

Биография Донателла Версаче

Донателла Версаче, младший ребенок в семье Версаче, родилась 2 мая 1955 года в городке Реджо-ди-Калабрия, Италия. Отец Донателлы являлся личным финансистом во многих итальянских аристократических семьях, а мать занималась пошивом одежды. Донателла изучала литературу в одном из Флорентийских университетов, а в 1987 году вышла замуж за американца Пола Бэка (Paul Beck), от которого родила двоих детей – дочь Аллегру (Allegra; род. 30 июня 1986) и сына Дэниела (Daniel; род. 1989).

Карьера

На протяжении 70-х и 80-х годов 20 века является музой своего старшего брата Джанни Версаче (Gianni Versace) и одновременно исполняет при нем роль модного консультанта. Кроме того, формально занимая должность помощника дизайнера, Донателла следит за размещением продукции компании, ее развитием и распределением, а также отвечает за связи с общественностью. В 1995 году Джанни Версаче специально для своей любимой сестры выпускает аромат «Blonde». В 1997 году, после неожиданной и трагической гибели брата, Донателла занимает пост ведущего дизайнера в семейной империи Versace.

Донателла Версаче в молодости Донателла Версаче фото

Можно сказать, что Донателла Версаче впитала чувство стиля вместе с молоком матери. Кроме того, на творческие способности молодой итальянки, несомненно, оказала влияние и величественная, дикая и залитая солнцем природа ее родины, Калабрии, – юго-западной области Италии. Мать Донателлы и Джанни, Франческа Версаче, до безумия влюбленная в платья, которые она шила для послевоенной итальянской аристократии, как дизайнер имела силу характера и достаточную смелость в дизайне одежды. Передав эти качества своим детям, она во многом способствовала выдающейся карьере Джованни, а также формированию яркой индивидуальности дочери.

Донателла Версаче фото Донателла Версаче фото

Донателла с детства отличалась бурным нравом, таким же неукротимым, как и местность, в которой она выросла. Будучи любимицей у своего старшего брата, она не отходила от него ни на шаг, и он брал ее с собой повсюду. Вспоминая о своих юношеских годах и о своем стиле в это время, Донателла однажды напишет:

«Когда я была подростком, я носила черную обтягивающую блузку, узкие черные штаны и кожаный жакет. Этот образ прошел через года и стал моим личным стилем. Вы легко можете заметить его в основе многих моих нарядов».

Брат был потрясен созданным ею образом, завершающим штрихом которого стали туфли на высоком каблуке, а также очарован откровенным удовлетворением от красоты своего тела, легко читающимся в глазах Донателлы. Сегодня Донателла возвела свой персональный девичий стиль на мировые подиумы в коллекциях, образы которых излучают сексуальность, женственность и властность.

Донателла Версаче фото Фото Донателла Версаче Фото Донателла Версаче

Благодаря невероятному успеху Джованни Версаче, а также своей роли помощника и музы при нем, Донателла стала хорошо узнаваемым и уважаемым лицом в мире моды. Кроме того, у нее всегда был талант обрастать нужными связями. Джанни Версаче чрезвычайно надеялся при помощи этой ее особенности распространить свою марку среди знаменитостей. После того, как он основал свое собственное ателье на Via della Spiga в Милане, он сразу пригласил Донателлу присоединиться к бизнесу. И действительно, кажется, что с ее появлением к марке Versace потянулись многочисленные знаменитости и нувориши, которых так хотел видеть в своих сетях Джанни. Донателла была хорошо знакома со многими известными людьми вроде Мадонны (Madonna), Кристины Агилеры (Christina Aguilera), Деми Мур (Demi Moore). Они с удовольствием продвигали марку Versace.

Фото Донателла Версаче Фото Донателла Версаче Фото Донателла Версаче

Именно Донателла была инициатором идеи приглашать для демонстрации последних коллекций от Versace только известных профессиональных моделей, что позволило Harper’s Bazaar «обвинить» ее в создании культа «супермоделей». Тем не менее, добившись привлечения к марке такого количества «селебрити», Донателла легко могла гарантировать ей полную конкурентоспособность.

Несмотря на большую занятость в бизнесе своего брата, у Донателлы оставалось время и на личную жизнь. Так, например, в 1987 году она выходит замуж за американца Пола Бека, который прежде был моделью и демонстрировал мужские коллекции Versace.

Фото Донателла Версаче Фото Донателла Версаче

Донателла удивила всех в конце 1997 года, когда всего спустя три месяца после трагической гибели любимого брата нашла в себе силы провести намеченный показ Versace вовремя. По этому поводу The New York Times напишет:

«В состоянии глубочайшего траура, с таким грузом на плечах и с такой болью в сердце, госпожа Версаче могла бы вообще ничего не делать».

Фото Донателла ВерсачеНо Донателла не намерена была сдавать позиции, завоеванные ее братом. Она лишь с удвоенной силой стала бороться за внимание звезд кино- и музыкальной индустрии. Она создает экстраординарное платье для Дженнифер Лопез (Jennifer Lopez) с принтом в виде пальмовых листьев, в котором та появилась на красной ковровой дорожке на церемонии вручения Грэмми.

Последние коллекции Донателлы концентрируются вокруг естественно-сексуальных форм женского тела.

В октябре 2002 года в лондонском историческом музее Виктории и Альберта (Historical Victoria and Albert Museum of London) прошла специальная выставка, на которой были представлены лучшие коллекции Джанни и Донателлы, созданные ими для Versace. Брат и сестра были удостоены такой чести благодаря своему необыкновенному успеху в мире моды.

Интервью Ники Минаж с Донателлой Версаче, журнал Interview (12 августа 2011)

Н.М.: Давай поговорим о твоих недавних коллекциях. Влияние Versace на современную моду чувствуется везде. Думаю, многие критики были взбудоражены, увидев в осенней коллекции 2011 года знаковые элементы вашего стиля — заклепки, глубокие вырезы, микрошорты, яркие цвета, голову Медузы и так далее… Почему ты решила сделать это именно сейчас? Может, на это есть какая-то особая причина?
Д.В.: Я сделала это потому, что, по моему мнению, современная молодежь не знает истории бренда Versace и его философии. С помощью этой коллекции я хотела отдать дань уважения истории модного Дома. Конечно, одни и те же вещи невозможно представить в одинаковой форме дважды, ведь тогда были совсем другие времена. Я показала истоки бренда. Медуза является знаковым персонажем, ведь в мифах люди боялись ее. Согласно мифологии, она могла превращать в камень одним своим взглядом – по-моему, это прекрасно. Но Медуза также является уникальным символом, очень мощным. А совместную коллекцию с H&M я решила сделать для того, чтобы привлечь более широкую, молодую аудиторию. Молодежь вдохновляет меня, поэтому я решила дать им возможность приобрести что-то от Versace, сделать наш стиль более доступным. Versace был и остается брендом для утонченных женщин — элегантных, чувственных, готовых пойти на риск. Думаю, сегодня женщина сильнее мужчины. Она рискует намного чаще… Вот эта женщина — Ники Минаж!

Н.М.: А что скажешь о своей весенней коллекции 2012 в «подводном» стиле? Что вдохновило тебя на ее создание?
Д.В.: Ну, мне кажется, подводный мир – это прекрасная тема для фантазий. Вдохновение пришло ко мне, когда я закрыла глаза, представила, что нахожусь под водой, и увидела перед собой эти фантастические цвета и необычную красоту. Я вообразила себе женщину, вышедшую из моря.

Н.М.: Это можно увидеть в принтах и цветах коллекции.
Д.В.: Да, это что-то типа подводной жизни.

Н.М.: Кстати, я слышала, что сейчас ты работаешь над новой детской линией Versace.
Д.В.: О, да. Это будет великолепно. Мальчиков мы оденем в черную одежду с клепками, девочки тоже будут полностью в черном. Это будут маленькие хулиганы и хулиганки, клоны взрослых любителей Versace. 

Н.М.: Тебя каким-то образом вдохновляла молодежная коллекция, которую ты делала для Джанни?
Д.В.: Дело в том, что я могу обращаться к архивам, заглядывать в прошлое, но при этом я должна оставаться современной. Нельзя забывать о том, что мы живем в настоящем. А прошлое есть прошлое, его уже не вернешь. Поэтому очень важно адаптировать свою философию и креативное видение под то время, в котором живешь.

Н.М.: Как ты реагируешь на то, что другие модные Дома делают то же самое, что ты уже делала в прошлом? Считаешь ли ты это комплиментом? Или же не обращаешь внимания на то, что делают остальные?
Д.В.: Конечно же, для меня это является комплиментом. Особенно, когда такой уважаемый дизайнер, как Рикардо Тиши, говорит, что Versace – это его вдохновение. Но это комплимент только в том случае, если они делают это один раз.

Н.М.: Говорят, что имитация является лучшей формой лести.
Д.В.: Именно поэтому меня не расстраивают подобные вещи.

Н.М.: Чем ты вдохновляешься? Можешь ли сказать, что у тебя есть муза?
Д.В.: Ну, мои музы постоянно меняются. Кроме того, я считаю, что каждый дизайнер является музой для самого себя. Просто многие не говорят об этом. Думаю, что в 90-е моей музой была Мадонна. Я ее обожаю и считаю самой восхитительной и талантливой женщиной. У нее потрясающий стиль. Еще могу отметить Принса. Леди Гага тоже вдохновляет меня. Однако мы, как дизайнеры, всегда смешиваем вместе качества разных людей. Из этого микса мы и черпаем вдохновение.

Н.М.: Мне кажется, вы с Мадонной очень похожи. И не только потому, что являетесь законодательницами моды, но и потому, что вы обе сильные личности. Мне посчастливилось поработать с Мадонной, и я считаю, что она потрясающая женщина. Как думаешь, будете ли вы еще сотрудничать в будущем?
Д.В.: Непременно. Мы с ней очень хорошие подруги. Думаю, она вдохновляет многих.

Н.М.: Ты любишь музыку. Какую роль она играет в твоем творческом процессе?
Д.В.: Когда дело касается музыки, я становлюсь маленьким ребенком. Где бы я ни находилась, ко мне в дверь стучат люди и просят сделать музыку тише. Она дарит мне столько вдохновения. Раньше я слушала только рок-н-ролл, но сейчас люблю разную музыку: поп, хип-хоп, классику.

Н.М.: Кстати, совсем недавно в машине я слушала Бигги Смоллса (Notorious B.I.G., американский рэппер). В своих песнях он довольно часто упоминает Versace. К сожалению, его уже нет с нами, но именно благодаря ему люди из мира хип-хопа заинтересовались Versace. На самом деле, мы в то время не могли позволить себе купить вещи от Versace, но что ты думаешь о том, что Бигги так уважал ваш бренд?
Д.В.: По-моему, Бигги был невероятным. Он приходил на мои шоу в Париже, мы довольно часто виделись. Он так тепло отзывался о моей семье, был таким умным и интеллигентным. Мне нравилось то, каким образом он рассказывал миру о Versace. Думаю, многие люди узнали о нас благодаря ему.

Н.М.: Давай поговорим о твоем детстве с Джанни. Вы выросли в южной Италии?
Д.В.: Да, я выросла на юге Италии, в прекрасном месте недалеко от моря. Мы вели довольно расслабленный образ жизни. Вокруг было много открытых людей, таких общительных…Я была самой младшей в семье. Дух моды буквально витал в воздухе. Мама работала швеей, и Джанни всегда смотрел на одежду, которую она шила для клиентов.

Н.М.: Сколько тебе было лет, когда ты начала работать в Versace вместе с Джанни?
Д.В.: Я закончила университет во Флоренции. У нас была очень строгая мама, которая считала, что без диплома никуда. Дело было в 80-х, Джанни только начал работать в модной индустрии, и по выходным я навещала его. Он жил всего в часе езды на поезде. Джанни постоянно работал и иногда спрашивал, что я думаю о том, что он делает. Я начала работать с ним, хотя в университете изучала совсем другие науки. Но такова наша семья. Джанни всегда доверял женскому мнению, а я, как сестра, говорила ему только правду. Вот так все и началось.

Н.М.: Ты сказала, что училась по другой профессии.
Д.В.: Я изучала литературу.

Н.М.: Вы с Джанни были очень близки. Когда он погиб, не думала ли ты о том, что не сможешь продолжать работать в Versace, потому что была эмоционально подавлена? Или же ты думала, что должна работать усерднее, чтобы отдавать дань уважения своему брату?
Д.В.: Когда мы потеряли Джанни, я была опустошена, разбита… Но я не могла показывать свою боль окружающим, иначе все бы разрушилось. Я должна была быть сильной – ради компании, ради своей семьи и детей, ради людей, которые работали с Джанни и со мной. Отдавая дань уважения Джанни, я всегда говорила: «Он научил меня всему, что я умею, поэтому я должна хотя бы попытаться продолжить его дело».

Н.М.: Ты вновь начала показывать коллекции марки в особняке Джанни. Почему именно там?
Д.В.: Сейчас я уверена в своих работах и своем видении моды, но я решила, что должна вернуться домой. Via Gesu, где находится особняк, – это потрясающее место, где Джанни показывал коллекции в 90-х. Это место принадлежит ему. А он был не только моим родным братом, но и гением мира моды. Мне нужно было убедиться в правильности своего видения, поэтому я вернулась в Via Gesu. Я попыталась встать на место Джанни, и это был сложный шаг.

Н.М.: Для некоторых людей ты являешься, в первую очередь, не дизайнером, а иконой, поп-звездой. Как ты к этому относишься?
Д.В.: Ну, лично я считаю себя в первую очередь дизайнером. Это моя работа, и она не очень-то легкая. Некоторые думают, что мода — это что-то легкое и необязательное. На самом деле это очень тяжелая работа. Ты всегда должен быть в отменной форме: следить за последними тенденциями, хорошо чувствовать свою компанию, развивать ее… Это стоит титанических усилий. А если кто-то считает, что я поп-звезда, то мне, видимо, остается только постричься в монахини.

Н.М.: Ты не собираешься поменять цвет волос?
Д.В.: Нет, нет и нет! Я люблю свои волосы. Я даже и не помню, каким был их натуральный цвет, ведь я начала осветлять волосы в очень юном возрасте. Лет в 11.

Н.М.: Если бы Мэрилин Монро была жива, ты бы взялась за ее стиль?
Д.В.: Конечно! Она была сексуальной, храброй, она носила макияж! Обожаю ее.

Н.М.: Если бы тебе выпал шанс одевать любую женщину, являющуюся иконой стиля, которая уже не с нами, кого бы ты выбрала?
Д.В.: Определенно, Мэрилин Монро. И Лиз Тейлор. Я бы добавила к ее образу много-много украшений. На самом деле, мой брат одевал ее, он сделал несколько ее образов. Мне посчастливилось знать ее. В общем, обе эти женщины – абсолютные легенды.

Н.М.: Как вы начали сотрудничество с Кристофером Кейном, когда перезапускали линию Versus?
Д.В.: Он невероятно талантлив и является большим фанатом Versace, поэтому я и захотела работать с ним. Мы начали работать вместе, когда он заканчивал обучение в Central Saint Martins и искал металлическую сетку для своего дипломного проекта. Кристофер знал, что мы работали с такой сеткой и спросил, не знаю ли я, где можно ее достать. Я посмотрела на его работы и была в шоке от его таланта. А потом послала ему чуть ли не тонну этой сетки и сказала, что хочу встретиться. Кристофер приехал в наш миланский офис, вот так все и началось.

Н.М.: Какие еще дизайнеры тебе нравятся?
Д.В.: Есть в Лондоне такой дизайнер – J.W. Anderson. Он очень интересен.

Н.М.: Насколько я знаю, ты любишь путешествовать. Есть ли у тебя любимые места?
Д.В.: Мне нравится бывать в разных странах, я не из тех, кто постоянно ездит в одно и то же место. Но, что касается городов, я люблю Лондон. Часто бываю там, мне нравится лондонская молодежь – очень креативные люди. Естественно, я очень люблю Нью-Йорк, в котором смешано множество культур.

Н.М.: Какое место ты бы назвала самым романтическим?
Д.В.: Комо в Италии. Он выглядит, как картина 18-го века.

Н.М.: Как насчет Майами? Знаю, что с этим местом у тебя связаны сложные воспоминания, но ты проводила там много времени.
Д.В.: Майами – это мои плохие воспоминания, поэтому я бываю там нечасто. Раньше я любила этот город и проводила там много времени. Там жили все самые интересные люди, например, Мадонна. Мы с ней виделись каждый день. В Майами делал свои фотографии Брюс Вебер. Но я не могу спрятаться от Южного Побережья, где находится дом, в котором убили моего брата…

Н.М.: Поддерживаешь ли ты связь с теми супермоделями, с которыми работала раньше? С Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл…
Д.В.: Обожаю их. Я вижусь и с Кристи Тарлингтон, и с Наоми. Скоро мы встретимся с Синди Кроуфорд. На наше шоу приедет Линда Евангелиста.

Н.М.: У меня есть последний вопрос. Ты создаешь изумительные туфли на высоких каблуках, которые были на мне в моих видеоклипах. Они потрясающие, но как всем этим девушкам удается танцевать в них? Лично я боюсь упасть. Скажи, ты когда-нибудь носишь обувь на плоской подошве?
Д.В.: О, Ники, я никогда в жизни не носила обуви без каблуков. У меня не было ни одной пары такой обуви с детства. Наверное, моя единственная пара обуви без каблука – это кроссовки. Но я надеваю их только перед тренировкой в зале. Обожаю каблуки.

Н.М.: Донателла, это нечестно. Неужели мы закончим разговор на том, что мода приносит боль и неудобство?
Д.В.: Что такое удобная мода? «Чувствовать себя комфортно» – такого словосочетание нет в модном лексиконе. Если хочешь, чтобы тебе было комфортно – оставайся дома в пижаме.

Интервью Ленни Кравица с Донателлой Версаче, журнал Interview (6 января 2009)

Д.В.: Ленни, как долго мы с тобой знакомы? Наверное, уже лет 20.

Л.К.: Почти. Даже немного меньше, потому что я познакомился с тобой после выхода своего второго альбома. Как раз тогда у Джанни было шоу в Парк Авеню Армори в Нью-Йорке. Помнишь?
Д.В.: Конечно, это было в 1992-м.

Л.К.: По-моему, это был первый раз, когда во время шоу на сцене играли рок-н-рольщики.
Д.В.: Да, в тот раз Джанни впервые попросил тебя приехать и выступить во время показа. Это было потрясающе. Там были все супермодели: Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон… Это был волшебный момент.

Л.К.: Помимо всего прочего, это было еще и благотворительное шоу. Вы ведь тогда собирали деньги на помощь больным СПИДом?
Д.В.: Да, верно. Подиум был спроектирован таким образом, что модели, выходя, шли одним путем, а возвращались другим. А на сцене выступал Ленни.

Л.К.: Это были времена супермоделей!
Д.В.: Синди и Кристи вспоминают этот день каждый раз, когда мы встречаемся. Они спрашивают «Почему бы нам снова не сделать что-то подобное?» 

Л.К.: И в самом деле, почему такие события не происходят чаще?
Д.В.: Начало таким мероприятиям положил Джанни… Он был пионером. Ну а я, в свою очередь, просто всегда любила смешивать моду с музыкой.

Л.К.: Когда я начал думать, о чем тебя спросить в этом интервью, решил, что это должно быть то, чего я еще о тебе не знаю. Когда мы видимся, то разговариваем, в основном, о семье и личной жизни, а не о работе. Но лично для меня мода и музыка начались дома. Я впервые узнал, что такое мода, заглянув в гардероб мамы. Я надевал ее ботинки, обматывался шарфами и создавал образы а-ля Джимми Хендрикс. А ты любила наряжаться в детстве?
Д.В.: Я выросла с модой, ведь моя мама была швеей, и у нее было свое ателье. Она делала образцы, а остальную работу выполняли те, кто работал на нее. Так что я выросла в ателье, глядя на то, как шьют люди вокруг меня. Я была очарована всем этим. Когда к маме на примерку приходили клиентки, я пряталась и наблюдала за этими красивыми женщинами, которые мерили одежду. Я мечтала примерить эти вещи на себя. И, конечно, Джанни дал мне такой шанс. Он был старше меня почти на десять лет и был влюблен в моду. Когда мне было 10 или 11 лет, он играл со мной, представляя, что я его модель. Он примерял на меня одежду и спрашивал, что я думаю. Это он подтолкнул меня к тому, чтобы осветлить волосы. Таким образом, в 11-летнем возрасте я уже была одержима модой: носила мини-юбки и лакированные ботинки.

Л.К.: Ух ты, в 11 лет?
Д.В.: Да, я выглядела почти так же, как сейчас, с одной только разницей: мне было всего 11.

Л.К.: Сколько всего братьев и сестер у тебя было?
Д.В.: Нас было трое: я, Джанни и еще один брат, который был старше Джанни. Слава Богу, он до сих пор жив и здоров.

Л.К.: С 11-летнего возраста и до настоящего времени тебе довелось увидеть много разной одежды. Многие вещи ты носила, многие делала сама… Есть ли такой предмет, которым ты особенно дорожишь? Быть может, это что-то, что тебе досталось от Джанни?
Д.В.: Когда Джанни начал делать металлические сетчатые вещи для своей коллекции, первую он сделал для меня. Это было в середине 80-х. Он сделал для меня очень длинное платье из металлической сетки черного цвета. Оно было расшито элементами Swarovski. К этому платью он пошил черный кожаный блузон – очень радикальную вещь для того времени. Я была без ума от этой одежды. Мне нравился контраст платья и блузона, это было что-то очень рок-н-рольное. У Джанни всегда была страсть к рок-н-роллу, это проявлялось в его работах, и мне до сих пор это нравится. Так что, я очень дорожу этим комплектом. Я храню в архиве всю одежду Джанни, но эти две вещи находятся у меня дома.

Л.К.: Звучит очень сексуально.
Д.В.: Так и есть.

Л.К.: Сексуальность всегда прочно ассоциировалась с брендом Versace. Когда ты разрабатываешь коллекции, ты думаешь о сексуальности и чувственности?
Д.В.: Мне кажется, это инстинкт, который является естественным для меня. Я не думаю о том, чтобы создавать сексуальную одежду. Я создаю ее инстинктивно. Считаю, что секс является такой же важной частью жизни, как принятие пищи или дыхание. Кроме того, в разные времена мы подразумеваем под сексуальностью разные вещи. Сейчас мы видим ее не так, как это было в 80-е или 90-е. Тогда мы не стремились создавать сексуальную одежду, потому что не хотели громко говорить о том, что она сексуальна. Мы пытались выразить это более невинным путем, более сложным. Но ведь мы всегда хотим быть сексуальными. Мы хотим, чтобы люди смотрели на нас и говорили «ВАУ».

Л.К.: Кстати, о 80-х. В последние годы можно наблюдать своего рода возвращение к этому времени. Моя дочь Зои – ей 20 лет – одевается в стиле 80-х. Сейчас в моде этот шик. Я раньше одевался в стиле 70-х. Ты же в своей коллекции попыталась уйти от этого, проявляла сопротивление. В общем-то, это неудивительно для Versace.
Д.В.: Я знала о приближении этой тенденции. Я совершенно точно знала, когда и какие дизайнеры начнут делать что-то подобное. И я не смогла, потому что еще в 80-х делала одежду в стиле 80-х вместе с Джанни. У меня в архивах есть огромное количество потрясающих вещей, которые я могу показать на подиуме сейчас, и они будут актуальны. В общем, думаю, мы можем оглядываться назад, но не так часто. Эта тенденция слишком буквальна, как, например, подплечники. Мы принадлежали тому времени, но сегодня это не имеет для меня смысла. С этим можно поработать в одном сезоне, но это не станет революцией. Нужно двигаться вперед, а не назад. Очень сложно дать определение эпохе, в которой мы живем. Как это сделать? Мы можем определить ее посредством музыки. Сейчас музыка не такая, какой была раньше. Сегодня мода пытается определить себя. Например, я на данный момент стараюсь концентрироваться на тканях, на новых технологиях и так далее.

Л.К.: Вот что забавляет меня в нашем времени. Если оглянуться и посмотреть на стили 30-х, 40-х, 50-х, 60-х, 70-х, 80-х и даже 90-х, можно увидеть различия между ними. Можно надеть что-то из того или иного десятилетия, и всем будет понятно откуда этот наряд. Сейчас же мы выдергиваем ниточки из каждого стиля.
Д.В.: Да, совершенно верно.

Л.К.: Как думаешь, чем запомнится эта эра? Если через 20 лет кто-то попросит привести пример вещей, родом из начала 2000-х, что это будет?
Д.В.: Трудно сказать. Я думаю, нашу эру можно будет определить лишь тогда, когда она будет окончена. Невозможно определить стиль 80-х в то время, когда идут 80-е года. Мы все время меняемся. Сначала были подплечники, потом их не стало. Тогда они подчеркивали плечи, сейчас они являются украшением. Мы можем определить любую эру, которая уже закончилась. Лично я думаю, что нашу эру вплоть до 2009 года можно определить посредством тканей. Технологиями и видами тканей.

Л.К.: А что вдохновило тебя на создание коллекции Осень-2009?
Д.В.: Я была вдохновлена комбинированием металла, шерсти и кашемира. Во всех вещах присутствуют металлизированные волокна. Также мы выбрали чистые цвета, сделали объемные тренчкоты, под которыми спрятали женственные платья. Мы создали образ сильной и сложной женщины.

Л.К.: Меня всегда поражал твой график. Я имею в виду то, что у меня график тоже наряженный. Но я могу записать альбом, отправиться в тур, а потом сделать перерыв. Я могу вообще пропасть на пару лет, потом вернуться и снова начать работать, а потом опять исчезнуть. Ты же всегда занята разработками новых коллекций. Как только заканчивается один проект, ты сразу приступаешь к работе над следующим.
Д.В.: Да.

Л.К.: Для тебя не существует перерывов, сезонов отдыха и так далее. Как тебе удается делать все это так, чтобы работа не отражалась на личной и семейной жизни? Ведь я знаю, что семья всегда была для тебя самой важной вещью.
Д.В.: Семья действительно стоит на первом месте. Ведь я итальянка, ты понимаешь. Было намного сложнее, когда мои дети были маленькими. Но я всегда старалась проводить с семьей как можно больше времени. Конечно, они понимают, в какой семье родились, но принять это все равно сложно. В креативном процессе часто присутствует напряжение. Это великий процесс, но он еще и тяжелый, здесь существует много крайних сроков. Иногда сложно забыть об этом и отключиться, даже придя домой, к семье. Ведь нельзя быть двумя разными людьми на работе и вне ее.

Л.К.: Я знаю, каково это. Когда я работаю над альбомом, то провожу в студии дни и ночи, а вернувшись домой, хочу поспать и отдохнуть. Но как только я кладу голову на подушку, тут же начинаю осмысливать все, что произошло со мной за день.
Д.В.: И тогда тебе хочется проснуться и все поменять.

Л.К.: Это невероятно. Скажи, чем ты вдохновляешься сейчас? Внешним миром?
Д.В.: На меня сильно влияет искусство, потому что сейчас оно буквально повсюду. Но тебе прекрасно известно, что главным источником моего вдохновения всегда была музыка. Я постоянно слушаю музыку. Иногда меня вдохновляют даже отдельные звуки. Кроме того, я слушаю музыку так громко, что люди не могут находиться рядом со мной слишком долго. Не спрашивай меня о том, что я слушаю, потому что слушаю я, естественно, твои альбомы. Еще я люблю классику и поп-музыку. И группу Metallica. Мне нравится все.

Л.К.: Мне тоже. Я хожу в оперу, на балет, слушаю фолк.
Д.В.: Это именно тот контраст, который дает начало творчеству.

Л.К.: Ты любишь готовить?
Д.В.: Нет. Я итальянка, но не того типа. Я не готовлю.

Л.К.: А я воображал, как ты готовишь ланч в своем прекрасном доме.
Д.В.: Нет!

Л.К.: Меня расслабляет процесс приготовление пищи. Я делаю это нечасто, в основном, когда вся моя семья собирается вместе на Багамах. Мне нравится готовить для них, сидеть за столом, смеяться…
Д.В.: Я, определенно, люблю поесть. Люблю сидеть за столом с друзьями. Но я не умею готовить абсолютно ничего. Кстати, можешь готовить для меня иногда. Но не сегодня, ведь сегодня у тебя презентация альбома, верно?

Л.К.: Да, сегодня. Только что мы с тобой говорили о моем первом альбоме Let Love Rule, который вышел 20 лет назад. Это было в 1989 году. В переиздании есть все живые выступления и демо-записи тех лет. Я определенно доволен всем, что когда-либо сделал. Я готов постоять за это. Может появиться желание что-то поменять, сделать по-другому. Но важнее всего все же отставить все, как есть.
Д.В.: Если ждать того момента, пока что-то станет именно таким, как задумывалось изначально, появляется риск вообще перестать создавать что-либо. Конечно, всегда кажется, что можно сделать это лучше, но в один момент ты просто думаешь «Все готово. Мы должны пустить это на подиум»

Л.К.: Кстати, твое шоу уже завтра. Ты должна быть готова.
Д.В.: Это то, что заставляет меня двигаться дальше. В каком-то смысле, это связано и с музыкой. Кстати, я хотела спросить тебя о Зои. Она так выросла и похорошела.

Л.К.: Зои поражает меня. Она невероятна. Наши с ней крепкие отношения значат для меня очень много.
Д.В.: Вы с ней всегда были очень близки. Помню, что в детстве она была очень привязана к тебе.

Л.К.: Сейчас она занимается кино и репетирует с группой. Скоро у них выходит первый альбом. Группа называется Elevator Fight, и их музыка очень хороша. Она очень долгое время не позволяла мне послушать их материал и, в конце концов, подарила диск на День Благодарения. Я не мог в это поверить. Как ни странно, я тоже не давал своей маме слушать мои записи. А потом показал ей диск Let Love Rule, и она была в шоке. Она сказала «Так вот чем ты занимался у себя в комнате так долго». Она и понятия не имела, что я писал музыку, потому что я никогда ничего ей не играл.
Д.В.: Кстати, мой сын Даниэль тоже играет в рок-группе. Она называется Nucleus. Он гитарист. Однажды я подарила ему ремень для гитары с твоим именем. И он до сих носит его, так что ты – один из его героев.

Л.К.: Это так мило. Пришли мне его демо-запись.
Д.В.: Хорошо, а ты скажешь мне, что думаешь, только честно.

Л.К.: Я рад, что Зои попала в туже область, где работают ее мама и папа. Я счастлив, что она выражает себя. Знаешь, ведь родителям всегда хорошо от того, что дети счастливы. Я помню и прекрасную Аллегру. Она очень талантлива.
Д.В.: Она невероятно талантливая девушка. Сейчас она учится. Ты прав, я тоже всегда рада видеть, что мои дети занимаются творчеством. Это настоящее удовольствие.

Донателла Версаче отвечает на вопросы читателей Time Magazine (20 марта 2008)

Какие характерные черты модного Дома Versace вы хотели бы сохранить, чтобы увековечить память о вашем погибшем брате?
Д.В: Гламур. Когда Джанни только начинал, мода была безопасна, комфортна и сложна. В ней не существовало понятие «гламур». А Джанни изобрел гламур, который помогал женщинам выражать женственность и чувственность, а не прятать их. Я слежу за тем, чтобы гламур не уходил из наших коллекций.

Чем ваше видение бренда отличается от видения Джанни?
Д.В: Я постоянно думаю о Джанни и том, что бы он подумал о том, что я делаю сейчас. Каждый раз перед началом шоу, перед тем, как модели выходят на подиум, я закрываю глаза и представляю его. Я пытаюсь понять, понравилось ли бы ему это? Потом говорю себе: «Да, он это одобрит». Он ведь научил меня всему, что я знаю. Даже если наши работы эволюционируют в соответствии с настоящим, ДНК марки остается прежним.

Что вы думаете об использовании кинозвезд, а не супермоделей в рекламных кампаниях бренда?
Д.В: Знаменитость может передать сообщение гораздо быстрее и яснее, чем модель. К примеру, для рекламы моей мужской линии я пригласила Патрика Дэмпси (звезда фильма «Анатомия Грея»). Потенциал человека имеет огромное значение. Кампанию с Дэмпси воспринимают очень серьезно, потому он является таким мужчиной, рядом с которым хотела бы находиться каждая женщина и с которым себя идентифицирует каждый мужчина.

Недавно Хилари Клинтон отказалась от съемок в журнале Vogue, объяснив это тем, что боится выглядеть слишком женственной в глазах других. Как вы считаете, каким образом это определяет роль женщины в обществе?
Д.В: Демонстрация собственной женственности должна помогать женщине в ее карьере, а не создавать проблемы. Мужские наряды и использование костюма для того, чтобы выглядеть сильнее – это 80-е. Сегодня этот номер не пройдет. Женщине помогает использование собственного ума, а не одежды. 

Рассматриваете ли вы возможность сотрудничества с марками доступной одежды, например, с H&M?
Д.В: Не думаю. Versace позиционирует себя как бренд, предлагающий предметы роскоши. Только придерживаясь данной позиции, мы сможем навсегда утвердиться как бренд категории люкс.

Как вы считаете, должны ли модные бренды производить одежду для женщин с нестандартными размерами?
Д.В: Женщины с нестандартными размерами не должны считать, что они не такие, как все. Они должны думать о себе, как о женщинах с грандиозными планами на жизнь. Размер на самом деле не имеет никакого значения. Можно с гордостью воспринимать свои размеры и одеваться так, как тебе нравится.

Отражается ли ослабление американского доллара и японской йены на делах вашей компании?
Д.В: Нет, потому что рынок предметов роскоши на данный момент не испытывает спада. Надеюсь, что спада и не будет. Но мы прекрасно понимаем, что происходит в мире, и предпринимаем необходимые шаги для предотвращения каких-либо проблем.

Чувство стиля какого города или страны вам наиболее близко, кроме Италии?
Д.В: Я восхищаюсь Англией, так как там очень эксцентричные люди, и Америкой, потому что она следует моде.

Какие дизайнеры вдохновляют вас?
Д.В: Мне нравятся многие молодые дизайнеры. Люблю Кристофера Кейна – молодого английского дизайнера, и Николя Гескьера, который работает для Balenciaga.

Что в вашей жизни и работе вдохновляет вас больше всего?
Д.В: Музыка. Знакомство с множеством музыкантов и осведомленность о музыкальном мире оказывают сильное влияние, как на мою личную жизнь, так и на работу. Музыка – это нарушение всех правил и поиск новых битов и звуков.

Каким достижением в работе вы гордитесь больше всего?
Д.В: Я горжусь тем, что наш бренд твердо стоит на ногах и узнаваем во всем мире.

Есть ли у вас мечта, связанная с брендом Versace, которую вы хотите осуществить?
Д.В: Да. Я хочу создать люксовый бренд, каким сейчас является Versace, который будет оставаться сильным даже тогда, когда меня не станет.

Был ли в вашей жизни момент, когда вы были близки к тому, чтобы прекратить карьеру в области моды?
Д.В: Я думала, что не смогу продолжать работать после смерти моего брата. У меня пропало желание делать что-либо, связанное с модой, потому что я думала, что без Джанни не существует и моды. Но потом я подумала, что Джанни не захотел бы, чтобы я так поступила. Он бы хотел, чтобы я продолжила его дело и боролась за будущее бренда Versace. Эта мысль помогла мне найти в себе силы и продолжить.

Теперь, когда вы вернули Versace в состояние полноценного бренда, можем ли ждать выпуска Форда Мустанга, Ламборгини или Феррари от Versace?
Д.В.: Да. Я уже разработала дизайн Ламборгини, это модель Murcielago Lamborghini. Мы создали ограниченный тираж, который мне очень нравится. Обожаю машины. Но думаю, что не смогла бы водить Ламборгини, потому что, как водитель, я опасна.

Что вы можете назвать своим любимым предметом гардероба?
Д.В.: На данный момент это туфли.

Донателла Версаче Донателла Версаче презентует новый парфюм Донателла Версаче Донателла Версаче, Вивьен Вествуд и Джил Сандер Донателла Версаче Донателла Версаче. 2009 год Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче и принц Чарльз Донателла Версаче Донателла Версаче Дженнифер Лопес в платье, созданном Донателлой Версаче Донателла Версаче Донателла Версаче
Донателла Версаче в новостях
© 2011-2014, Энциклопедия моды | Карта сайта
наверх